Лукашенко: «Если Россия попробует нарушить наш суверенитет, вы знаете, как отреагирует не только мировое сообщество»

 
2304
24 декабря 2019 в 14:29
Автор: Настасья Занько, Александр Владыко, Татьяна Ошуркевич. Фото: president.gov.by

Сегодня президент Беларуси дал интервью руководителю российской радиостанции «Эхо Москвы» Алексею Венедиктову. В беседе Лукашенко высказался по поводу угрозы суверенитету Беларуси.

Коротко. 7 главных цитат Лукашенко про отношения с Россией

1. «Что мы получили, что каждый год вы начинаете нас прессовать, завинчивать гайки и так далее?»

2«Опять от правительства (России. — Прим. Onliner) некие сигналы идут, чтобы увязать вот это, о чем мы сегодня разговариваем, с будущим единым государством, имеется в виду парламент, президент и как мы власть будем делить».

3. «Я не просто понимаю, я не отвергаю их точку зрения. Мы должны с ними считаться» (о митингах в Минске).

4. «Опасная угроза появится тогда, когда у нас будет совсем плохо с экономикой, когда людям невозможно будет это все вынести» (об угрозе суверенитету со стороны России).

5. «Если Россия, ну, вдруг Россия там, как у нас некоторые говорят, да и у вас, попробует нарушить наш суверенитет, вы знаете, как отреагирует не только мировое сообщество. Они уже окажутся втянутыми в войну. Этого уже Запад и НАТО не перенесут, потому что они сочтут это как угрозу им».

6. «Мне обидно, что спустя 25 и 20 лет [Лукашенко и Путина] мы находимся на раздорожье. Мы вам такие же услуги оказываем. А вы обижаете не только меня, но и наше старшее поколение. Мы нахлебники, что ли? В ответ я вынужден говорить своему народу, что у нас нет олигархата, шальных денег и трубы».

7. «Просим только одного: не ухудшайте каждый год наше положение. На фига нужен такой союз? В этом году у Беларуси $9 млрд дефицит торгового баланса с Россией. Зачем вы блокируете нашу лучшую пищевую продукцию?»

Теперь подробнее.

«ЕврАзЭС Путин предложил на кухне»

— Все союзы постсоветские — это Россия. Она была в этом заинтересована. Ельцин обрадовался и постоянно меня поддерживал в этом плане: да-да, союз. Потом ЕврАзЭС Путин предложил на кухне. У него на кухне дома мы сидели. Я, Кучма и Путин, мы это все писали. Потом Назарбаев подключился. И всегда Россия была инициатором. 

Так вот если мы или кто-то в этот союз вступает, он что — вступает в этот союз ради того, чтобы хуже было? Нет. А у нас с какого-то момента нашего союзного строительства и евразэсовского все пошло вниз.

Рыночники вокруг Путина

— С какого момента? Где что случилось, где не срослось?

— Вы знаете, это постоянно было. Год за годом, сменилась у вас власть, и со времен, когда вокруг Владимира Владимировича образовались прагматики, рыночники. Они считали, да ну, что там, мы проживем без всех, Беларусь нам не нужна, будем потихоньку-потихоньку ее прессовать. Экономика у нее хороша, давайте цены на энергоносители повышать и так далее. Но не в этом главное. Результат сегодня — минус $9 миллиардов в товарообороте. То есть мы у вас покупаем на $9 миллиардов больше, чем продаем. Это причина американо-китайского конфликта.

— Вы сравниваете процедуру Китай — США и Россия — Беларусь?

— Абсолютно. С экономической точки зрения это абсолютно идентичные вещи.

— Каков выход?

— Так вот вопрос. Что мы от этого получили? Что мы получили, что каждый год вы начинаете нас прессовать, завинчивать гайки и так далее?

Конкретных цифр нет

— Александр Григорьевич, так вы же каждый год договариваетесь. И в этом году договоритесь наверняка, уже договорились, как я знаю.

— Я уже говорил, как мы договорились. Конкретных цифр еще нет. 

— Нет.

— Контрактов нет еще.

— Нет. Сегодня-завтра-послезавтра, — отметил Венедиктов.

— Они должны быть. Я надеюсь, будут, хотя опять от правительства (России. — Прим. Onliner) некие сигналы идут, чтобы увязать вот это, о чем мы сегодня разговариваем, с будущим единым государством, имеется в виду парламент, президент и как мы власть будем делить.

— А может быть, это правильная дорога. Я имею в виду, как Евросоюз, там тоже комиссии создавались, комиссары появились. Я смотрел протоколы проекта, там единый радиочастотный центр, единый таможенно-оперативный центр. Если у нас единая база возникнет, за что вы выступаете, может быть, оно само собой вырастет? — уточнил Венедиктов.

— Вы абсолютно мудро сказали, что жизнь мудрее, чем мы. Мы ведь столько сделали, реализуя союзный договор, кроме этих значимых для вас вещей. 

— Важных для нас, Александр Григорьевич, вы уже так не отмахивайтесь.

— Я понимаю, важных, конечно, но не таким путем, как тут разглагольствуют. Я потом скажу об этом. Мы обсуждали с Путиным этот вопрос, полтора-два года тому назад обсуждали. В Сочи когда первый раз встретились. Так вот, вы абсолютно правы. Нас жизнь должна заставить идти на определенные шаги. Как это было до сих пор. Почему мы говорим, что много сделали. Мы же никогда не форсировали, не торпедировали ничего. Фейков, гвалта не было вокруг этого. Вот до этого момента. Поэтому вы абсолютно правы: мы должны в спокойном режиме договариваться. А главное — показывать народам России и народу Беларуси особенно, который так трепетно относится к этому суверенитету и независимости, потому что это впервые в истории. Можете понять, потому что вы, наверное, это чувствуете хорошо. Поэтому очень важно никого не отпугнуть. Не создать основу, почву для разного рода провокаторов, драк вот этих, уличных боев за независимость и суверенитет. То есть нужно спокойно над этим работать, а не вбрасывать в СМИ разного рода провокационные заявления. Я не знаю, зачем, но начинаю догадываться.

Президент о митингах за независимость: «Я не просто понимаю, я не отвергаю их точку зрения»

— Впервые на моей памяти такие массовые выступления под бело-красно-белыми флагами в защиту суверенитета. Есть угроза, раз люди вышли на улицы? Вы их понимаете?

— Слушайте, конечно, я их понимаю, поэтому я об этом и говорю. Но не нужно говорить, что это такие массовые, потому что выходили на проспект Победителей, проспект Независимости. Там огромная масса народа идет. 400 человек, это наше ядро оппозиции, поднимали флаги. И в СМИ (то, что вы видели) кажется: сколько народу!

Я не просто понимаю, я не отвергаю их точку зрения. Мы должны с ними считаться, но беда вся в том, что это все они делают ради какой-то политики. Кто-то им подсказал, проплатил, фонды какие-то им дают деньги, они неплохо живут. Они знают, что главным гарантом суверенитета является президент Беларуси. Самый главный защитник суверенитета и независимости, я думаю, для вас это не странно, является президент Беларуси, потому что он отвечает по Конституции за это, — заявил Лукашенко.

Угроза со стороны России

— А есть угроза суверенитета Беларуси в связи с тем... Или это всё фейки? — уточнил Венедиктов.

— Алексей, классически угроза суверенитету есть даже в России. Классически. Угроза есть всегда. Гитлер тоже на нас ринулся. Угроза была? Была. Мы отстояли суверенитет и независимость. Что касается нас. Мы не колоссальная огромная страна с огромными ресурсами, но находимся в центре котла. Сегодня здесь пересекаются все интересы: с запада на восток (и не только российские), с юга на север. И будучи в этом котле, нужно вести себя настолько точно, тонко и аккуратно, чтобы тебя в этом котле не сварили. Вот в чем моя проблема. И вы упрекаете меня в том, что я то на запад, то на восток. Слушайте, ни на восток, ни на запад.

Вот она — земля, которую Господь нам подарил, котел. И я в этом котле, вместе с 10 миллионами белорусов и 3 миллионами каждый день гостями, в основном россиянами, я в нем варюсь. А не должен свариться.

— С вашей точки зрения, угроза суверенитету возрастает?

— Я этого не чувствую. Давайте рассуждать. Если это угроза со стороны России, как многие говорят. Слушайте, что, России еще одна головная боль нужна? Россия, конечно, будет действовать аккуратно, осторожно. И опасная угроза появится тогда, когда у нас будет совсем плохо с экономикой, когда людям невозможно будет это все вынести. Единственная причина, пока я у власти. Пока я у власти — это единственная причина. Но если Россия, ну, вдруг Россия там, как у нас некоторые говорят, да и у вас, попробует нарушить наш суверенитет, вы знаете, как отреагирует не только мировое сообщество. Они уже окажутся втянутыми в войну. Этого уже Запад и НАТО не перенесут, потому что они сочтут это как угрозу им. В этом смысле они будут в чем-то правы. Это с этой стороны. Если с той стороны... Я рассуждаю как обычный человек и не как обычный человек.

— Как обычный президент? — подсказал Венедиктов.

— Да. А представьте на Западе. Ну что такое Западу захватить (в любой форме, мы знаем формы, как можно наклонить страну) Беларусь? Вы понимаете, что это непосредственная угроза уже суверенитету России. Что такое ракеты, грубо говоря, средней и малой дальности под Смоленском — и что такое там далеко в Польше. Я как-то президенту (России. — Прим. Onliner) об этом сказал. Он ответил: «Ну конечно, что 2000 километров до Москвы, а что под Москвой сразу».

— То есть вы форпост России?

— Ну естественно. Вот это я и сказал на последних переговорах. Я так и сказал, что мы сегодня выступаем форпостом России, и задал президенту (России. — Прим. Onliner) вопрос: «Ты же не допускаешь того, что мы пропустим танки на Москву, если они оттуда пойдут?» Ну, образно. 

— Это фантазия какая-то, танки... На Москву пойдут... — перебил Венедиктов.

— Я же образно говорю. Конечно, танками сегодня не воюют. Не с танков начинают, танки потом. Но я говорю, что, если вдруг кто-то захочет повоевать с Россией, ну мы же в сторону не отойдем.

Про единую валюту: «Хочется доллары. Я говорю, вот суть вашего валютного союза»

— Чем ценна Беларусь для России? Вы сейчас поймете в конкретных цифрах. Мы покупали и покупаем у вас, и покупаем за доллары. Вы вот говорите о единой валюте, я предлагал, давайте за российские рубли будем торговать. Не-е-е-ет.

— Нет? удивился Венедиктов.

— Нет. Хочется доллары. Я говорю, вот суть вашего валютного союза.

— Вы шутите?

— Я вам честно говорю. На это, правда, у них ответа нет. Вы удивились, правильно, потому что это странным кажется. Мы у вас покупаем газ и ищем вам доллары, чтобы заплатить. Давайте за российские рубли будем покупать и так потихоньку пойдем. Не-е-ет. Так вот, покупая у вас газ, нефть, металлы, другое сырье плюс комплектующие, высокотехнологические, нам «абы-какие» комплектующие не нужны для тракторов, для «Гомсельмаша», комбайнов, для сельхозмашиностроения, для машиностроения вообще. Вы же знаете, что наша страна — машиностроительная страна высокого уровня, страна нефтехимии. 25% бюджета сейчас занимает нефтехимия. Сельское хозяйство и так далее.

— Вы всегда говорите, вот газ и нефть. Слушайте, сегодня на мировом рынке газ и нефть девать некуда. Бери — не хочу. Да, ваш газ и нефть пока на уровне таможенной пошлины дешевле, потому что у нас беспошлинная торговля в ЕврАзЭС вообще, это не подарок нам. Мы с вами беспошлинно торгуем, а вы с нами. Но вы всегда почему-то подчеркиваете, что вы нам поставляете газ и нефть дешевле, чем в Германию. Но вы должны знать, что до Германии еще 2,5 тысячи качать. А цена газа — это больше всего транзит — это дорого стоит. Нужно это учесть. Плюс еще таможенную пошлину. Поэтому вы должны Германии еще выше продавать. Но большой рынок и прочее вы льготируете. Да, там рынок большой, а мы с вами, как я образно говорю, в окопах были вместе.

— И потом главный вопрос. Я его задал вашей делегации в Питере. Слушайте, вы правопреемники Советского Союза? Вы везде это подчеркиваете. Да, мы Советский Союз вчерашний. Так? Так. Чернобыльскую станцию кто строил? Не белорусы. Кто ее эксплуатировал? Не белорусы. Кто ее взорвал? Не белорусы. А 80% горя упало на нас, чуть-чуть на Брянскую область, немного на Украину. Советский Союз времен Горбачева имел целую программу по преодолению катастрофы. Помогали здорово. Советский Союз развалился, кто помогать будет? Не наша беда, но на нас она упала. Вы сегодня за $10 цены на газ торгуетесь, да там люди не могут дрова в печке сжигать, потому что они еще грязные эти дрова, понимаете. Да мы не преодолели на юго-востоке страны (эту проблему. — Прим. Onliner), треть республики была засыпана пеплом. Вы это как правопреемники должны понимать. Тишина. Я правильно же ставлю вопрос, если мы родные братья тем более.

«Просим только одного: не ухудшайте каждый год наше положение. На фига нужен такой союз?»

— Мне обидно, что спустя 25 и 20 лет [Лукашенко и Путина] мы находимся на раздорожье. Мы вам такие же услуги оказываем. А вы обижаете не только меня, но и наше старшее поколение. Мы нахлебники, что ли? В ответ я вынужден говорить своему народу, что у нас нет олигархата, шальных денег и трубы. 

Просим только одного: не ухудшайте каждый год наше положение. На фига нужен такой союз? В этом году у Беларуси $9 млрд дефицит торгового баланса с Россией. Зачем вы блокируете нашу лучшую пищевую продукцию? Нам же надо рассчитаться с вами? Если бы мы конкурировали еще в этом — вам же не хватает таких продуктов? Зачем вы торпедируете наши отношения? 

Я не царь, я пахарь (не на галерах, правда). И еще полтора года назад в Сочи сказал, что не готов к должности в России. Даже в наручниках если посадят. У нас первое независимое государство в истории. Я не готов похоронить свое дитя. И может быть, наши дети придут к новым обстоятельствам единого государства. 

Не получится? Я положу портфель — пусть кто-то попробует сделать больше. Совсем простой вариант, который будет хорошо воспринят в обеих странах, — вы вступаете в состав Беларуси.

Про газ: «Я буду искать альтернативу, а ее все равно надо искать. Я это от руководства России не скрываю»

— Как можно организовать экономику, если нам говорят: 152 доллара должна быть цена на газ? Хорошо, давайте цены ваши, мы будем платить, но если рынок в 25 млн т нефти и в 22 млрд кубов газа уйдет куда-то, вы на меня не обижайтесь. Они мне говорят: «Это вам будет дороже». Я привожу пример: когда вы начали собачиться с Украиной по транзиту газа, что вы сделали? Южный и северный поток — это десятки миллиардов долларов, вы плюнули и начали это делать. Я точно так поступлю. Я буду искать альтернативу, а ее все равно надо искать. Я это от руководства России не скрываю. Я могу самый дешевый маршрут (через Польшу, они предлагают это) — взять саудовскую или американскую нефть в Гданьске, по трубе завезти реверсом. У меня три трубы нефтепровода «Дружба». На первом этапе я забираю одну трубу и реверсом поставляю на НПЗ и перерабатываю. Пойдет нормально — заберу вторую трубу. У вас останется одна. Вы поставляете под 70 млн т по этим трубам на премиальный западный рынок. Если я забираю две трубы, у вас останется 20 млн. 

Также Лукашенко заметил, что сейчас выросло новое поколение, которое не помнит уже ничего о Советском Союзе.

— Поэтому сегодня нельзя решать вопрос так, как вы предлагаете. Завтра получим такую вспышку не только в Беларуси (но прежде всего здесь), но и в России. Сколько россиян, я посмотрел, у тебя говорят: «Скажите Лукашенко, не надо с Россией объединяться». А почему говорят? Не потому, что они не любят Лукашенко и Беларусь. А потому, что они боятся, что Беларусь превратится в олигархическую страну.

Любой неравноправный союз — империя и пр. — были уничтожены, они просто не существовали. В Евросоюзе при принятии решений полное равноправие. А нам даже не намекают, а говорят: ну мы большие, а вы поменьше, значит, будет так, как у нас.

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей в одном месте

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Настасья Занько, Александр Владыко, Татьяна Ошуркевич. Фото: president.gov.by
Без комментариев