560
23 февраля 2020 в 8:00
Автор: Дарья Спевак. Фото: Александр Ружечка

Построил дом, вырастил сына, посадил дерево. Истории настоящих мужчин

Эта крылатая фраза вряд ли кем-то воспринимается буквально. И вряд ли она абсолютная истина. Но каждый из нас уж точно ее слышал и невольно задумывался о ее смысле. Сегодня мы решили поддаться стереотипу и сделать собирательный образ настоящего белорусского мужчины. Наши герои многократно превзошли это выражение: лесничий Руслан за свою жизнь вырастил семь миллионов деревьев, строитель Михаил возвел больше тысячи зданий, а многодетный отец Василий воспитывает пятерых детей. Каждый из этих мужчин с любовью говорит о деле своей жизни и смущенно улыбается, когда его достижения называют героическими.

Руслан Финке, лесничий. Высадил семь миллионов деревьев

Мужчина родился в Слуцке, в 1997-м окончил БГТУ, отслужил в армии и вернулся работать поближе к малой родине. Уречское лесничество он возглавляет около двадцати лет.

— Помню, как меня привезли сюда в первый рабочий день, познакомили с коллективом, предоставили жилье. Сразу я не особо понимал, что нужно делать, но со временем втянулся. Нужно было вести всю документацию по лесному делу. Например, нам дают план мероприятий на десять лет вперед — нужно производить отводы для вырубки деревьев.

Бумажной работы у Руслана много, но он старается ее делегировать. Его день в основном проходит на колесах служебной «Лады». Финке осматривает лесные площади (а их в его ведении 12 тысяч гектаров — это около 17 тысяч футбольных полей). В день он обкатывает по 100—150 километров.

— Посадкой деревьев я в основном руковожу, но нередко и сам высаживаю. В год выходит 70—80 гектаров. На гектар — пять тысяч саженцев. Я не думал, сколько деревьев высажено за мою жизнь, но можно посчитать: 20 лет работы, пусть будет 70 гектаров в год по пять тысяч…

Считаем. Получается семь миллионов деревьев. Лет через десять будет равно количеству населения в стране.

— Но это же все не я, а коллективный труд! — отрезает Руслан и добавляет, что не любит пиариться. О своих личных достижениях он практически не говорит, хотя в 2012 году стал лучшим лесничим страны. Об этом ему напоминаем мы. — Ну да, было, было…

Если Руслана привезти на территорию лесничества с завязанными глазами, он сразу определит, где находится.

— Разберемся, не вопрос, — улыбается мужчина. — Ну и на всякий случай у нас есть специальное приложение, оно определяет по геолокации, на каком участке ты находишься. Здесь есть и его характеристика: список и возраст деревьев, например.

Самые старые деревья подначального Руслану лесничества растут в дубовой роще, бывшей панской усадьбе. Этим дубам по 150 лет. Лесничий уверяет: там можно зарядиться хорошей энергией. В рощу он периодически возит жену и своих четверых детей. Также детей он часто берет с собой на работу.

А самым первым деревьям, посаженным Русланом, вот-вот исполнится двадцать лет. Финке помнит день, когда высаживал эти березы.

— Все участки я помню отлично: кто выпиливал, высаживал, сколько было человек. На двоих работников норма высадки — это 30 соток. Посадка всегда начинается, как сходит снег — обычно это апрель. Тогда же идет и заготовка березового сока, наше лесничество каждый год сдает по 100 тонн.

День Руслана начинается в шесть утра. Он пьет кофе, собирается и к половине восьмого уже приезжает на планерку.

— Всем нужно дать работу. В моем подчинении 35 человек. С мастерами и помощником обсуждаем, чем будут заниматься люди: план вырубки на день, использование техники и так далее. И все уезжают по своим участкам, а я контролирую и принимаю все сведения — постоянно на телефоне. В идеале рабочий день у меня заканчивается в пять вечера, но часто он ненормированный, особенно летом.

Засушливое лето — самое сложное время для лесничества. Нужно патрулировать обстановку. В хозяйстве установлена специальная вышка с видеонаблюдением — пожарный сторож до наступления темноты смотрит, все ли в порядке.

— Если где-то возникает дым, выезжаем незамедлительно. Но стараюсь сразу не штрафовать: с людьми надо работать на предупреждение. Во время запрета на посещение лесов прошу: пожалуйста, уйдите. Обозлишь людей — сожгут весь лес. У меня таких случаев не было, но от коллег знаю, что после штрафов обиженные люди поджигают лес сразу в нескольких местах — и не знаешь, куда бежать и где тушить.

Самый большой пожар в Уречском лесничестве был четыре года назад — пришлось тушить вертолетами, сгорело пять гектаров. Пылало поле, и ветер перенес огонь на лесной массив.

— Мгновенно! Огонь так шел, что бегом не догонишь. Тогда мы работали без выходных, — вспоминает лесничий и переключается на сегодня: нынешняя недозима тоже может создать для леса немало хлопот. — Важно, чтобы зима была зимой, нужен мороз. Минус 20 градусов должны продержаться хотя бы неделю — тогда все болезни леса уйдут.

Хотя Руслан днями обкатывает лес, он ему не надоедает: в свободное время мужчина часто ходит на охоту и выезжает в лес на отдых.

Василий Скородумов, многодетный отец. Воспитывает пятерых детей

Этот герой и сам вырос в семье, в которой было шестеро детей. Василий признается: ему почти не уделяли внимания, семья была неблагополучной. После рождения первой дочери минчанин сказал себе: своих детей буду воспитывать иначе. Сегодня у него двое сыновей и три дочери. Старшей Алесе 11 лет, младшему Макару около трех недель.

Скородумов пошел на работу в семнадцать лет, как только окончил школу. Начинал с мелких заводов, а последние 12 лет работает на МАЗе. Трудился в литейном цеху, но сорвал спину — пришлось переквалифицироваться в монтажника сантехсистем.

— На заводе зарплаты маленькие, а семью кормить нужно. Да и под окнами другая кормилица стоит — все время что-то просит, — говорит он о своей машине. — Но выкарабкиваемся. Главное, чтобы дети были сыты и одеты, а о себе думаю уже в последнюю очередь. Но супруга ругается, что я даже ем мало — хочу, чтобы больше досталось малышам.

Про своих пятерых детей Василий говорит с большой нежностью. Старшие так и вьются возле папы, который недавно вернулся с работы. Но, признается минчанин, планов по многодетности у него никогда не было.

— Пятнадцать лет назад я скинул объявление на музыкальный канал, что познакомлюсь с девушкой для серьезных отношений. Тогда мне было восемнадцать, я уже работал. Телефон у меня разрывался от звонков! Поездил и повстречался, но мне никто не приглянулся. Потом я договорился встретиться с Олей возле гостиницы «Спутник». Проходит час, второй, но никого нет. Позвонил с мобильного ей на домашний — говорят, ушла на встречу со мной… Позже оказалось, что мы вдвоем петляли вокруг здания, но так и не пересеклись.

Спустя месяц после неудавшегося свидания минчане снова договорились о встрече, уже возле метро «Институт культуры». Так пара провстречалась два с половиной года, потом Ольга взяла инициативу в свои руки и повела Василия в ЗАГС. Говорит, он был нерешительным парнем.

— Количество детей мы не обговаривали, но после свадьбы нам дали совет: чтобы была такая же семья, как и у меня. Ну мы и послушались, — улыбается Василий. — Да, тяжело, но это называется любовью.

Сегодня мужчина ни о чем не жалеет, но шестого ребенка не хочет — смеется, что пора остановиться: еще надо поднять этих. На одну зарплату и пособия прожить все-таки непросто. Но Василий как может помогает жене в воспитании детей: забирает из сада, проверяет домашние задания и развлекает играми.

— Старших заставляю сразу делать уроки, пока еще свежие мозги. Сам я учиться не хотел, жизнь была не очень хорошей. Гулял сам по себе, часто не доходил до школы… Но для детей хочу другой судьбы.

Василий признается, что управиться с таким количеством детей непросто. Он считает, что главное — занимать их. Это кружки, учеба, игры. Сейчас уже старшая дочка — 11-летняя Алеся — помогает развлекать младших, читает им сказки на ночь.

— Можно сказать, что после своего детства обращаться со своими детьми я хочу с точностью до наоборот. Не хочу, чтобы они видели то, что видел я, — говорит отец семейства. — Да, до восьми вечера у нас «шурум-бурум», у соседей люстры трясутся! Дети носятся, играют, но мы это воспринимаем спокойно. У них много энергии, хочется веселиться. А после восьми успокаиваются, и все мы готовимся ко сну.

По выходным многодетный отец старается как можно больше времени проводить со своими малышами: выбираются на концерты, в театр или на батуты. Выходит не очень затратно, потому что помогает городская ассоциация многодетных семей.

— Больше всего, конечно, любят батуты — отрываются по полной. Стараюсь еще выводить их на прогулки, чтобы они почувствовали километраж, да и полноценно поговорить с детьми обычно удается только в выходные: спросить, как прошла их неделя, что интересного они узнали и увидели.

Летом и на каникулах папа старается вывозить семью на дачу: свежий воздух, природа и раздолье для детей. Василий не хочет, чтобы они росли в четырех стенах. Многодетный отец признается, что в целом он более мягкий в воспитании детей, чем супруга. Но старается полагаться на нее.

Праздников в семье очень много, но Скородумовы стараются отметить каждый, чтобы детям было что вспомнить. В свою очередь малыши ни в один праздник не забывают уделить внимание папе.

— Сегодня забирал Владу из садика — она мне подарила открытку на 23 Февраля. Я говорю ей: какой же у меня праздник, если я не служил?! Но все равно так приятно, — улыбается Василий и переходит с чувственной нотки на юморную. — Обычно желают счастья и здоровья — просто еще не понимают, что надо желать терпения!

Михаил Найденов, заслуженный строитель. Возвел более тысячи зданий

Дворец Республики, Белгосцирк, спорткомплекс в Раубичах — это лишь несколько примеров гордости Михаила Владимировича. 15-летним он попал в строительную сферу случайно: планировал учиться на машиностроителя, но за компанию с друзьями подался в стройтехникум в Могилеве. Отучился, отслужил и опять же за компанию попал в Минск — в строительный трест №1. И остался там на всю жизнь.

— Когда тебя некому направить, такие случайности иногда и определяют жизнь. Я не говорю о каком-то блате. Например, попросил переночевать у друга — так и остался. Когда ты сам по себе, плаваешь как кораблик, то и садишься там, где мель.

Первый рабочий день, вспоминает Михаил, был для него очень тяжелым. Неизвестность, полупонятный профессиональный язык опытных строителей, новый город. Говорит, ему сказали ехать на объект, но он понятия не имел, где находится нужная улица.

— Не надо пугаться первых трудностей, думать, что я какой-то неполноценный, а остальные ах и ох! Все хотят сразу взлететь на высоты, но так не бывает. Главное — не бояться и помнить, что все когда-то впервые садились за руль.

Первый его объект был на злополучной Широкой улице — тогда трест строил на ней жилье. Михаил сразу уточняет, что речь идет не о тех проблемных домах, про которые мы читаем сейчас. «Оттуда пошел жизненный путь», — философски говорит он.

— Меня отправили мастером к рабочим. Там уже ждали опытные и разношерстные люди. Но я понимал, что среди них есть чьи-то отцы и дедушки. И неважно, это простые рабочие или бригадиры. Я не показывал себя начальником, но и до панибратства не опускался — старался найти золотую серединку, чтобы не боялись, а уважали. Главным для меня было учиться, потому что многие люди в некоторых вопросах гораздо умнее, чем я.

За свою жизнь Михаил построил примерно тысячу зданий. Сегодня ему особенно приятно проходить мимо Дворца Республики и видеть результаты своего труда.

— Это бессонные ночи, авралы и потеря здоровья, но какой результат! Есть, конечно, разные отзывы, но так и должно быть в любом обществе. Зато во Дворце Республики я наслаждаюсь не только концертами и постановками, ведь там мне знакомо каждое местечко. В инженерном смысле это сложнейшее сооружение.

Сотни школ и садов, жилые дома, культурные объекты — Михаил Найденов причастен к появлению массы столичных зданий. Мужчина считает, что залог успеха — это порядочность и профессионализм. Они и позволили коллективу стройтреста хорошо делать свою работу.

— Есть люди, которые сразу ставят перед собой высокие цели — например, дорасти до министра. Но я бы не зацикливался на карьере, а думал о том, как завоевать свое место в жизни. Потому что если вы станете министром и займете не свое место, то от этого будет мучиться много людей, да и вы сами. У нас было много специалистов, которые делали такие ювелирные дела! Я перед ними преклонялся не меньше, чем перед докторами наук. И сам я шел по своему жизненному пути — где-то удавалось лучше, где-то хуже, — рассуждает заслуженный строитель. — Если перечислять все объекты, в возведении которых я принимал участие, у нас не хватит времени. Да, есть здания, которыми я горжусь. Просто как гражданин. Это не патетика какая-то и не пафосность, боже упаси. Но львиная доля сегодняшних объектов здравоохранения — результат работы нашего треста.

Дома у Михаила Найденова лежит очень много наград. О них строитель вспоминает, лишь когда жена просит протереть пыль. Говорит, что даже самые хорошие чувства со временем притупляются.

— Но когда приходят внуки и спрашивают: «Дедушка, это награда за подготовку к чемпионату мира по биатлону! За что тебе ее дали, ведь ты не бегал на лыжах?!» — говорит он о медали за строительство спорткомплекса в Раубичах. — И тогда я вспоминаю и задумываюсь, как бы все это объяснить кратко, когда за каждым из этих атрибутов стоит полжизни… В такие моменты понимаешь, что жизнь прожита не зря. Но пройдет время, внуки успокоятся, и ты думаешь: «Господи, жизнь пролетела, а ничего не сделал!» Все неоднозначно.

Прелесть профессии строителя, по мнению Михаила Владимировича, — это проникновение в суть производства, для которого ты возводишь здание. Строишь больницу — готовься много общаться с врачами, культурный объект — с режиссерами и артистами и так далее. Сегодня ты немножко фармацевт, а завтра чуть-чуть спортсмен.

— Когда строили Дворец Республики, режиссеры бросали микрофоны на пол и кричали, что мы тут понаделывали — звук не тот, еще что-то неправильно. Ты стоишь и чувствуешь себя виноватым. Всегда нужно вникать в суть технологии и общаться со специалистами. Все объекты мне дались непросто, каждое здание для меня как ребенок.

Но самым дорогим объектом он называет все же Дворец Республики, который дался тресту очень тяжело.

— Мы строили на смене времен: менялась политическая система, всем было не до нас. Два года мы не получали денег на строительство — часть построенного пришлось переделывать, потому что после перерыва многие технологии уже устарели, — вспоминает Найденов.

Сегодня, после пятидесяти лет в строительной сфере, Михаил на заслуженном отдыхе. Но, говорит, выветрить из себя строителя не сможет уже никогда.

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дарья Спевак. Фото: Александр Ружечка