Спецпроект

«Стереотип неуязвимого защитника давно отжил свое». Психотерапевт и андролог-уролог о том, почему мужчины боятся врачей

13 881
134
19 марта 2020 в 9:00
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка, Владислав Борисевич
Спецпроект

«Стереотип неуязвимого защитника давно отжил свое». Психотерапевт и андролог-уролог о том, почему мужчины боятся врачей

Сегодня мы зайдем на территорию гендерных стереотипов — в разговоре о том, почему мужчины боятся врачей, без этого никак. С психотерапевтом Сергеем Артюшкевичем обсудим, почему мужчине полагается смеяться, сжав зубы и истекая кровью, как можно «спрятать» тяжелые эмоции в тело, в чем связь между экземой, язвой, гипертонией и нереализованными амбициями и, наконец, что делать с дутым образом «идеального мужика». С заведующей урологическим отделением Ольгой Антоновой поговорим о том, почему показатели спермограмм из года в год снижаются, как сказать доктору о боли в простате или проблемах с эрекцией и часто ли нужно сдавать мазок. Продолжаем развеивать медицинские страхи в совместном цикле с «ЛОДЭ».


Сергей Артюшкевич — врач-психотерапевт, с иронией относится к образу «идеального мужика» и призывает людей быть честными по отношению к себе и своим чувствам.

«Если ты рациональный парень, привык все решать не через чувства, а через логику…»

— Мужчины боятся врачей и откладывают поход к ним до последнего — это стереотип или правда жизни?

— На самом деле так поступают и мужчины, и женщины. Но, если говорить про гендерные стереотипы, у мужчин есть свои причины, чтобы откладывать поход к врачу. Существует традиционное представление о мужчине как о том, кто неуязвим, эмоционально устойчив, стабилен, никогда не страдает или по крайней мере не говорит, что страдает, делает это молча, сжав зубы, никогда не плачет и вот эта вся фигня.

Подобный стереотип, может быть, когда-то имел право на существование. Надо понимать: беда не в том, что гендерные стереотипы существуют, а в том, актуальны они сегодня или нет. Образ мужчины-защитника, неуязвимого столпа общества давно отжил свое. Такой потребности, такого запроса уже нет. Но это сохранилось в традиционном воспитании мальчиков. Мужчины более старшего поколения, наши родители подвержены мнению, что мальчик не должен плакать, не должен быть эмоциональным, не должен показывать, что ему больно. Вместо этого полагается смеяться, сжав зубы, истекая кровью. Молчать и быть устойчивым. Хотя сегодня это в значительной степени отживает, и те, кто родился в 2000-х и позже, меньше страдают от подобных стереотипов.

Еще раз. Я не вижу в гендерных стереотипах беды. Не принадлежу к тем людям, которые воюют с ними. Нет. Гендер важен и нужен, это вполне поддерживающая вещь. В моем представлении сегодняшний гендерный стереотип мужчины — это образ того, кто может добровольно брать на себя ответственность за свои поступки и действия, а иногда и за поступки и действия другого человека. Ключевой момент здесь — добровольно: «Я готов отвечать за последствия своих действий».

— Но подождите, а разве у женщин не точно так же? Разве женщину можно назвать взрослой, если она не берет ответственность за свои поступки? Ей тоже без этого никак.

— Ответственность — это вообще категория взрослого человека.

— Именно.

— Но, может быть, в том, что касается мужчин, более актуальна добровольность этого действия. У мужчины есть право выбора. Например, он может сказать женщине: «Да, я взвалю на себя тяготы отцовства, заботу и уход за тобой и ребенком». Или: «Могу этого не делать». Брать на себя ответственность за свои поступки, за то, что ты делаешь, на что решаешься, в чем проявляешь инициативу, — вполне мужской подход, как по мне.

Возвращаясь к вашему первому вопросу. Если человек склонен подавлять импульсы своего тела, игнорировать его сигналы… Например, боль в теле явно говорит: «Парень, у тебя не все в порядке, что-то начинается, пора бы обратить на это внимание», — а ты в ответ: «Мне надо работать! Работа, работа, работа, работа…» Или: «Я же мужик! Раскисать нельзя! Все это фигня!» Вот тогда через некоторое время компенсация начинает заканчиваться. Если ты долго умудряешься игнорировать свои страдания, рано или поздно это оборачивается серьезной болезнью.

— Какие медицинские манипуляции пугают мужчин больше всего?

— Честно говоря, не знаю. Я не встречал в своей практике такого, что есть какие-то врачи, которых особенно боятся мужчины.

— Однако мужские форумы завалены вопросами в духе «Осмотр простаты — насколько это больно?».

— Но точно так же наверняка и женщины могут говорить про гинекологические осмотры. Любая инвазивная процедура вызывает тревогу. Глотать зонд кто не боится? Все, что связано с болью, вызывает вопросы и страхи. Осмотр простаты вызывает у мужчин больше вопросов — это естественно, ведь у женщин нет простаты, чего вам бояться (смеется. — Прим. Onliner)?

— Может ли быть такое, что страхи тянутся ниточками из детства, из советского прошлого и той медицины, где даже зубы лечили без анестезии?

— Я не думаю, что эта тема специфично мужская. Когда-то уровень анестезии, ее необходимость, понимание бережного обращения с пациентом были гораздо слабее. Этого было меньше в культуре. А сейчас, если с тобой поговорят, объяснят, что предстоит, обойдутся по-человечески — тогда, конечно, и страхов меньше.

— Но дело ведь не в «злобных врачах», правда? Изменилось само общество?

— Дело в уровне оказания медицинской помощи. Когда ты работаешь в системе, где есть возможность уделить пять минут разговору с пациентом, а еще между визитами выдохнуть, сделать запись и так далее, это одно. А когда у тебя поток пациентов и перегрузка, то уделять внимание эмоциональному компоненту лечения практически невозможно. Все, что остается, — механически выполнять свои функции. Как на конвейере: «Проходите, следующий!» Культура медицинского сервиса в нашей стране начала расти только в последние десятилетия. А когда этого не было, приходилось, сжав зубы, идти на эти процедуры.

— Одна полярность — «Я буду истекать кровью, но к врачу не пойду, я мужик!». Но ведь есть и другая — «Кольнуло в боку — все, у меня ракоСПИД, я умираю!». В чем разница между здоровой настороженностью и ипохондрией?

— Термин «ипохондрия» означает болезненную озадаченность состоянием своего здоровья. В жизни это проявляется так: у человека постоянно возникают страхи о своем самочувствии. Очень важно понимать, что ипохондрическое расстройство — это заболевание. Не «придурь» и не «плохой характер». Это значит, что у человека есть проблема, и ее нужно решать. Проводить грань между здоровой озадаченностью и ипохондрией сложно, потому что в каждом случае она индивидуальна. Ходить на профилактические осмотры, скажем, раз в год или раз в пять лет, если врач рекомендует, — это нормально. Ну а если человек бежит к докторам каждый месяц и забота о болезнях занимает значительную часть жизни… Явный критерий — это если болезни каждый раз разные. Сегодня ты подозреваешь у себя рак, завтра — аденому, послезавтра — язву желудка, потом — что-нибудь венерическое, затем — иммунное… Скорее всего, в таком случае мы имеем дело с ипохондрическим расстройством. Поиск симптомов в теле — свидетельство того, что эмоционально человек что-то подавляет, не проживает какие-то чувства. Причем ипохондрия не привязана к полу. Она встречается в равной степени как у мужчин, так и у женщин.

Тело — это последний угол, куда можно загнать свои эмоции. В каких случаях возникает ипохондрия? Если ты не умеешь нормально обходиться со своими чувствами, привык что-то в себе подавлять или отрицать, не давать волю на проявление «негативных» эмоций. Если ты рациональный парень, привык все решать не через чувства, а через логику. В жизни у тебя все под контролем — ситуации, люди. Все схвачено. И вдруг жизнь намекает: «Не-а, парень, это иллюзия, что у тебя все под контролем». Проживать неопределенность такой человек не умеет. Во всех этих случаях единственный способ — это загнать проблему в угол. То есть в свое тело. Выработать симптом. В крайних случаях тревога не просто превращается в навязчивые мысли, а приводит к заболеванию — те же самые психосоматические болезни.

— Что вы думаете о психосоматике? Связь между психикой и телом действительно настолько прямая: упало зрение — значит, человек отказывается видеть правду, заболели колени — нет опоры и устойчивости, болезни по «мужской части» — проблемы с мужской идентичностью?

— Нет, это уже устаревшая точка зрения. Много мистификации вокруг этой темы. На самом деле такой прямой связи между эмоцией и органом, который болеет, нет. Ну не видел я такого в своей практике!

Мы очень мало знаем о том, почему эмоция выбирает в теле ту или иную локацию. Есть ряд заболеваний, которые несут явную психосоматическую природу: язвенная болезнь, гипертония, экзема, дерматит, астма, гипертиреоз, артрит — так называемая «чикагская семерка». Но заниматься прямой символизацией, например говорить, что у всех пациентов с язвой желудка проблемы с выражением гнева, — это ошибка.

Если начинать раскручивать, почему у человека болит желудок, можно понять, что он злится или находится в напряжении, в постоянном стрессе или в страхе. Вариантов может быть много. От одной и той же боли можно выйти в очень разные стороны. Искать прямую связь — это большая мистификация и ошибка старых подходов. Да, телесно ориентированная терапия начиналась с того, что проводилась прямая связь между мышечными зажимами в некоторых частях тела и определенными эмоциями. Но с тех пор прошло, слава богу, больше 50 лет. Практика показала, что опираться на такую прямую зависимость в попытке понять свою проблему нельзя.

Человек может десятилетиями ходить к гастроэнтерологу, ему будут ставить всевозможные диагнозы… А на самом деле окажется, что диарея или боль в желудке — это такой своеобразный способ проживать, например, панические атаки. Когда симптом уже загнан в тело, действительно может начать повышаться давление или появится эрозия в желудке, или проявления на коже, или аутоиммунные дела, или тот же синдром раздраженного кишечника, или неспецифический язвенный колит. Множество болезней имеют психосоматическую природу. Важно уточнить, что эти состояния имеют и физиологическую составляющую. Но эмоциональный компонент здорово влияет на то, что они обостряются и не проходят. Достать заболевания из тела потом — большой-большой труд.

Интересно, что люди, которые приходят в психотерапию с жалобой на психосоматику, потом начинают решать проблемы совершенно другого рода. Например, проблему самореализации. Поиск своего дела, своего места в жизни. Или проблему агрессии. Как быть агрессивным. Это ведь значит не быть травмирующим, а решаться делать то, что ты хочешь, заявлять о себе, претендовать на что-то, отстаивать свою точку зрения, идти в спор, в диалог, по сути, идти в конфликт. Говорить: «Я здесь есть, я этого хочу, я претендую на место под солнцем». Это называется творческой агрессией. Очень часто бесконечный поиск болезней и решение проблем в своем теле разворачиваются в то, как человеку размещать амбиции в окружающем мире, как делать для себя хорошо, удобно, интересно. Как чего-то добиваться, в конце концов. Очень часто люди переходят к вопросам доверия, отношений с другими людьми: могу ли я доверять другому человеку, показывать ему чувства, возражения, протестовать, говорить «Мне не нравится, когда со мной так поступают. Извините. Я не хочу засиживаться на работе до девяти вечера, если рабочий день закончился в шесть»? Иногда переходят к разговору о предъявлении собственной уязвимости. Показать, что ты не железный / не железная. Просто показать кому-то.

— Что вы посоветуете мужчинам, которым страшно пойти к врачу, страшно не соответствовать образу «идеального мужика»?

— Посмотреть, где они в своей жизни и вправду мужики. Где берут на себя ответственность, ставят сложные задачи, что действительно могут. В чем этот образ не дутый, не фантазируемый, не фальшивый, а настоящий. Ты можешь делать сложную работу, отваживаешься на то, чтобы руководить людьми, принимаешь на себя ответственность за команду, обеспечиваешь финансовую стабильность своей семье, поддерживаешь родителей. В конце концов, ты крепкий парень, можешь поднять 100 килограммов от груди (улыбается. — Прим. Onliner).

А вот эти мысли и образы, каким мужиком надо быть, — ну такое… Люди в принципе любят учить других, кем надо быть. Я не стану. Я бы все-таки искал опоры в ответственности.


Ольга Антонова — уролог-андролог высшей категории, заведующая урологическим отделением медицинского центра «ЛОДЭ». Редкий случай в медицине — женщина, которая занимается мужским здоровьем.

«К сожалению, каждый год снижается мужской репродуктивный потенциал»

— В одном из своих интервью вы сказали, что в 90% случаев мужчины избегают визита к урологу. Почему? Существуют какие-то ассоциации с «советской карательной медициной», как, например, в случае со стоматологией?

— В случае со стоматологией это отсутствие оборудования и должного обезболивания. Урология же всегда оставалась наукой в защиту и поддержку репродуктивного здоровья нации. Поэтому я не могу сказать, что ранее было как-то иначе, а сейчас так. Да, повысилась техническая оснащенность нашей специальности: новые тесты, способы диагностики. Наука не стоит на месте.

На мой взгляд, мужчины не то чтобы избегают урологов… Просто здесь действует закон мужского «я»: я справлюсь, я могу, у меня все в порядке. Есть некий психологический барьер, особенно у молодых пациентов: «Если я обратился за помощью, значит, я в чем-то несостоятельный».

— Им лучше терпеть боль, чем пойти к врачу?

— Да, есть такое. «Я мужчина, я все решу сам, я могу» — эта установка очень довлеет.

— Иногда создается ощущение, что о женском здоровье говорят больше, чем о мужском. Вы с этим согласны?

— Да. Даже технически специалистов-гинекологов в четыре раза больше, чем урологов. Это первое. Второе — в СМИ чаще берут интервью у гинекологов. Есть институты акушерства, научно-практические центры для матерей и детей, но ведь нет, например, института «Отец и дитя». В репродуктивных центрах будет, скажем, 14 кабинетов гинекологов-репродуктологов и 1 кабинет андролога. Это о чем-то говорит.

Ранее считалось, что в женщине заключено 80—90% всех проблем в зачатии, вынашивании и рождении ребенка, мол, она за все в ответе и во всем виновата. Сейчас пропорция поменялась: 50% причин в бесплодном браке приходится на мужчин и 50% на женщин. Но это тенденция последних десятилетий, буквально последних 10—20 лет.

Третье. Если гинекология и акушерство развивались с древних веков, так как родовспоможение было жизненно необходимо, то мужчинам в историческом аспекте уделялось меньше внимания. Ранее, с учетом питания и экологии, мужчины были более здоровыми: лучше качество спермы, выше концентрация сперматозоидов. С нарастанием урбанизации, появлением пищевых добавок, консервантов, увеличением стресса у мужчин снижается качество семенного материала. Потому урологов-андрологов становится все больше. Это дань времени.

К сожалению, каждый год нормы концентрации сперматозоидов снижаются и сама спермограмма ухудшается. Не знаю, к чему мы придем… Мужская репродуктивная система очень податлива стрессам и факторам внешней среды. Снижается репродуктивный потенциал, и мы ничего с этим глобально сделать не можем!

— Почему простату называют «вторым сердцем» мужчины? Почему она так важна?

— Простата — это орган, который отвечает за многие-многие функции. В ней вырабатываются простагландины, а также секрет, в котором движутся сперматозоиды. Здесь мы приходим к вопросу семейной жизни, счастья и благополучия. Ведь от уровня удовлетворенности половой жизнью зависит качество жизни в целом. Если в простате непорядок — воспалительный процесс или хронический болевой синдром, постоянные боли, — это способствует развитию депрессии, пониженного настроения и общего тонуса. Снижается половая функция: укорачивается половой акт, уменьшается желание, иногда снижается эрекция. Мужчина не может чувствовать себя полноценным. Так что называть простату «сердцем» абсолютно справедливо. Как без сердца, которое качает кровь, невозможна жизнь, так и без простаты, которая отвечает за настроение, потенцию и ощущение себя мужчиной, невозможно счастье.

— Осмотр простаты — это больно?

— Смотря кто его проводит. С тактом, предварительными объяснениями эта манипуляция выполняется абсолютно безболезненно, без чувства стыда. Но вопрос в том, что ректальный осмотр уже давно стоит не на первом месте для точной диагностики патологии простаты.

— «Пальцевое ректальное исследование» — так это официально называется?

— Да. Это то, чем пользовались доктора еще в XVIII—XIX веке, когда отсутствовали УЗИ и МРТ. Не было других способов. Сейчас существуют экспертного уровня УЗ-аппараты, которые дают возможность не пальцем, а с помощью ультразвука с точностью до микронов определить, что происходит в простате. МРТ с контрастированием, онкомаркер на рак простаты (ПСА)… Роль отдельного ректального осмотра снижается. Я не хочу сказать, что его полностью отменят, но и зацикливаться на одном этом методе обследования не стоит. Тем из мужчин, для кого ректальный осмотр — это психологическое препятствие, я бы посоветовала не отказываться от визита к урологу, потому что есть другие способы: абдоминальное УЗИ простаты, посев спермы на бактерии и так далее — они не требуют вмешательств грубых, болезненных, психологически неприятных. Пришло время новых технологий.

— Сколько раз в жизни мужчина должен проходить «пальцевое ректальное исследование»? А сдавать мазок? Мужские форумы завалены вопросами о том, насколько это больно.

— Мазок испокон веков был методикой, точно определяющей, что происходит в клетках, выстилающих уретру: какие там живут бактерии, сколько лейкоцитов… Но сейчас западный мир от этого отходит. Мазки берут не у всех, достаточно редко. Можно сдать мочу, сперму и другие биологические жидкости.

Что касается болезненности мазка, все зависит от специалиста, который его берет. Главное — найти грань между рекомендованными условиями, чтобы мазок получился достоверным, и бережностью, аккуратностью, деликатностью. Бывают моменты, когда мазок необходим, и с этим ничего не поделать. Например, для санкнижки или получения вида на жительство — для этих документов мазок рекомендован в обязательном порядке. Социально опасная болезнь гонорея исключается также с помощью мазка на микрофлору… В любом случае к каждому пациенту нужно подходить индивидуально. Можно посадить человека, уложить, отвлечь, заговорить, предупредить, подготовить — и все проходит щадяще, безболезненно. Многое зависит от того, какой инструмент используют для забора материала. Существуют разные методики.

Частоту сдачи мазка каждый мужчина определяет для себя сам. Если у него много половых партнеров, нужно делать раз в год или даже чаще. Пальцевое ректальное исследование — необязательно. Оно не нужно всем подряд. Вот онкомаркер ПСА после 45 лет раз в год нужно сдавать обязательно. Урология сейчас превращается в цивилизованную, деликатную и востребованную специальность.

— Правда ли, что болезни простаты — это удел тех, кому за 40, а вот проблемы с яичками, например, касаются молодых мужчин?

— Неправда. Простатит — воспаление простаты — может быть в любом возрасте, даже в 18 лет. Из-за переохлаждения или нерегулярного секса, частой смены партнеров. Во всем должна быть умеренность.

По поводу заболеваний яичек. Да, в детстве, например, мы сталкиваемся с травмами, с перекрутом или гидатидой яичка — так называемой «острой мошонкой». Следующая патология — онкослучаи. Бывает врожденный зачаток опухоли, который начинает себя проявлять до 25 лет: яичко становится большим, плотным. Онкопатология яичка — это как раз-таки удел молодых, хотя бывают исключения — и в 35 лет, например. Но воспалительный процесс в яичках может быть абсолютно в любом возрасте, как и воспаление в простате.

Возрастные изменения простаты после 45 лет — это уже аденома простаты: доброкачественная опухоль, увеличение и размножение клеток, связанное с гормональной перестройкой. Чисто возрастная проблема, да. Здесь молодых пациентов не бывает.

Так что надо разграничивать патологию. Воспаления бывают у всех возрастных групп, а доброкачественная гиперплазия, опухоль, связанная с гормональной перестройкой, — у мужчин после 45 лет.

— С какими заболеваниями вы сейчас сталкиваетесь чаще всего в своей практике?

— Вопросы мужского бесплодия — андрология. Воспалительные процессы — простатиты у мужчин, у женщин — циститы. И на третьем месте — камни в почках.

— Как обсуждать с пациентом жалобы на слабую или преждевременную эрекцию, боль при эякуляции или отсутствие оргазма, ведь в этих темах много стыда?

— Если у человека реальная проблема, он ни на что не смотрит. Стеснительность отпадает. Возвращаемся к качеству жизни и осознанию себя мужчиной. Если человек видит, что сам не справляется и семья рушится, то, естественно, он обойдет не только андролога-уролога, но и сексолога, и в стационаре побывает, и в поликлинике — везде! Без всяких стеснений. Все-таки врач в этом смысле — существо бесполое. Мы помогаем решить проблему, но никак не хотим осудить или обидеть пациента. Абсолютно нет. Подобное недопустимо.

— Что именно приводит к проблемам с простатой? Нерегулярная половая жизнь? Проблемы с кишечником?

— Избыток или недостаток половой жизни, нерегулярность ее — это раз.

Холод — это два. Переохлаждения, злоупотребления закаливанием, ныряние после бани, сауны в холодный бассейн, купель, озеро. Если иммунитет даст сбой, то простатит разовьется в первую очередь. А потом уже — ангина и так далее. Я призываю аккуратно относиться к закаливанию, не провоцировать и не испытывать свой организм. Простатит лечится иногда 21, 28 дней. 28 дней антибиотиков, представьте! Это точно не повышает иммунитет.

Проблемы с кишечником тоже косвенно влияют, да. Постоянное вздутие, синдром раздраженного кишечника, диарея, дисбактериоз, нарушение равновесия флоры в кишечнике могут вести к развитию простатита и инфекций мочевых путей.

Еще в этом списке — частая смена половых партнеров. Ведь там играют роль не только венерические заболевания и патогены, которые проникают в простату во время секса. Еще у каждого человека есть понятие собственной флоры. Если у мужчины раз в два месяца новая партнерша, то его флора просто не успевает адаптироваться. Ведь привыкание флоры — это длительный процесс, до полугода. После полового акта нужно разумно отнестись к профилактике воспаления, тщательно соблюдать гигиену. После секса сходить в туалет, помочиться, помыться мылом с антисептиками. У женщин тоже бывает низкий иммунитет и, как следствие, рецидивирующие циститы после секса. Таким пациенткам нужно принимать таблетку уроантисептика сразу после каждого полового акта. Разумеется, эти рекомендации не касаются супружеских пар, которые много лет живут вместе и хранят верность. Их флора уже адаптировалась друг к другу.

Напоследок мой совет мужчинам — больше двигаться. Ходить, улучшать кровоток, если у вас офисная сидячая работа. В питании нужен цинк для нормального функционирования «второго сердца» — простаты. Цинк содержится как в синтетических поливитаминах, так и в морепродуктах, белых семечках (тыква, кабачок), орехах (кокос, грецкий орех, фундук). Эти продукты обязательно должны входить в рацион современного мужчины. Так что любите себя и занимайтесь здоровьем. И помните, что урологи — это лучшие друзья мужчин (смеется. — Прим. Onliner).

Спецпроект подготовлен при поддержке ООО «ЛОДЭ», УНП 100262226.

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка, Владислав Борисевич