908
26 мая 2020 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Максим Малиновский, Максим Тарналицкий, Влад Борисевич

«Количество положительных тестов на COVID-19 выше, чем в большинстве стран Европы». Как Всемирный банк оценивает ситуацию с коронавирусом в Беларуси

В пятницу Всемирный банк одобрил запрос Беларуси и принял решение выделить нашей стране $90 млн на борьбу с последствиями пандемии коронавируса. На каких условиях выделены эти деньги и как международная организация оценивает ситуацию в нашей стране? Разговариваем об этом с постоянным представителем Всемирного банка в Беларуси Алексом Кремером.


— Как вы оцениваете ситуацию с коронавирусом в Беларуси по сравнению с другими странами?

— Мы видим, что в некоторых странах сдерживанию распространения коронавирусной инфекции COVID-19 может способствовать ряд факторов, включая меры политики в сочетании с социальным дистанцированием и соблюдением мер гигиены. Количество смертных случаев в связи с коронавирусом также зависит от возможностей системы здравоохранения и доли лиц пожилого возраста в общей численности населения, поэтому сопоставление стран не столь однозначно.

Как представляется, пандемию удается сдерживать в тех странах, где правительство действует быстро и своевременно — как правило, обеспечивая надежное тестирование, эпидемиологический надзор и отслеживание контактов в сочетании с политикой социального дистанцирования, а также в результате предоставления четких рекомендаций о том, как люди могут защитить себя.

Сегодня, спустя почти 45 дней после регистрации в стране первых 100 случаев инфицирования, положительный результат выявляется примерно у 1 из 300 белорусов, прошедших тестирование на COVID-19.

Таким образом, количество положительных тестов на COVID-19 в расчете на душу населения выше, чем в большинстве других стран Европы, включая Италию, Великобританию и Францию.

Политика Беларуси сравнивается с политикой Швеции, но насколько схожи осуществляемые меры? В Швеции были закрыты средние школы и музеи, отменены спортивные соревнования, а также запрещены массовые мероприятия с участием более 50 человек. Шведов просят оставаться дома, если им за 70 или они плохо себя чувствуют. В общественных местах людей просят соблюдать социальную дистанцию. В Беларуси отсутствуют даже эти минимальные меры безопасности, и стоит отметить, что к 15 мая Беларусь обогнала Швецию по количеству инфицированных на миллион населения!

Вызывает удивление тот факт, что, хотя в Беларуси в день проводится практически столько же тестов в расчете на душу населения, сколько и в Великобритании, Италии и Швеции, в республике отмечается больше случаев инфицирования. При этом в Беларуси в день регистрируется в 6—12 раз меньше смертей в связи с COVID-19. Это сложно объяснить.

Лично я остаюсь дома и выхожу только для того, чтобы купить продукты и выгулять собаку.

— У вас были основания считать, что Беларусь дает неполную версию статистики? Есть точка зрения, что у Беларуси проблемы с подсчетом летальных исходов по причине COVID-19.

— Трудно найти другую такую страну, как Беларусь, где официальные данные показывают, что ежедневное число новых случаев инфицирования и смертных случаев внезапно выровнялось в конце апреля без официальной, обязательной политики социального дистанцирования, так что это также сложно объяснить.

— Как вы оцениваете меры по борьбе с коронавирусом в Беларуси? Выполнила ли страна те три шага, о которых вы говорили? Достаточные ли мы принимаем меры и что еще нужно сделать?

— Сперва хорошая новость, затем плохая: Министерство здравоохранения эффективно работает в части тестирования и изоляции контактов. На 13 мая в Беларуси проводился 31 тест в расчете на 1000 человек населения, что больше, чем в ЕС-27.

Тем не менее белорусские власти должны срочно довести до сведения населения четкую и убедительную информацию об опасностях коронавирусной инфекции COVID-19, отложить массовые мероприятия, обеспечить переход на удаленный режим работы в тех случаях, когда это возможно, срочно разработать системы дистанционного обучения и ввести ограничения на поездки, за исключением безотлагательных случаев, как рекомендует Всемирная организация здравоохранения.

Чем больше времени потребуется на принятие решительных мер, тем более серьезным будет вероятное воздействие пандемии. Это просто экономика. Важно сфокусировать усилия на сохранении жизней так же, как и на сохранении средств к существованию. Мы все задумываемся о том, во что это обойдется людям.

«Беларусь столкнулась со вспышкой COVID-19, не имея достаточных бюджетных средств»

— Под какие потребности Беларусь получит заем у Всемирного банка?

— Мы только что одобрили масштабный проект, в рамках которого будет выделено $90 млн в целях оказания помощи Республике Беларусь в подготовке системы здравоохранения к росту случаев инфицирования посредством предоставления оборудования для отделений интенсивной терапии, автомобилей скорой помощи и расширения возможностей для проведения тестирования.

Проект также профинансирует проведение важной коммуникационной кампании по информированию населения Беларуси о том, как лучше защитить себя от коронавируса посредством ограничительных мер.

— Какие рекомендации Всемирный банк дает правительствам по оказанию поддержки секторам экономики и субъектам бизнеса? Каким секторам поддержка нужна в первую очередь? 

— Ввиду отсутствия структурных реформ в экономике и «налогового маневра» со стороны России Беларусь столкнулась со вспышкой COVID-19, не имея достаточных бюджетных средств для оказания крупномасштабной финансовой поддержки предприятиям и домашним хозяйствам.

Поэтому сейчас правительство должно сфокусировать усилия на сдерживании распространения вируса и минимизации экономических последствий, в частности с помощью денежных трансфертов для наиболее уязвимых групп, а также за счет мер в бюджетно-финансовом и банковском секторах.

Это поможет компаниям и работникам пережить рецессию в ближайшей перспективе, сохранить стабильность банковского сектора и позволит выиграть время, пока не будет создана вакцина. Мы рады тому, что правительство планирует меры финансовой поддержки домашних хозяйств, оказавшихся в трудной ситуации.

В среднесрочной перспективе необходимы меры политики, способствующие восстановлению жизнеспособного реального сектора и повышению конкурентоспособности и производительности всей экономики. К ним относятся упрощение регуляторной нагрузки для бизнеса, укрепление механизмов финансового посредничества и кредитования наиболее продуктивных компаний, реформирование неэффективных и убыточных государственных предприятий (что, в свою очередь, также поможет ослабить бюджетно-финансовую нагрузку) и в целом смещение акцентов в экономике от государственного управления к рыночным механизмам.

Беларусь обладает значительным внутренним потенциалом, что обусловлено сильным динамично развивающимся сектором информационных технологий, большим количеством высококвалифицированных выпускников, в первую очередь в сфере естественных наук, и близостью к европейским рынкам.

Правильные реформы позволят Беларуси воспользоваться преимуществами ключевых глобальных тенденций, которые должны ускориться после пандемии COVID-19. К их числу относятся рост цифровой экономики и возможностей для активизации деятельности в ближнем зарубежье, поскольку производители стремятся диверсифицировать цепочки поставок и перемещать производство ближе к дому.

— Как, по мнению Всемирного банка, нужно поддерживать людей и решать социальные вопросы? Это «вертолетные выплаты», как в США, льготы, отсрочки или какие-то другие меры?

— Проблема в Беларуси в том, что традиционно расходы на социальную сферу не обеспечивают надлежащий адресный охват малообеспеченных или безработных, несмотря на то что Беларусь расходует много денег на социальную защиту по сравнению с другими странами. Неэффективность системы социальной защиты сразу же становится очевидной в периоды экономического спада, что проявилось во время рецессии 2015—2016 годов, когда возрос уровень бедности.

В рамках обсуждений дорожной карты структурных реформ Всемирный банк рекомендовал создать надежный пакет пособий по безработице за счет расширения государственной адресной социальной помощи и замены субсидирования тарифов на отопление более эффективной субсидией на жилищно-коммунальные услуги. В этой связи мы надеемся получить подробную информацию о втором пакете мер правительства, направленных на оказание поддержки.

«Мы прогнозируем сокращение как минимум на 4%, самое глубокое за последние два десятилетия»

— Есть ли подсчеты, во сколько стране обходится карантин, в процентах ВВП или абсолютных цифрах? Во сколько обойдется преодоление его последствий?

— Сегодня пока неясно, сколько в итоге будет стоить карантин. Тем не менее главный экономист Всемирного банка по региону Европы и Центральной Азии Асли Демиргуч-Кунт подготовила документ, показывающий, что страны, которые на ранней стадии продвигают социальное дистанцирование, меньше всего страдают в экономическом отношении. Когда речь заходит о социальном дистанцировании, она говорит: «Чем раньше, тем лучше».

По оценкам, например, Мобарака и Барнетта-Хоуэлла из Йельского университета, все страны, имеющие стратегии смягчения последствий, выигрывают, и выгоды от введения мер социального дистанцирования в странах с уровнем дохода выше среднего (Беларусь относится к этой группе стран) стоят примерно половину годового ВВП.

В глобальном масштабе пандемия — это масштабный шок спроса и предложения, а также финансовый шок, поскольку инвесторы не склонны рисковать, а разброс рисков увеличивается.

Опубликованный в апреле прогноз МВФ указывает, что пандемия COVID-19 повлечет сокращение ВВП на 8% в странах Европы с формирующейся и развивающейся экономикой. Экономический спад, конечно же, сильнее затронет небольшие страны с открытой экономикой, такие как Беларусь. Кроме того, в обозримом будущем слабый спрос на мировых рынках также повлечет снижение цен на сырьевые товары, в том числе нефть.

— Каков ваш прогноз для Беларуси? Какой шок ожидает нашу экономику? Что должна сделать наша страна для минимизации этих проблем?

— Беларусь, как и другие страны региона, сталкивается с вероятностью глубокой рецессии. Мы прогнозируем сокращение как минимум на 4%, самое глубокое за последние два десятилетия!

Вызывает беспокойство тот факт, что Беларусь вступила в кризис в условиях и без того слабого роста и истощенных бюджетно-финансовых возможностей. Кроме того, глобальная экономическая неопределенность чрезвычайно высока и сопровождается значительной волатильностью на мировых финансовых рынках.

Это означает, что по сравнению с другими странами Беларуси приходится прилагать больше усилий, чтобы сгладить кривую заболеваемости и кривую рецессии, просто потому, что у правительства нет ресурсов для поддержки экономики в случае более глубокого шока.

— Как вы думаете, сколько продлится пандемия и когда мир вернется в нормальное состояние?

— Мы все хотели бы это знать. Многое будет зависеть от скорости разработки и запуска производства вакцины.

13 мая ведущий научный сотрудник ВОЗ Сумья Сваминатан сказала, что вирус может быть взят под контроль только к 2024 или 2025 году.

Беларусь должна быть готова к долговременному кризису в сфере здравоохранения и в экономике, корректируя принимаемые ею меры, поскольку пандемия потенциально может то ускоряться, то замедляться, а затем вновь ускоряться. Такие страны, как Новая Зеландия, Южная Корея и Австрия, демонстрируют, как своевременная и сильная политика социального дистанцирования может сократить продолжительность неизбежной рецессии.

Важно знать:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Максим Малиновский, Максим Тарналицкий, Влад Борисевич