510
27 декабря 2019 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Тарналицкий, bankrottorg.by

«Неужели банк важнее работающего предприятия?» Из-за пробела в законе молодечненская компания может потерять 4,7 миллиона

Николай Владимирович Батан — создатель строительной фирмы «Барит» и инвестиционно-строительной компании «ПАНИ». Обе они находятся в Молодечно. Почти 30 лет он занимается строительством, дает работу 250 сотрудникам и за это время заработал репутацию надежного партнера. Компания работала бы хорошо и дальше, если бы не один инвестиционный проект, который на поверку оказался сомнительным из-за бреши в белорусском законодательстве.

Для тех, кто не хочет читать весь текст, главное

  • В Гомеле была компания «ГурманПлюс», которой владел известный бизнесмен Виталий Панов. Эта компания взялась за строительство торгового центра по улице Речицкой, 62а. Сначала торговый центр назывался «Максима», затем Zarko. Но деньги закончились в тот момент, когда здание было готово только на 55%.
  • В Молодечно есть инвестиционно-строительная компания «ПАНИ» и строительная компания «Барит». Ими владеет Николай Батан. Он заключил инвестиционный договор с компанией «ГурманПлюс», в котором взял на себя обязательства за свои деньги достроить те самые 45% торгового центра.
  • Когда стройка была в самом разгаре, Николай Батан узнал, что будущий торговый центр уже заложен в «Белгазпромбанке» под кредит в $3,4 млн. Он уверяет, что Виталий Панов ничего не сказал ему ни о кредите, ни о будущем залоге. Проверить же эту информацию сам Николай Батан не мог, так как сделки с ипотекой в будущем в госорганах не регистрируются.
  • Николай Батан достроил здание до максимальной готовности. И тут «Белгазпромбанк» подал требование о банкротстве «ГурманПлюс». «ПАНИ» и «Барит» считают, что обанкротить «ГурманПлюс» банк мог и раньше, еще до того, как эти компании взялись за стройку. Почему он этого не сделал? Вопрос.
  • Когда закончился защитный период, экономический суд принял решение о ликвидации компании. И тут получилась интересная ситуация. Антикризисный управляющий включил «Белгазпромбанк» с суммой долга в $1,7 млн в четвертую очередь, а компании Николая Батана, которые строили центр и вложили в него около $2,4 млн, — в пятую. В этой же очереди, кроме молодечненцев, еще 178 кредиторов. Почему? Это тоже вопрос. Николай Батан и адвокат считают, что это было неправомерно.
  • Почему так важна эта очередь? Вся загвоздка в том, что имущества «ГурманПлюс» не хватает на то, чтобы расплатиться со всеми кредиторами. А значит, в выигрыше останутся те, кто находится в более ранней очереди. Есть риск, что строившая торговый центр и вложившая в него свои деньги фирма может остаться ни с чем.
  • «Белгазпромбанк» в своем развернутом ответе заявил, что действовал по закону, ссылаясь на решения судов. Также он объяснил, что компания «ГурманПлюс» начала выводить свой капитал, создавая другие фирмы и нанося урон кредиторам. Именно поэтому банк и подал на банкротство.
  • Что касается того, почему банк попал в четвертую очередь, а молодечненские компании — в пятую, то здесь, по мнению банка, все по закону: «Критерии отнесения различных видов задолженности к разным очередям четко закреплены законодательством о банкротстве».

А теперь подробнее.

«Вместо того чтобы закончить торговый центр, застройщик затеял реконструкцию»

Николай Владимирович приезжает к нам в офис с кипой бумаг и адвокатом. Последние три года он воюет за возврат своих инвестиций.

— Фирма «Барит» существует около 30 лет. Все это время мы занимались генподрядными работами, — спокойно и обстоятельно рассказывает он. — Мы построили много объектов различного назначения, в том числе социальной сферы, жилья и так далее. Фирма работала с положительным результатом. Мы добросовестно платили и платим налоги, ведем себя корректно перед бюджетом.

В 2014 году Николай Владимирович решил создать свою инвестиционно-строительную компанию — «ПАНИ». Она должна была быть заказчиком работ и застройщиком, а «Барит» — выступить подрядчиком.

В 2015 году бизнесмен познакомился с владельцем компании «Юркомбизнес». Тот рассказал ему, что в Гомеле строится большой торговый центр на 8800 «квадратов», и предложил поучаствовать в достройке. Строил торговый центр Виталий Панов, собственник компании «ГурманПлюс». Николай Владимирович заинтересовался предложением, навел справки о бизнесмене, съездил на стройку в Гомель.

— Это довольно известный и уважаемый в Гомеле бизнесмен. У него были продовольственный магазин, кондитерское производство, кулинарии и так далее, — говорит предприниматель. — В Гомеле я, как опытный и квалифицированный строитель, изучил обстановку, увидел все своими глазами. Объект стоял как недострой и был законсервирован. На тот момент его готовность была около 55%.

Со мной на месте был и Виталий Панов. Мы пообщались. Во время беседы мне стало известно, что это здание начинала строить минская фирма «Ома», которая залила фундамент, но по каким-то причинам решила его продать. По каким — неизвестно. Фундамент купил «ГурманПлюс» и начал стройку, но что-то у него не выходило. Потом он съездил в Германию и загорелся внести новшества — заказал реконструкцию. Закончилось тем, что денег не стало — и стройка остановилась.

Он сказал, что ему нужно достроить этот торговый центр, но у него есть трудности с деньгами. Говорил, что ведет переговоры с литовским банком насчет финансирования, но сейчас вопрос решить не могут, заверял, что, как только мы построим торговый центр, ему выделят деньги, поскольку у него будет возможность заложить конкретное имущество. Пока оно не достроено, это сделать сложно.

Бизнесмены ударили по рукам, и Николай Владимирович взялся готовить документы. Через три недели, в сентябре 2015 года, они подписали договор. Компания «ПАНИ» брала на себя обязательства полностью проинвестировать строительство.

— Я взял на себя обязательства на свои деньги достроить объект, сдать его в эксплуатацию и передать для дальнейшей деятельности компании «ГурманПлюс». Кроме того, я должен был провести госрегистрацию создаваемого объекта, а взамен, понятное дело, получить оплату, — объясняет Николай Владимирович. — Учитывая то, что после передачи потребовалось бы время, чтобы начать хозяйственный оборот, я предложил условие, по которому он должен был рассчитаться в течение полугода после ввода объекта в эксплуатацию. Тут ему был режим наибольшего благоприятствования. Договор был составлен грамотно, как положено, и если бы вторая сторона его выполнила, то результат был бы иной.

«Я уверенно веду строительство, и выясняется, что этот торговый центр уже в залоге»

Для реализации этого проекта Николай Владимирович взял кредиты под имущество фирмы «Барит». Стройка пошла довольно быстро, объект планировалось сдать в 2016 году. На момент, когда готовность здания была на уровне 95%, выяснились некоторые факты. Они повергли в шок предпринимателя из Молодечно.

— Я уверенно веду строительство, вкладываю деньги — и вдруг получаю от «Белгазпромбанка» документ о том, что у него есть интересы в этом торговом центре, — рассказывает Николай Владимирович. — Выясняется, что в 2012 году банк выделил на этот проект $3,4 млн и по окончании строительства торговый центр должен быть в залоге у банка. Об этом Панов мне не сказал ни слова.

Хотя он подписал договор, где прописано, что каждая сторона гарантирует отсутствие обязательств, которые могут являться препятствием для исполнения настоящего договора, что в отношении такой стороны не возбуждено судебных дел, а также отсутствуют претензии третьих лиц, в результате которых могут возникнуть препятствия для исполнения настоящего договора. А ведь банк — это третье лицо.

Кроме того, в договоре есть пункт, в котором стороны гарантируют друг другу, что предмет договора никому не продан, не заложен и не состоит под запретом или какими-то другими ограничениями. Повторюсь, Панов подписал этот договор.

Если бы он меня об этом предупредил, то либо сделки бы не было вообще, либо она могла бы состояться на совершенно других условиях. К примеру, мы могли бы заключить с банком договор ипотеки на это строение. Тогда было бы две ипотеки. При любых обстоятельствах нас бы ничего внешнее не затрагивало бы.

Казалось бы, почему учредитель «Барита» и «ПАНИ» не проверил этот объект самостоятельно? Тут-то и кроется брешь в законодательстве.

Дело в том, что «Белгазпромбанк» и «ГурманПлюс» подписали ипотеку на будущее строение. Такая форма ипотеки государственной регистрации не подлежит, и о подобных залогах данных в госорганах нет.

— Поэтому я ниоткуда не мог получить эту информацию, кроме самого Панова. Но он эти факты от меня скрыл, — говорит бизнесмен.

«Мне стало понятно: вложив такие деньги в строительство, компания осталась у разбитого корыта»

Дальше банк запросил в исполкоме договор между компаниями «ПАНИ» и «ГурманПлюс», после прочтения которого возникли претензии по главе 5 «Материальные и правовые гарантии». Этой главой Николай Владимирович страховал свои компании.

— Согласно договору, мне должна была отойти доля в 50% от этого торгового центра до того момента, пока «ГурманПлюс» не исполнит все свои финансовые обязательства, — объясняет он. — Как только они будут исполнены, фирма «ПАНИ» в течение 20 календарных дней произведет отчуждение своей доли обратно. Все это строго в рамках закона, абсолютно чистая сделка. Дальше прописано, что если он не рассчитывается, то я имею право в соответствии с Гражданским кодексом продать свою долю и получить деньги. Если я выручу больше, чем он мне должен, то верну лишнее компании «ГурманПлюс».

По мнению «Белгазпромбанка», эти пункты договора противоречат законодательству и ущемляют его права, так как гомельская компания заложила будущее здание в ипотеку банку. По закону без согласия банка этим имуществом компания распоряжаться не могла.

— Уже гораздо позже мне в руки попало ходатайство от Панова в «Белгазпромбанк» от 8 декабря 2015 года (прошло чуть больше месяца после подписания нашего договора). В нем он просил согласовать договор с «ПАНИ» по пункту 5, — говорит Николай Владимирович. — Тогда банк заявил, что не против, но указал, что «описанный сторонами механизм гарантий не предусмотрен нормами действующего законодательства». На тот момент про эту переписку я ничего не знал!

В итоге банк пошел в экономический суд. Пункты о материальных гарантиях были исключены из договора, несмотря на все аргументы со стороны «ПАНИ». Николай Владимирович дошел до Верховного суда. Тот оставил решение в силе.

— Тут мне стало все понятно: компания «ПАНИ», вложив такие деньги в строительство, осталась у разбитого корыта, — говорит предприниматель. — Риски получились исключительные, не осталось никакой защиты, кроме как ходить по судам, которые могут тянуться годами. Я задумался: как выходить из этого положения? Я оказался в ситуации, когда вложены большие деньги, отступать нельзя никак, дело подходит ко вводу в эксплуатацию. Бросить объект на полпути — это просто невозможно. На кону не только «ПАНИ», а еще и «Барит» — предприятие с 250 работниками.

«Почему банк среди кредиторов по очередности выше, чем компания, строившая торговый центр?»

Но дальше — больше. В начале 2017 года «Белгазпромбанк» подает в суд на банкротство компании «ГурманПлюс».

— Это вообще интересная история. Дело в том, что неплатежеспособность компании «ГурманПлюс» уже явно была видна в 2014 году, а про 2015-й и говорить нечего, — считает предприниматель и показывает судебные документы. — То есть предприятие фактически не действовало, а проценты банку платились за счет других компаний в собственности Панова. Затем и эти платежи прекратились. Проценты начали нарастать как снежный ком. Почему в 2014 году банк не обратился в суд по поводу банкротства компании «ГурманПлюс»? Основания же были: платежи не шли, росли долги, накапливалась пеня. Банк ходил, проверял, они прекрасно знали обстановку. Но тогда никаких мер по возврату своих денег не предприняли. Видимо, потому, что в залоге были недостроенное здание и материалы: это все было неликвидно.

При этом банк успевает отозвать последний транш кредита в $600 тыс. Таким образом, основной долг у компании «ГурманПлюс» перед банком остается уже $2,8 млн. Банкротство постепенно переходит в ликвидацию. Хотя Николай Владимирович до последнего предлагал варианты, как выйти из ситуации без ликвидации «ГурманПлюс».

— Поскольку объект в высочайшей степени готовности, я предлагал банку: давайте мы его доводим до конца, запускаем в работу и за счет его хозяйственной деятельности потихоньку возвращаем деньги.

Тем более что на тот момент срок погашения кредита у банка не наступил. Он был до конца 2019 года. Либо был вариант после ввода торгового центра в эксплуатацию оформить на него капитальный залог — это стопроцентные гарантии для банка. Кроме того, банк мог бы продлить срок кредита на два года. Тогда работа пошла бы, пошли бы деньги — и как-то мы бы договорились. Может быть, Панов действительно взял бы такой кредит, что погасил бы мой долг, закрыл бы долги «Белгазпромбанка». В общем, были выходы на нормальное разрешение ситуации, чтобы не подставлять других людей и не лишать реальный сектор экономики фактически двух предприятий.

— Но банк не пошел по этому пути. Почему он не принял мое предложение, я не знаю. Предполагаю, чтобы быстрее получить свои деньги обратно. Хотя вот прошло больше двух лет, а «ГурманПлюс» должен банку до сих пор, — объясняет предприниматель.

Когда пошел процесс ликвидации, свои требования заявили кредиторы. И тут выяснилась еще одна очень неприятная вещь: оказалось, что «Белгазпромбанк», а также «Приорбанк», у которых Панов брал кредиты на свою деятельность позже, попали в четвертую очередь, а все остальные, в том числе и компания Николая Владимировича, — в пятую. Всего в пятой очереди было 180 кредиторов.

— На тот момент часть кредита «ГурманПлюс» погасил за счет другого имущества Панова, в список кредиторов «Белгазпромбанк» попал с долгом в $1,7 млн, — объясняет Николай Владимирович.

Мы же, компании реального сектора экономики, которые строили объект и вложили в него 4,7 млн рублей (около $2,3 млн. — Прим. Onliner), попали в пятую очередь вместе с остальными 178 кредиторами.

Это значит, что сначала свои деньги получат банки, а потом то, что останется, поделят между оставшимися кредиторами пропорционально их долям. Николай Владимирович объясняет: имущества компании «ГурманПлюс» хватит только на то, чтобы закрыть банковские долги.

Буквально вчера стало известно, что 24 декабря 2019 года был заключен договор о покупке торгового центра между компаниями «ГурманПлюс» и «Место встречи». Состоится ли эта сделка, пока не понятно, потому что регистрация самого объекта может быть отменена. Вечером 26 декабря Николай Владимирович узнал, что Гомельское агентство по государственной регистрации и земельному кадастру признало: торговый центр зарегистрирован с нарушением законодательства, а сама регистрация недействительна и должна быть отменена в судебном порядке.

Но даже в случае успешности сделки «ПАНИ» и «Барит» не вернут своих денег, потому что они пойдут на выплаты банкам.

— Вот и получается, что я на 55% создал объект для кого-то, не получив ничего взамен. Мой труд будут покупать за бесценок. Могу ли я с таким согласиться? Нет конечно.

Компания всеми силами пытается бороться за себя. Она судилась за включение в список внеочередников, пробовала обжаловать начальную цену торгового центра (по данным на 26 декабря, суд в этом иске отказал), подала иски на бездействие управляющего, на тот факт, что объект введен в эксплуатацию с нарушениями и так далее. Тяжбы продолжаются до сих пор. Николай Владимирович даже обращался в правоохранительные органы с просьбой провести проверку по факту мошенничества Виталия Панова (и сейчас она идет).

— Банк как-то предлагал нам выкупить его долю за $1,7 млн. Мол, тогда мы сможем стать внеочередниками, представляете! — возмущается Николай Владимирович. — На повестке стоит вопрос об уничтожении организации, работающей почти 30 лет, приносящей прибыль и дающей рабочие места в районном городе. Причем мы исправно выполняем свои обязательства перед бюджетом, банками и так далее. Неужели банк важнее нас, компании из реального сектора экономики?

Мнение адвоката

— Эта история очень интересна с точки зрения судебной практики, так как вряд ли в Беларуси были подобные дела. Основной вопрос простой. У банка было три договора залога. Это ипотека строящегося объекта, а остальные — залог материалов. Фактически это здание, но до момента госрегистрации строения считается, что это материалы, — говорит руководитель практики разрешения административных и корпоративных споров, адвокат компании Revera Андрей Толочко. — Банк на основании этих договоров залога встал в четвертую очередь. У нас такая интересная нормативная коллизия. Строго формально управляющий должен формировать реестр кредиторов, исходя из того, было ли имущество на момент открытия конкурсного производства. Но юридически были только материалы, заложенные в банке, поэтому он правомерно включил банк в четвертую очередь. В нашей ситуации история в том, что имущество (материалы) не продалось, а превратилось в недвижимость. Материалы прекратили свое существование и стали объектом недвижимости. И в этом случае банк должен стоять в пятой очереди.

Что говорит «Белгазпромбанк»?

Получить оперативный комментарий у антикризисного управляющего компании «ГурманПлюс» Александра Кривошея не удалось, как и у бывшего владельца. Как только они захотят сделать дополнения или прокомментировать ситуацию, мы опубликуем эту информацию.

Развернутый комментарий дал «Белгазпромбанк», который подавал на банкротство гомельской компании. Он довольно объемный, поэтому приводим главные моменты (все желающие могут прочитать полный ответ ниже на скриншотах).

Момент 1. Как банк принимал решение о требовании обанкротить «ГурманПлюс»

С февраля 2017 года, когда банк подал на банкротство компании «ГурманПлюс», до сентября, когда началась ликвидация предприятия, банк проводил анализ финансового состояния и платежеспособности компании. В итоге выяснилось, что возможными причинами неплатежеспособности должника стали:

  • прекращение осуществления розничной и оптовой торговли начиная с 01.07.2016;
  • отсутствие источников для пополнения собственного оборотного капитала начиная с 01.04.2015;
  • чистая прибыль начиная с 01.04.2015 имеет отрицательное значение, то есть обществом систематически получался убыток;
  • перевод высоколиквидных активов в долгосрочные финансовые вложения, не приносящие финансовой отдачи;
  • формирование совокупных активов за счет заемного капитала в виде долгосрочных и краткосрочных кредитов и займов.

Более того, банк выявил, что «ГурманПлюс» выделил в июне 2015 года новое юрлицо — «Зарко Плюс», которому передал 219 кв. м недвижимости. Банк объясняет: этой сделкой должник «умышленно нанес вред интересам кредиторов, вследствие чего сделка на основании законодательства о банкротстве признана экономическим судом недействительной».

По аналогичной схеме появилось и ООО «Вартекс Плюс». Ему «ГурманПлюс» передал недвижимость на 535,5 кв. м. Эту сделку суд также признал недействительной.

Кроме того, банк выявил, что «ГурманПлюс» должен 189 кредиторам 27,969 млн рублей. И сделал вывод, что «неплатежеспособность носит устойчивый характер, и в отношении ОДО „ГурманПлюс“ существуют все основания для ликвидации должника».

Момент 2. Почему банк оказался в четвертой очереди, а «ПАНИ» — в пятой?

«Белгазпромбанк» сообщает, что у него общая сумма требований составляет 47% от всей суммы (уточним, что это не только основной долг, но также пени и проценты).

«Требование банка принято и признано управляющим, в связи с чем сумма задолженности, обеспеченная залогом, включена в четвертую очередь реестра требований кредиторов ОДО „ГурманПлюс“, остальная сумма — в пятую.

Критерии отнесения различных видов задолженности к разным очередям четко закреплены законодательством о банкротстве.

Законность и обоснованность нахождения ОАО „Белгазпромбанк“ в реестре требований кредиторов ОДО „ГурманПлюс“ неоднократно с подачи ЧУП „Инвестиционно-строительная компания «ПАНИ»“ проверялась экономическим судом и была признана правомерной на основании целого ряда судебных постановлений (даже Верховный суд принял решение о правомерности этого положения дел. — Прим. Onliner).

Тем не менее частным предприятием «Инвестиционно-строительная компания «ПАНИ»“ вновь заявлено требование об исключении требования ОАО „Белгазпромбанк“ из четвертой очереди реестра требований кредиторов, по результатам рассмотрения которого экономическим судом Гомельской области в очередной раз отказано на основании определения от 20.12.2019 по делу №19-10Б/2017», — пишет банк.

Момент 3. Мог ли банк повлиять на антикризисного управляющего?

Банк не имеет влияния на назначаемого экономическим судом управляющего по делу о банкротстве ОДО «ГурманПлюс». Все взаимодействие с управляющим осуществляется в рамках законодательства о банкротстве посредством участия в собраниях (комитете) кредиторов. При этом в комитете кредиторов, кроме представителя банка, участвуют еще представители двух кредиторов, включая ИМНС и ОАО «Приорбанк».

Момент 4. Почему не приняли предложения Николая Батана о том, чтобы не ликвидировать «ГурманПлюс»?

«Между „Белгазпромбанком“ и „ПАНИ“ отсутствуют какие-либо договорные отношения, — объясняет банк. — В связи с чем частное предприятие „ПАНИ“ не может обладать достоверной информацией о фактических взаимоотношениях банка с его клиентом — „ГурманПлюс“, как и инициировать вопросы продления срока кредита по сделке, заключенной с другим лицом. В силу статьи 121 Банковского кодекса сведения о конкретных сделках являются банковской тайной и не подлежат разглашению.

По вопросам действительных предложений „ПАНИ“, по которым, по их мнению, можно было выйти из ситуации, не ликвидируя ОДО „ГурманПлюс“ и перепродавая его имущество, необходимо запросить информацию у управляющего, обладающего полной информацией об обращениях, поступавших от кредиторов в адрес банкрота.

Нам о таковых неизвестно. На собрание или комитет кредиторов „ГурманПлюс“ никакие предложения от „ПАНИ“ не поступали».

Момент 5. Банк указывает на нарушения со стороны «ПАНИ»

«На протяжении нескольких лет частным предприятием „Инвестиционно-строительная компания «ПАНИ»“ скрывался факт того, что данное предприятие выполняло функции заказчика по строительству объекта без требуемых в соответствии с законодательством разрешения на строительство и аттестата соответствия, который был получен лишь 15.08.2016, — пишет банк. — На основании договора на выполнение функций заказчика от 30.09.2015 „ПАНИ“ со своей аффилированной организацией — „Барит“ 12 октября 2015 года заключило договор строительного подряда №1-Г/15 и приступило к строительству объекта».

Банк обратился в Департамент контроля и надзора за строительством. Тот провел проверку и выяснил, что в 2015 году объект строительства находился в консервации.

«Соответственно, строительно-монтажные работы на объекте проводились в момент консервации без разрешения на строительство и без аттестатов соответствия, необходимость наличия которых установлена законодательством», — пишет банк.

Дальше результаты проверки были направлены в КГК. По результатам проверки установлен факт самовольного строительства, в связи с чем директор ООО «Строительная фирма „Барит“» был привлечен к административной ответственности.

Также «Белгазпромбанк» заявляет, что «ПАНИ» предоставила недостоверную информацию о фактических договорных отношениях с «Баритом». Банк утверждает, что «ПАНИ» заявляло об одном договоре строительного подряда 1-Г/15 от 12.10.2015.

«В то время как в действительности банк располагает сведениями о наличии еще как минимум одного договора строительного подряда №1-Г/16 от 21.08.2016, копия которого предоставлена в инспекцию Департамента контроля и надзора за строительством Госстандарта по Гомельской области и являющегося основанием для получения разрешения на проведение строительных работ», — пишет банк.

Юридическая помощь в сервисе «Onliner. Услуги»

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Тарналицкий, bankrottorg.by