«Лучше бы нас дома оставили». Белорусы сами сдались в карантин и теперь ищут логику

 
1106
10 марта 2020 в 20:47
Автор: Андрей Рудь

Айтишник Юрий попал в карантин 5 марта. Причем сдался сам. Через две недели после заграничной командировки поднялась температура. Мог, как обычно, день поработать из дома и забыть про болезнь. Но нет, взыграла сознательность. Позвонил в скорую и скоро сидел в минской «шестерке» — в палате с четырьмя такими же везучими парнями. Теперь недоумевает: зачем? Ищет логику. И рассказывает про тамошний режим, профилактические таблетки и утки — на этот раз с картинками.

У кого-то уже «дембель»

Сначала напомним, что там у предыдущих наших героев.

Мы как-то рассказывали про карантин, в который угодили однокурсники «нулевого пациента» Парсы. Студенты БНТУ жили веселой с виду компанией в боровлянском госпитале инвалидов ВОВ. По крайней мере, рассказывали, что живется им в карантине «реально круто». Правда, что удивительно, наотрез отказались показать палаты и больничную еду. Наверное, была причина.

Вчера парней выпустили. Со времени их госпитализации (28 февраля) прошло 10 суток. Ни у кого ничего подозрительного не нашлось.

На этот раз в сторис «дембель» Егор выглядит не так бодро. Устало описывает происходящее уже не словом «круто», а другим нецензурным термином. Сообщает, насколько сильно… измотан. Такие эмоции, наверное, испытал бы любой из нас.

Сам первый пациент Парса, к слову, теперь популярный (и здоровый) человек, обзавелся кучей новых подписчиков, проводит веселые викторины в Instagram.

Юрий: решил быть сознательным

Айтишник Юрий находится в этот момент в 6-й городской клинической больнице Минска.

Рассказывает, как тут очутился:

— Я и четверо коллег были в командировке в Бразилии, возвращались 25 февраля через Франкфурт-на-Майне. У других все нормально, а у меня недели через полторы заболела голова, поднялась температура до 38. То есть ничего необычного, поболело бы и прошло. Но я же решил быть сознательным — позвонил в скорую…

С тех пор минчанин (который давно чувствует себя здоровым) ждет результаты анализов, получает таблетки (которые не ест, а собирает в кучку) и переживает, что зачем-то оказался в замкнутом помещении с другими такими же «подозреваемыми».

В палате с заклеенной вентиляцией находятся еще четверо пышущих здоровьем парней. Кто-то съездил на горнолыжный курорт, кто-то обратился к медикам с температурой, кто-то учится в БНТУ и, наверное, «контактер» какого-то пятого-десятого уровня…

Как обычно, самое плохое — неизвестность. По словам Юрия, каждый день ему и соседям обещают, что результаты анализов будут завтра.

— У нас при поступлении брали мазок из слизистой носа, — говорит пациент. — За это время там уже, наверное, новые формы жизни завелись.

Пациентки инфекционки: «Некоторые еще с 29-го ждут результаты анализов на коронавирус, на работе все нервничают»

Овсянка и другие блюда

Мы попросили показать, как нынче кормят в больнице.

Это ужин: йогурт «Крепышок», манная каша, в ней тонет запеканка. В стакане — какао.

Завтрак выглядит так: овсянка (сэр), батон, масло, чай.

На обед в последний раз давали суп с мясом, гуляш, картошку и кисель — как в пионерском лагере.

А такой паек выдали по прибытии.

«На горшки будете ходить»

На видео, которое прислал Юрий (опишем его на пальцах), карантинные будни: строгая нянечка в защитной одежде трет шваброй пол палаты и рассказывает, что теперь здешним постояльцам полагаются утки — а в коридор и общий туалет больше нельзя.

— Горшки поставим вам — будете ходить… — под маской не видно, улыбается или нет.

Пациенты нервно смеются, пытаясь понять — это сарказм или она серьезно.

Вообще же, по словам Юрия, внутри отделения люди практически не изолированы. Туалет общий, душ (если откроют) — тоже.

Егор: «Так и должно быть?»

Минчанин Егор — еще один «подозреваемый». Про Юрия не в курсе, вышел на связь с нами сам. Тоже находится в «шестерке». У него похожая история и похожие сомнения.

— С женой вернулся из поездки, были в Польше и Германии, — рассказывает Егор. — Через пару дней после возвращения у меня появились симптомы ОРВИ. Решили перестраховаться и обратились на горячую линию минской инфекционной больницы. Услышали только автоответчик, который советовал звонить в скорую. Скорая отвезла нас в больницу.

Относительно того, что происходило дальше, у парня есть сомнения: так должно быть?

— Пять человек заперли в маленькой комнате, даже места для сидения не на всех были. Пробыли там час, ожидая результаты анализов и не зная, кто из присутствующих чем заражен. Не дождались. Нам сказали, что результаты будут только через три-четыре дня и это время нам надо провести в больнице.

Сейчас Егор определен в палату с тремя такими же, как он, — позвонившими в скорую.

Описывает условия изоляции:

— Туалет общий на этаж, душ тоже. Возникает вопрос: а не безопаснее ли дома сидеть? Люди приехали сознательно, для безопасности окружающих, провериться. Их в ответ запирают в потенциально более опасной среде, где риск заразить и заразиться гораздо выше, чем на домашнем карантине.

А как надо?

Ясно, что нашим собеседникам происходящее не нравится. Никому бы не понравилось оказаться взаперти.

А как должно быть? Умом-то мы понимаем, что сейчас важно изолировать возможных носителей — пусть и рискуя их личной безопасностью ради большинства. Обеспечить каждому «подозреваемому» отдельный бокс мы все равно не сможем. Никто не сможет.

— Целесообразнее было бы закрыть на домашнем карантине, — уверен Юрий, который отказывается понимать, по какому праву его вообще держат взаперти без диагноза. — Все это время я кормил завтраками работодателей, клиентов, партнеров. Если потеряю контракт, скорее всего, меня уволят, несмотря ни на какие карантины.

Конечно, у тактики домашнего карантина хватает слабых мест. И главное — невозможность нормального контроля. К тому же медики не раз заверяли, что знают, что делают. Ну, по крайней мере, теперь мы можем видеть картинку и с обратной стороны.


Днем мы обратились в Минздрав с просьбой прокомментировать происходящее. Если комментарий будет получен, мы его опубликуем.

Тем временем наши собеседники докладывают, что в больнице прямо на их глазах все меняется.

— Приходила делегация из нескольких человек, кажется, руководство, — рассказал Егор. — Из каждой палаты забрали по два человека, сделали все палаты парными.

В результате такой «зачистки» пейзаж серьезно изменился. Вот как выглядела палата утром и после обеда:

Дальше — больше. После обеда выписали Юрия, а вечером и Егора с женой отпустили домой. Им наконец сообщили, что анализы отрицательные.

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей в одном месте

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Андрей Рудь