«У вас печенье в холодильнике — оплатите лекцию». «Совершенные покупатели» кошмарят белорусскую торговлю

519
30 октября 2019 в 8:00
Автор: Татьяна Ошуркевич

«У вас печенье в холодильнике — оплатите лекцию». «Совершенные покупатели» кошмарят белорусскую торговлю

Проверять и жаловаться — наша верная скрепа. Зачастую она выручала, нанося удары по мошенникам. Да и торговля будет стоять предпоследней в списке «святых». Но система общественного контроля стала наступать сама себе на ноги и спотыкаться, вызывая недоумение: это благо или обычный экстремизм? В конце прошлой недели все закончилось рукоприкладством из-за печенья, которое не должно было храниться в холодильнике. За это с магазина попросили 130 рублей.

C чего все началось?

Эта история произошла с Евгением в октябре. Под видом посетителя в его магазин пришла девушка, бросила взгляд на печенье и достала «удостоверение» Общества защиты прав потребителей. Сказала, что температура хранения продукта отличается на несколько градусов — а так нельзя. Предложила парню-стажеру выбор: либо платишь за семинар, либо информация будет отправлена в нужные органы. Испуганный сотрудник подумал, что легче откупиться, и заключил договор.

Минимальный штраф за подобное нарушение для субъекта розничной торговли сейчас составляет 30 базовых величин (765 рублей), даже если это касается продукта стоимостью 50 копеек. Максимальный штраф может вырасти до 500 базовых величин (12 750 рублей).

В договоре прописана стоимость услуг — она составляет 130 рублей. Когда Евгений узнал о том, что произошло, решил сразу расторгнуть договор: с такими «защитниками» ему уже приходилось встречаться.

— Я несколько раз собирался подъехать к директору ООО «Империкон» (это его сотрудники ищут нарушения. — Прим. Onliner), мне отвечали, что его нет на рабочем месте, — говорит Евгений.

Тогда он решил прийти без спросу. Мы отправились с ним.

«Как физическое лицо я могу подойти к вам и вытолкнуть отсюда»

Это бизнес-центр «Пушкинский» во Фрунзенском районе. На третьем этаже здесь находится кабинет ООО «Империкон». За закрытой дверью — уютная комната с розовыми горшками, фотографиями и календарем на стене.

— Добрый день, — приветствует мужчина за столом.

— Добрый. Мы с вами созванивались, я пришел забрать свою копию договора, — отвечает Евгений.

Мужчина ставит локоть на ручку кресла, поднимает очки на голову и медленно поворачивается к нам.

— А у меня его нет, он у директора. Директора нет. Я просто юрист, — с улыбкой говорит он.

В кабинете есть еще один крепкий человек. На вопрос «Вы общество защиты прав потребителей?» он встречно отвечает: «А вы с какой целью интересуетесь?» Разговор не складывается.

— Я ничего не знаю. Обращайтесь к директору. Сотрудника, который заключал договор с вами, тоже можно найти через директора, — повторяет юрист Виталий.

— Мне сказали приходить к вам на лекцию, — говорит Евгений.

— Ну, значит, приходите на лекцию, — легко решает проблему юрист.

— Я не хочу на лекцию!

— Ну, значит, расторгайте договор!

— Я пришел расторгать договор! Где он?

Пока мужчины проводят бесплодный поиск договора, я встаю, чтобы изучить детали. Между криками «Сидите молча!», «Выйдите за двери!» и «Вы вор — воруете мое время», к себе я слышу только уважительное «Девушка, не фотографируйте». Впервые в жизни радуюсь существованию сексизма в белорусах и, пользуясь положением, останавливаю камеру телефона на календаре судов: в его клеточках написано «ООО „Аймрайт“», фамилии ответчиков и время заседания. Позже выяснится, что у этих компаний общий юрист. Рядом шкаф. В нем в ряд стоят семь ящиков с надписями «Отказ от иска», «Непонятные договора» и «Жалобы». Ну и в качестве доказательств существования директора — фото охотника с трофеями на стене. Охота — хобби Ивана Брилевского, директора «Империкона».

— Покиньте кабинет! — звучит постановление юриста.

Дальше происходит неприятное. Манерный мужчина Виталий срывается с места и показывает силу не только слова. Я сажусь на стул, а на возражения, что насилие ко мне применять не могут, крепкий мужчина четко отвечает:

— К вам можно будет применить физическую силу в соответствии с существующим законодательством. Как физическое лицо я могу подойти к вам и вытолкнуть отсюда.

К сожалению, это правда. И закон тут ни при чем. «Физическое лицо» иногда может вести себя в полном соответствии с этим определением, не включая то, что к лицу должно прилагаться.

Новый конфликт начинается, когда Евгений замечает, что на столе лежит какая-то бумага, похожая на тот самый договор, который никак не могут найти. Мужчины вступают в нечто похожее на драку. На пути к защите потребителей сотрудники «Империкона» не останавливаются и вырывают из рук поверженного Евгения бумагу. К торговле много претензий, но такого не позволяют себе даже в последнем магазине на районе.

Чем важен этот листок? Просто он подтверждает, что люди в этой компании не только проводят семинары, но и фиксируют нарушения, представляясь сотрудниками несуществующего общества по защите прав потребителей.

Наша встреча заканчивается в РОВД. Но история об «Империконе» и ему подобных не заканчивается. Нам удалось найти как минимум троих людей из разных объектов торговли, которые встречали таких.

Что говорят другие потерпевшие?

Татьяна работает в магазине. В мае к ней заглянула сотрудница «Империкона». Тогда она еще запрашивала не 130 рублей, а 110.

— Их было трое человек. Директор Брилевский мне сказал: «Вы продадите и квартиру, и свои сбережения, чтобы расплатиться. Это вы накрали в магазине!» А все было так: в магазин привезли помидоры «Бычье сердце» вместо «слив». Мы с девочками еще говорили, что это другой сорт. Ну а что нам делать? Мы не имеем права ничего менять, такой ценник и поставили. Вот они пришли на инфоцентр и начали возмущаться, писать договоры, писали даже в книгу жалоб. По моей санкнижке мне выписали два договора по 110 рублей — я должна пройти у них лекции. Они мне еще сказали: «Вы обманываете народ! Мы будем подавать на вас заявление в милицию!» Испугалась, подписала. Правда, я не платила до сих пор. А они мне пишут, что у меня выросла пеня — я уже должна 1231 рубль.

Алексей, работает в кафе. Он в числе тех, кто решил ничего не подписывать: ему показалось, что это дорогое образование.

— У нас в кофейне очень много людей — всегда целая очередь, — рассказывает он. — Женщина зашла, встала около витрины, долго ее рассматривала, потом попросила показать «качественное» на товар. Так как это обычный человек, мы можем его показать, у нас все честно. Она посмотрела, нашла, что у нас печенье в холодильнике находится, хотя должно храниться при другой температуре. Я спросил: а что дальше? Она достала удостоверение, показала: Общество защиты прав потребителей. Предложила мне пройти лекцию. Я раньше с этим сталкивался — и отказался, потому что понимал, чем они занимаются. А так они просто выписывают квитанцию на семинар и говорят: «Можете даже не приходить».

Сергей тоже работает в торговле. К нему сотрудники из общества заглянули недавно — 21 октября.

— Я сидел за баром, пил кофе — в этот день не работал, — рассказывает мужчина. — Но так как я руководитель, пришлось вмешаться. Входит женщина, просит кофе с сиропом. Девочка берет бутылку, на ней нет этикетки — ну оторвалась. И эта девушка говорит: «Ну классно, давайте выпишем вам направление на обучение». Я говорю: «Классно, давайте выпишем». Она показывает удостоверение, что пришла из Общества защиты прав потребителей. Говорит, 130 рублей. Я отказался — она сказала, что позовет санстанцию. Понятно, что проще заплатить, чем потом разгребать все это. Затем мне сказали, что они не имеют права делать подобные вещи. И теперь я буду писать заявление о расторжении договора и обращусь в милицию.

Что говорят директор и сотрудники фирмы?

Директор «Империкона» прокомментировал для Onliner деятельность компании.

— У нас организация проводит семинары, лектории и много другого. Для этого должно быть разрешение у преподавателей. И мы непосредственно с ними заключаем договоры.

Что касается фирмы «Аймрайт», Иван Иванович отрицает, что имеет с ней что-то общее. На мой вопрос, почему на стене «Империкона» висит календарь с расписанием их судебных заседаний, директор ответил так:

— Где вы видели расписание? Там работает ведущий юрист, который непосредственно ведет несколько фирм. И это висит на стене в кабинете юриста, а не директора.

Onliner удалось найти девушку, которая работала юристом в «Империконе» до Виталия.

— У меня все нормально, к ним никаких претензий нет. Я устроилась в фирму по защите потребителей, но потом просто сбежала из нее. Вообще, это была моя подработка на месяц, я нашла ее по объявлению. А оказалось, у них под видом юридической фирмы действует совершенно другое, поэтому я быстро ушла, чтобы не попасть под ответственность. Все происходило так: мы сидели в кабинете по очереди, у каждого было свое время. Я тоже ходила по магазинам. Сначала стажировалась с девочкой, смотрела, как она работает. Приходила как физлицо, потом представлялась.

В удостоверении было написано, что я из общества защиты прав потребителей. Ну просто вклеивали мою фотографию. Люди верили, ничего не проверяли, переводили деньги на лицевой счет.
Одна из записей в книге жалоб и предложений «Империкона»

Так кем являются компании вроде «Империкона» на самом деле?

По сути, это обычные коммерческие организации. Как правило, их создают несколько человек, нередко это бывшие сотрудники контролирующих органов, которые знают, на что можно надавить. Схема их действий простая: сотрудник общества заходит в магазин или бар, находит нарушение, говорит об этом работнику и угрожает вызвать санстанцию. Понятно, разойтись можно полюбовно: всех этих ужасов не будет, если человек заплатит деньги и заглянет на семинар. Работники компаний соглашаются. Не потому, что магазину есть что скрывать, — речь чаще идет о незначительных нарушениях. Просто сумма, которую просят «проверяющие», меньше той, которую установят настоящие государственные органы.

«Империкон» — из числа инициатив, которые отлично понимают, что магазин вряд ли захочет рисковать деньгами. У компании «Аймрайт» другой директор, но, как пояснил сам руководитель «Империкона», общий юрист. Кстати, деятельность этой организации тоже вызывает сомнения у потребителей. Как нам удалось выяснить, действуют их сотрудники практически одинаково: предоставляют удостоверения контролирующих органов и надеются на доверчивость молодых работников. Заносят все в лист нарушений и заключают договор на оказание образовательных услуг. Первый документ, за который пытались «душить» Евгения, вполне может случайно исчезнуть: он бросает тень сомнения на деятельность компании. А вот второй работает в рамках закона, его не стыдно показать друзьям родителей и сказать: «Я занимаюсь просвещением».

Лист, который вырывали из рук Евгения. Он подтверждает, что, кроме семинаров, сотрудники организации фиксировали нарушения

Требования к кандидатам на должность «смотрителя», кстати, у компании тоже неприхотливые: нужно только среднее образование, а опыт не важен.

Правда, если обманутые клиенты чаще грустят об утраченных деньгах да и забывают, то история «Империкона» может закончиться печальнее. Как стало известно Onliner, сейчас на компанию подают заявления в милицию минимум четверо пострадавших. Тем более что с фирмой уже связана нехорошая история: 24 июня 2019 года у общества забрали лицензию на оказание юридических услуг.

Как отличить настоящее общество прав потребителей от подставного?

В Минском обществе потребителей нам рассказали, что организации их типа должны находиться в Перечне общественных объединений на сайте Министерства антимонопольного регулирования и торговли.

— Там также есть перечень работников, которые прошли переаттестацию и имеют право заниматься такой деятельностью, — прокомментировали для Onliner. — Когда приходят такие люди и говорят, что если человек не заплатит деньги за семинар, то сведения пойдут в вышестоящие органы, это точно незаконно. А для прибытия в торговую точку у зарегистрированных работников общественных объединений есть право и полномочия.

В общественном объединении «Потребитель» нам тоже подтвердили эту информацию:

— У организаций нужно требовать устав: если это общественное объединение, не коммерческое, то там будут прописаны цели и задачи. Деятельность по защите прав потребителей принадлежит государственным органам и общественным объединениям. Коммерческие организации такими функциями не наделены, поэтому и нужно спрашивать устав, чтобы удостовериться, что это общественное объединение. На сайте Министерства по налогам и сборам можно узнать, существует ли эта организация на самом деле.

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Татьяна Ошуркевич