«Слушаешь, как соседи делают ремонт, и думаешь: когда это кончится?» Белорусы рассказывают, как им работается на удаленке из-за коронавируса

772
24 марта 2020 в 8:00
Автор: Татьяна Ошуркевич

«Слушаешь, как соседи делают ремонт, и думаешь: когда это кончится?» Белорусы рассказывают, как им работается на удаленке из-за коронавируса

Это слово звучит из каждого утюга. Кажется, в мире больше ничего не существует. Оно заполняет регионы слухами, забивает родительские чаты фейковыми предупреждениями и бьет все запросы Google одним — «как правильно мыть руки». Хочется верить, что главным словом этого года будет не «коронавирус». Но пока в магазинах разбирают гречку, а компании активно переводят своих сотрудников на удаленку, прогнозы неутешительны. Стоп! Кажется, жизнь требует от нас отставить панику и идти работать. Onliner поговорил с белорусами, которые перешли на дистанционную работу из-за коронавируса и рассказывают, как они трудятся дома.

Юлия: «В первые дни я просыпалась за пару минут до начала рабочего дня»

Юлия работает в диджитал-агентстве. Девушка рассказывает, что предложение перевести сотрудников на удаленку поступило от руководства неделю назад. Сначала всех предупредили о базовой профилактике, а затем решили, что компании лучше на месяц перейти на дистанционную работу.

— Удобнее, конечно, все делать из офиса. Там сама обстановка рабочая: у тебя есть место, сидишь до конца дня, рядом коллектив, вы обсуждаете вопросы вживую. У меня дома, в отличие от других, тоже достаточно серьезная атмосфера: есть стол, стул — работаю там, на диване принципиально не лежу. С собой в изоляцию я забрала 15-литровый офисный аквариум — он тоже напоминает о работе. Тружусь по офисному графику, — рассказывает девушка.

Юлии казалось, что к «дистанционке» она привыкнет быстро. Говорит, на ее работе и раньше, если кто-то чувствовал себя плохо, можно было остаться дома. Но сейчас все оказалось не так просто.

— В первые дни я просыпалась за пару минут до начала рабочего дня, тащила ноутбук в кровать. В итоге начинала одеваться и собираться только к обеду. А так быть не должно. Во многих материалах пишут, что нужно просыпаться примерно в то же время, в которое ты привык вставать в будни, одеваться в рабочую одежду, садиться за стол. Главное — не отвлекаться на телевизор или подкаст. Но ты ничего не сделаешь с бытовыми вещами. Слушаешь, как соседи делают ремонт, и думаешь: когда это все кончится?

В первые дни девушка боролась с прокрастинацией. Тогда рабочим местом становилась кровать, а организм воспринимал все происходящее как мини-отпуск.

— Стало сложнее усидеть на одном месте. Хотелось куда-то выйти, походить, увидеть людей. Прогулка помогает проветрить мозги и эффективнее работать. Проблема в том, что она иногда затягивается.

И Юлия быстро поняла, что пора начинать контролировать свой график. Теперь она только выгуливает собаку.

— А еще мы с коллективом устраиваем минутки бодрости: созваниваемся и говорим на отвлеченные темы. Это тоже мотивирует: ты должна выглядеть нормально и не сидеть в кровати. Ну и звонки с клиентами у меня идут по расписанию — здесь никаких изменений.

В целом Юлия старается придерживаться социальной изоляции и выходит из дома только в магазин и на прогулку. Говорит, что пока не паникует, но по пути к кассе магазина на всякий случай берет гречку.

— Теперь так: не купил пачку — зря ходил, — смеется она. — У меня нет сильной паники, но я думаю, что есть смысл переводить сотрудников на удаленную работу хотя бы на пару недель: болезнь распространяется достаточно быстро. А в общем я надеюсь на лучшее, что все это пройдет.

Иван: «Раньше я зарабатывал 100 тыс. российских рублей, сейчас хорошо бы получить 30 тыс.»

Иван сейчас находится в Гродно. Он говорит, что уже давно должен был уехать в Россию, но из-за закрытия границ продолжил работать в Беларуси.

— Я начальник участка, работаю на стройке в Сургуте. Мы с коллегой хоть и сменяем друг друга, но бо́льшую часть времени на участке вместе. В наших обязанностях — не только руководить людьми, но и разгребать большую стопку бумажной работы. Этим я сейчас и занимаюсь. Теперь я как фрилансер: захотел — сделал, захотел — не сделал. Раньше я работал шесть дней в неделю по десять часов. Здесь я столько времени не провожу. Три часа в день потружусь — и все.

Иван уверен: то, что его график кардинально изменился, не проблема. Другое дело, что эти изменения отразились на зарплате.

— Если раньше я зарабатывал в районе 100 тыс. российских рублей, то сейчас хорошо бы получить 30 тыс. Но есть плюс: я бывал дома только два месяца в году, сейчас я могу побыть с семьей подольше.

Мужчина рассказывает, что его новый домашний график зависит от расписания ребенка: здесь нет вариантов «хочу» делать или «не хочу». Если к половине пятого вечера бумаги еще не проверены, значит, скоро из садика придет кто-то важный и не даст тебе закончить работу.

— Так и получается: отдыхаешь до двух-трех часов дня, а потом садишься и все делаешь максимально быстро, а то сроки горят. Вечером, конечно, тяжело: пытаешься поработать, а слышишь только «Папа, папа!».

Иван из-за коронавируса не паникует: если не входишь в группу риска, значит, дышать можешь спокойно. Поэтому он с удовольствием посещает футбольные и хоккейные матчи.

— Я готовлю себя к тому, что перенесу вирус, как ОРВИ, и все будет нормально. А зачем паниковать? Смотрю, как разбирают гречку и туалетную бумагу, и не считаю это оправданным. Дефицит на продукты может возникнуть как раз из-за таких паникеров. Другое дело с закрытием границ. Понятно, для меня было бы лучше, если бы я мог свободно перемещаться между странами. Но я считаю, что в ВОЗ сидят не дураки: раз такое решение принимают специалисты, нам нужно их слушать.

Юлия: «Я могу подняться за 15 минут до начала работы, сгонять в душ — и уже быть на рабочем месте»

Девушка работает PR-менеджером. Ее компанию, как и многие другие, перевели на удаленку с начала прошлой недели.

— Руководство начало поднимать вопрос: ситуация не слишком стабильная — безопаснее перевести сотрудников на дистанционную работу. Нам ее очень рекомендовали. Но если кому-то что-то мешает сконцентрироваться дома: соседи, маленький ребенок, — можно работать в офисе. Людей там сейчас не много.

Юлия была уверена, что работать дома будет сложно. Говорит, ей свойственно «сесть на диван с компом и отрубиться».

— Но я довольно четко обрисовала себе, как должен выглядеть мой график. У меня по классике рабочий день начинается в 9:00. Я сажусь за ноут, обсуждаю с коллегами задачи, начинаю их выполнять. Обед у меня тоже по расписанию. Я стараюсь не отключаться на ерунду. Вот, например, на минуточку прилечь на диван или поболтать с подружкой — этого делать нельзя. Вообще не занимаюсь тем, что не делала бы в офисе, домашние дела точно откладываю. Очень помогает, что мы все время с коллегами на связи. Созваниваемся по Skype, угораем, что все такие красивые-домашние. При этом мы обсуждаем рабочие дела, а это держит в тонусе.

Юлия, в отличие от других, находит в удаленной работе плюсы.

— Вот смотрите: я добираюсь на работу 40 минут. Обычно мне нужно встать в семь утра, собраться и ехать. Здесь я могу подняться за 15 минут до начала работы, сгонять в душ — и уже быть на рабочем месте. Вечером, если выполнила все задачи, не досиживаю время в офисе, а занимаюсь другим. Минусы тоже есть, главный — это отсутствие живой коммуникации. Ну окей, вы обсуждаете какие-то дела в Skype, но вот оперативных шуточек нет. А я менеджер и должна общаться с сотрудниками. В итоге все мероприятия делаются онлайн и в быстром режиме, чтобы ребята не были лишены каких-то этапов на удаленке.

Девушка считает, что объявлять войну домашней прокрастинации не стоит: 10—15 минут переписки с другом вполне могут помочь расслабиться.

— У меня на столе всегда лежит блокнот с моими правками, я принесла с работы кружку с логотипом — напоминаю себе о делах. Отвлекаюсь, но, когда понимаю, что идет рабочий день, возвращаюсь к задачам. Это же как в офисе: ты идешь к кулеру, встречаешь коллег, болтаешь с ними, но вспоминаешь, что у тебя есть дела.

Юлия из-за ситуации с коронавирусом не паникует и другим не советует. Девушка считает, что скупать продукты в магазинах и садиться в карантин на несколько месяцев — это уже перебор.

— Я же сама встречаюсь с подругой, иногда езжу в офис, но стараюсь предостеречь себя и окружающих. Меры предосторожности я соблюдаю. Есть много видео, которые объясняют, что в мире есть и другие страшные болезни, от них тоже умирают люди. Проблема коронавируса в том, что с ним все происходит очень быстро. Если бы мировые больницы успевали с этим бороться, нам было бы спокойнее.

Евгений: «Сама по себе прокрастинация исчезает, когда знаешь, как делать и что делать»

Евгений работает Android-разработчиком. Говорит, у работы на удаленке есть две проблемы: так сложнее получать консультации более квалифицированных коллег и точно понимать, что от тебя требуют.

— Работать дома намного проще, чем в офисе, когда ты знаешь ответы на два вопроса: как делать и что делать. Мне повезло с бизнес-аналитиками: можно проснуться в три ночи и начать работать, коллеги никогда не откажут в помощи.

Мужчина убеждает нас в этом, но рассказывает о другом: разговоры в офисе очень важны для сплочения коллектива.

— Если нет никакого бытового общения на тему вируса, тут никакие редкие тимбилдинги не помогут. Для меня лучший график — 1—2 дня работы в офисе, 3—4 — дома. У многих проблема — быть дома из-за детей. У меня их нет, обстановка скорее напоминает кабинет, так что я пример того человека, которому дома работать проще.

Евгений говорит: когда в его компании решили перейти на удаленку, график работы не стал другим. Об изменениях можно было бы рассуждать, если бы мужчина работал с 9:00 до 18:00.

— Но IT-компания остается IT-компанией. В обычное время, если что-то не успеваешь сделать, переключаешь себя в режим «у тебя не дни, а сутки, это в три раза больше часов», продолжаешь работать на удаленке после офисного рабочего дня.

Вот и итог: проблем с ничегонеделанием у Евгения нет. Говорит, как раз для него трата времени ассоциируется с опенспейсами.

— Кофе на перерывах, поговорить о машинах, новостях, выхватить чужой разговор, обернуться на грохот — это отнимает внимание. Сама по себе прокрастинация исчезает, когда знаешь, как делать и что делать. Заглушить ее дома намного проще, чем в офисе. Дома можно сменить обстановку, поставить ноги на лежащую собаку, включить джаз с пластинки. В такой атмосфере можно настроиться на работу. Кстати, реальный кейс: я набрал вес как раз при переходе на фултайм в офис. Это там вкусные обеды и кофейни рядом. Дома вкусной еды нет — нет и тяги к холодильнику.

Евгений рассказывает, что сейчас он поддерживает социальные контакты, дважды в день выгуливает собаку, насчет паники из-за коронавируса мнения не имеет. А вот за родителей беспокоится.

— Я не вирусолог и не страдаю болезнью программистов «я все знаю во всех сферах». Правительства многих стран принимают решительные меры, они в большей степени опираются на компетенции, так что с родителями я пока стараюсь не встречаться.

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Татьяна Ошуркевич