Спецпроект

«Миллионы родителей считали, что это правильно — держать ребенка в стоматологическом кресле силой, за руки и ноги». Почему мы боимся зубных врачей

31 606
577
27 февраля 2020 в 9:00
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка и из открытых источников
Спецпроект

«Миллионы родителей считали, что это правильно — держать ребенка в стоматологическом кресле силой, за руки и ноги». Почему мы боимся зубных врачей

Тема страха перед стоматологами — бесконечна. Уж сколько на этот счет придумано шуток и смешных эпизодов в кино — коллективное бессознательное постаралось. Но если отбросить иронический тон, то перед нами действительно серьезная проблема. Есть пациенты, которые теряют сознание при виде стоматологического кресла — это реальные случаи. Почему так происходит? Откуда корни наших страхов? Отчего звук бормашины вызывает дрожь у взрослых людей? И как предыдущее поколение белорусов могло думать, что насильственное лечение детей в кресле стоматолога с раскрыванием рта щипцами — это норма? Ответы на эти вопросы мы ищем вместе с минчанкой Мариной и детским стоматологом Еленой Калядой.

Сегодняшней публикацией Onliner начинает большой совместный цикл с «ЛОДЭ», посвященный нашим страхам в отношении медицины. Почему мы боимся врачей? Как изменились отношения пациента и доктора за последние годы? Какие стереотипы о «жутких врачевателях» пора выкинуть на свалку истории? Какие мифы следует разобрать по полочкам и признать недействительными? Нас ждут интересные разговоры с практикующими врачами, пациентами и психологами. Следите за публикациями.

«Меня держали в стоматологическом кресле несколько взрослых, включая отца»

Марине 43 года, сегодня это успешная женщина, жена и мама двух детей. Но перенесенное в детстве стоматологическое насилие стало причиной для фобии, от которой, увы, невозможно избавиться.

— Моя история — классика жанра. Был такой эпизод, который я почти не помню, еще в возрасте нетвердой памяти — года в 4. Меня держали в стоматологическом кресле несколько взрослых, включая отца. Рот мне раскрывали щипцами. Это воспоминание, конечно, мутное, нечеткое, ужасное. Насколько я могу судить, для меня — четырехлетней девочки — этот опыт был сравним с самой мучительной пыткой, с попыткой убить меня. Жуткое воспоминание. Жуткое. Ощущение, что людей в кабинете было много. Четыре человека держали мне руки и ноги. И главное, в этом участвовал мой отец! Пожалуй, это мое первое воспоминание о зубных врачах. Ощущение тотального бессилия в кресле.

Вторая часть Марлезонского балета — бесплатные стоматологические кабинеты в школе. Ох, до сих пор помню тот специфический запах, как воняло на первом этаже! И ощущение струек холодного пота по спине, когда знаешь, что каждого вызывают по списку и вот сейчас ты пойдешь следующий… И сколько пройдет времени, пока тебя вызовут с урока?.. Одно из самых жутких ощущений — ожидание визита туда как пытки. Там сплеталось все: запах, яркий свет, недоброжелательность врачей, которые говорили: «Какие запущенные зубы! Ужас!» Я хорошо помню лечение передних зубов без какого-либо наркоза с жуткими болями и этот момент, когда не знаешь, в какую именно секунду тебя пронзит нечеловеческая боль. Потому что в передних зубах как-то по-особенному устроены нервы, их лечение наиболее болезненное, даже если это не пломбировка каналов. И как бы красочно вы сейчас ни описали мои воспоминания в этом интервью, слова не отражают всего ужаса, перенесенного мной в детстве.

И вот итог: я тот самый пациент с развитой фобией. Теперь я все знаю, все понимаю, лечилась у лучших врачей с лучшими наркозами… И все равно я не иду к стоматологу, когда это необходимо. Даже если вижу, что зуб может вывалиться, ничего не могу с собой поделать.

Правда, был у меня один промежуток в жизни, когда я за себя взялась, навела полный порядок во рту. И это был очень показательный момент наблюдения за собственным сопротивлением. Я постоянно опаздывала к стоматологу на очень большое количество времени: на полчаса, сорок минут, час! Как так получалось, я не знаю. Вроде бы все есть для того, чтобы прийти вовремя. Но нет! Спасибо врачу, она поняла, как вести себя со мной: специально записывала меня на одно время, а ждала на час позже. Причем это была максимально доброжелательный доктор, понимающая, с бережным отношением… Но это уже ничего не меняет.

И так с любым человеком, у которого есть фобия. Например, вы естественно шарахаетесь при виде змей. Или не садитесь в самолет, потому что боитесь высоты. Так и я: шарахаюсь при виде зубного врача. И ничего не помогает из тех вещей, которые обычно работают: ни доброжелательность стоматолога, ни его профессионализм. Они говорят: «Когда вам последний раз было больно?» «Да, последний раз мне было больно в детстве», — отвечаю я. Но в сегодняшнем дне это ничего не решает.

Со своими детьми я, конечно, поступила очень радикально. Я не дала ни одного процента, ни одного шанса, чтобы они испугались стоматолога. Я изначально лечу их в очень хорошей клинике под общим наркозом. Сразу передаю привет всем троллям в комментариях: пусть хоть разорвутся в своих мнениях по поводу вреда наркоза для маленького ребенка. Я считаю, что современный наркоз, который и не наркоз, собственно, а поминутное, четко управляемое погружение в сон, — это меньший вред, нежели риск напугать ребенка стоматологом.

И как удивительно! В стоматологических кабинетах теперь не воняет, как раньше. Звуки, похожие на звук бормашины, до сих пор меня, как человека с посттравматическим стрессовым расстройством, приводят в очень тяжелое физическое состояние. Меня сразу кидает в пот, тело замирает… Любые якоря, связанные с пережитым опытом, воспринимаются мной как крайне опасные. Бессознательная реакция «замри» наступает против моей воли.

— Как вы думаете, почему родители так поступили с вами — фактически «изнасиловали» ребенка?

— Миллионы родителей в то время считали, что это и есть единственно возможный, правильный вариант. А сколько рассказов о том, как вырывали гланды без наркоза! Меня в этом смысле еще, можно сказать, бог миловал. Потому что гланды — куда страшнее. В кресле у стоматолога есть хотя бы возможность перевести дух.

Я думаю, что родители были зашорены коллективным мнением о том, как следует вести себя с ребенком. Зубы должны быть в порядке? Должны. Значит, мы, как исполнительные, желающие добра своему ребенку родители, ведем его к стоматологу. А стоматолог, в свою очередь, как авторитетный человек, говорит: «Это нормально. Держите свою дочку. Сейчас мы ей зубки полечим, и пойдет она отсюда здоровенькой». Вот только здоровеньким никто не пойдет. Увы, понимания, что такое коллективная психологическая травма, в сознании у родителей не было и близко. Все думали: «Ну что тут такого? Конфетку купим или мороженое после стоматолога — ребенок забудет».

— Сейчас вы вздрагиваете, когда ведете собственных детей к стоматологу?

— Я не вожу. Это делает муж. Я по-прежнему не могу зайти в кабинет стоматолога. И если можно как-то это обойти, я обхожу. Хотя, как я уже сказала, очень многое изменилось: нет прежнего запаха, нет никакого намека… Но я все равно не могу этими реакциями управлять: мне физически дискомфортно от одного осознания, что это стоматология, хотя совсем и не похожа на нее.

Все, что можно сделать, чтобы держаться подальше от этого вопроса в своей жизни, я делаю. В том числе и не хожу к стоматологу, пока совсем край не наступит.

— Если подытожить: почему люди так часто боятся именно стоматологов?

— Пугает любая болезненность. Например, те, кто страданул в детстве достаточно болезненным выбиванием пробок из ушей, точно так же боятся лор-врачей. Просто стоматология — это то, что касается всех. При современном питании с большим количеством сахаров и углеводов, разрушающих зубы, риск оказаться в кресле у стоматолога есть у каждого. А вот история с лором, например, не такая частая.

Все дети, которые были подвергнуты болезненным манипуляциям без анестезии плюс бесчеловечному обращению, столкнутся с последствиями. Я предполагаю, что и прямо сейчас где-то в бесплатных государственных стоматологических поликлиниках эта практика продолжается…

Я, в конце концов, просто взяла и заменила на металлокерамику 12 передних зубов. Раз и навсегда решила не подвергать себя риску лечения. Почему-то именно передних я очень боюсь.

— Раз уж заговорили об углеводах. У вас есть какой-то родительский «трюк»: как сделать так, чтобы дети ели меньше сладкого, но при этом не превратиться в фашиста?

— Да какие уж тут «трюки»! Все мы, современные родители, в бесконечном чувстве вины за то, как ведем себя относительно зубов. Целиком и полностью понимаем, что нужно давать детям меньше сладкого, просить их сполоснуть зубы после чего-либо сахарного во рту, утром и вечером их чистить. Но, если честно, это такая непосильная родительская забота! Действительно, чтобы соблюдать все нормы в современном мире, нужно превратиться в какого-то фашиста, который все время стоит над ребенком и жестко его регулирует. Искушение же на каждом углу! Я держусь баланса, в котором преобладает следующая мысль: современная стоматология достигла такого уровня, что разберется со всеми возможными последствиями моего родительского попустительства. Для меня важнее психологическое благополучие, чем физиологическое. И наверняка врачи вам скажут, что это неправильно, что здоровье тела (и зубов) — в первую очередь. Плевать! Я за психологический комфорт.

«Один раз заведете ребенка на прием к стоматологу силой — и все, он будет избегать визитов всю жизнь»

Елена Каляда — детский стоматолог-терапевт первой категории в «ЛОДЭ». Она считает, что насилию не место в кабинете врача.

— Каким был ваш детский опыт походов к стоматологу?

— Как и для любого ребенка, это был стресс. Но, так или иначе, стоматолога мы с родителями посещали. Я приходила, терпела, переносила все, что нужно, и уходила.

— То есть вы решили стать стоматологом не из-за жажды «переиграть» травматичный детский опыт?

— Нет, не из-за этого. С самого раннего детства я знала, что буду врачом. Ближе к старшим классам выбрала стоматологию. Когда окончила институт, работала на смешанном приеме: и с детьми, и со взрослыми. С детьми оказалось гораздо приятнее, комфортнее, веселее (улыбается. — Прим. Onliner). Вот уже 17 лет, как я в профессии.

— За эти годы у вас появился ответ, как обращаться со страхами маленьких пациентов?

— Я считаю, доктор должен сделать все, чтобы не развить эти страхи. А уж если ребенок пришел на прием напуганным, нужно выяснить, чего именно он боится. Иногда это могут оказаться совершенно безобидные манипуляции.

Очень многое зависит от того, как родители подготовят ребенка к первому посещению стоматолога. Например, мама и папа могут расписывать все в красочных подробностях, использовать взрослые слова «сверлить», «вырывать», «чистить каналы». «Сверлить» — это, конечно, то, чего дети боятся больше всего. Иногда родители могут «заботливо» предупредить: «Тебе будут сверлить зуб, осколки полетят в разные стороны, но ты не бойся, это не больно».

Естественно, на детском приеме все термины заменяются на более мягкие, для каждого возраста они свои. Например, вместо «сверлить» доктор скажет ребенку «помыть водичкой» или «почистить щеточкой», «погонять микробов». Если в процессе каких-то манипуляций у маленького пациента будут неприятные ощущения, стоматолог объяснит, что это делает не доктор, не щеточка, не водичка, а «вредный микроб», которого нужно прогнать.

Когда ребенок заходит в кабинет, важно сразу наладить с ним контакт, разговорить: «А сколько тебе лет?», «Ходишь в садик или в школу?», «Чистишь зубы?», «У тебя уже есть зубы?». Если ребенок спокойно отвечает на вопросы, это хорошо. Потому что очень часто дети замыкаются, молчат, держатся ближе к родителям. Бывает, что ребенок вообще не хочет заходить в кабинет. Плачет в коридоре и так и не заходит, как бы родители ни уговаривали. Консультация отменяется.

А может быть и такое, что ребенок не плачет, спокойно садится в кресло, позволяет осмотреть зубки и начать лечение, легко все переносит, не сопротивляется, но в самый неожиданный момент снимает салфетку и заявляет: «Я устал, я ухожу». Это специфика маленьких пациентов, и ее нужно знать.

Чтобы убрать страхи, стоит показать ребенку все инструменты до начала осмотра. Конечно, той стороной, которая выглядит безопаснее — без острых граней. Как правило, в зеркало свои зубки показать соглашаются все. Иногда доктор может взять в руки зеркало, а потом незаметно для ребенка заменить инструмент на другой. Одним словом, на протяжении всего визита — от начала и до конца — нужно контролировать процесс связи с ребенком. Это самое главное.

И очень важно, чтобы на этом этапе никто не мешал. Потому что большая ошибка со стороны родителей — приходить многочисленной группой поддержки: папа, мама, бабушка, дедушка, сестрички, братики… И что получается? Родители думают, что помогают, а на самом деле делают только хуже. Во-первых, видя много людей в кабинете, ребенок настораживается: «Что-то должно произойти подозрительное, раз все они собрались». Во-вторых, каждый из родственников пытается что-то сказать, и для доктора в разговоре просто не остается места. У ребенка рассеивается внимание, он не понимает, кого слушать и что вообще происходит.

— Какие еще ошибки допускают взрослые?

— Не всегда говорят правду. Если у ребенка уже был негативный опыт посещения стоматолога, основная задача родителей — привести его в кабинет. А там хоть потоп… Родители говорят: «Мы идем к доктору, но это просто осмотр, только покажешь зубки, лечить тебя никто не будет». Ребенок настроен именно на осмотр, и, когда пытаешься уговорить его на другие манипуляции, он принимает все в штыки: «Мама и папа ведь обещали, что будет просто осмотр! Не хочу! Не буду!» И ничего не поделаешь. Поэтому ребенку нужно говорить правду: «Малыш, ты пойдешь к доктору, и будет не просто осмотр, но еще и щеточкой почистят зубки». Стоит посмотреть заранее какие-то мультики на эту тему — подготовиться. Но, повторюсь, избегайте взрослых слов в духе «сверлить», «вырывать» и так далее.

Еще одна частая ошибка родителей: ребенок приходит первый раз на прием, хорошо идет на контакт, радостно садится в кресло… а тут мама или папа начинает рассказывать о своих детских страхах! Конечно, ребенок не может на это не среагировать.

— Что вы думаете о лечении зубов у детей под общим наркозом?

— Как правило, к такому методу лечения прибегают, когда ребенок уже столкнулся со страхом, имел предыдущий негативный опыт. Второй вариант — ребенок очень маленький, до 3 лет, и нуждается в лечении большого количества зубов. Понятно, что в силу своего возраста и неусидчивости пациент такие манипуляции не выдержит. Тогда да, лучше прибегнуть к общему наркозу. Или бывает такое, что у ребенка панический страх, он чуть ли не заикается, липкий пот, побледнели губы — даже осмотр с трудом переносит. Вопрос: стоит ли продолжать манипуляции или лучше сделать общий наркоз, а потом привести ребенка на профилактические чистки, которые абсолютно безболезненны и позволяют адаптироваться? Важно не усилить страх. Потому что, если пытаться делать дальше что-то насильно, со слезами, ребенок не то что в кабинет, он даже к клинике больше никогда не подойдет. Соответственно, все эти страхи перейдут во взрослый возраст.

— А что вы думаете об идее держать ребенка за руки и за ноги в стоматологическом кресле «для его же блага» и лечить без анестезии?

— Я против насилия. И дело тут не столько в отсутствии анестезии. Ребенок будет плакать, потому что это стрессовая ситуация: все делают насильно, да еще близкие люди в этом участвуют. Маленький человек находится в безысходной ситуации, не от кого ждать защиты. И неизвестно, чем это закончится…

— Какие перемены должны были произойти в медицине, чтобы стало понятно, что это не норма, так нельзя?

— Дело не в медицине, а в обществе в целом. Сменились поколения. Да, раньше было так: «Плохо тебе или хорошо, неважно. Терпи. Так надо». Сейчас иначе. Многие родители сразу ведут ребенка под наркоз в силу своих страхов, хотя благодаря современным технологиям визит к стоматологу стал более комфортным.

Лично я не держу детей. Во-первых, каким будет качество лечения, если твой пациент прыгает и вырывается из кресла? Во-вторых, ребенка можно поранить. Понятно, что доктор страхует своими руками в процессе лечения, но тем не менее. Если ребенок закроет рот и сильно сожмет зубы с работающей машинкой? Или дернет головой? Есть риск травмировать ребенка, если вы держите его силой. В-третьих, хочется сделать так, чтобы в будущем ребенок приходил к стоматологу и не боялся. Сегодня вы удержали силой, сделали один зуб, второй, а что потом? Даже сейчас, не говоря про взрослую жизнь. Один раз ребенка завели на такой визит — и он становится последним. Как правило, такой пациент будет всю жизнь избегать стоматолога.

Проще предотвратить страхи в детском возрасте, избежав подобных ситуаций. Потому что во взрослом возрасте бороться с фобиями уже бесполезно — таково мое мнение.

— Есть ли у вас какие-то советы, «трюки» для родителей: как сделать так, чтобы дети ели меньше сладкого, не прибегая к наказаниям и жестоким запретам, которые чреваты расстройством пищевого поведения в будущем?

— Жестких запретов быть не может, потому что ребенок все равно находится в коллективе, общается со сверстниками в садике или школе, проводит время с бабушками-дедушками. Мое мнение: полностью убрать сладости невозможно. Но можно ограничить их количество. И если вы даете ребенку сладости, то пусть он лучше ест их во время основного приема пищи. Это первое. Второе — лучше съесть пару конфет за раз, чем растягивать их на целый день. То есть частота приема. Третье — после сладкой или углеводистой пищи в идеале нужно прополоскать рот водой или пройтись щеткой без пасты, чтобы сахар не оставался на зубах.

Пока у вас в семье один ребенок, вы можете убрать из его рациона сладкое до определенного возраста. Но что, если появляется второй, третий? Можно долго рассказывать, что дети не должны есть сладкое, но, если старший брат лакомится конфетами, младший тоже будет.

Часто спрашивают об альтернативах. Если ребенок хочет именно конфету, вы ее ничем не замените. Но уж пусть лучше эта конфета будет шоколадная, а не карамелька. Потому что карамельки имеют длительный контакт с зубами, ребенок их долго рассасывает. А это прямая дорога к кариесу. Плюс дети сначала рассасывают карамельки, а потом начинают их грызть, из-за чего бывают сколы пломб. Шоколадные конфеты все-таки менее вредные.

Спецпроект подготовлен при поддержке ООО «ЛОДЭ», УНП 100262226.

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка и из открытых источников
Без комментариев