Ловушки Полесья. Многодетные мамы поругались со своим поставщиком подгузников и кастрюль, а тот их засудил

645
24 октября 2019 в 8:00
Автор: Дарья Спевак. Фото: Анна Иванова

Ловушки Полесья. Многодетные мамы поругались со своим поставщиком подгузников и кастрюль, а тот их засудил

Несколько женщин из Пинска и района объединились, чтобы поддерживать друг друга в запутанной истории. Все как одна должны местному бизнесмену деньги по распискам. И все обязаны выплачивать разные суммы через суды. Несмотря на постановления, должники считают, что являются жертвами ситуации и на самом деле не должны денег вообще или же обязаны выплатить меньше. В основном в ситуации погрязли многодетные мамы, которые любили покупать кастрюли и памперсы в долг.

По словам героев, пинский «ипэшник» Сергей Жогло продает товар через посредников. У него есть несколько продавщиц, которые пиарят дешевую продукцию из Польши, России и Украины среди своих знакомых. Сначала договоренность такая: платишь частями, когда получается. Конкретные суммы не оговариваются. Потом предприниматель требует вернуть все деньги, а столько у должников нет. Они пишут на его имя расписку, продолжают отдавать долг частями, но нигде, говорят они, это не фиксируется. И когда до полного возврата остается немного, Жогло подает на женщин в суд: мол, вы ничего не платили, отдавайте всю сумму, указанную в расписке.

Елена Янковец, продавщица товара в долг. Выплачивает $5 тыс. и проценты за просрочку по расписке

Женщина живет в деревне Лопатино Пинского района. Раньше она работала поваром в колхозной столовой, а потом, в 2013 году, пошла продавщицей товара к тому самому Жогло. Она живет в кирпичном деревенском доме, продолжает работать в колхозе и принимает в гостях своего внука. Елена рассказывает свою историю, которая началась в 2013-м.

— Моя единственная дочка болела эпилепсией. Мы ездили в Минск в РНПЦ «Мать и дитя», там давали бесплатные препараты, а в пинской аптеке сказали платить. Сначала они были дешевые, и мы полгода их покупали. Но лекарства стали стремительно дорожать, дошло до 5,7 млн рублей (неденоминированных. — Прим. Onliner) в месяц. Немного помогали люди и колхоз. Я пошла в исполком к председателю со справками, что не дают лекарств. Покупать на следующий месяц не было за что. Спустя время, правда, я добились бесплатных лекарств через Брест. Но деньги были очень нужны, — вспоминает она.

Женщина рассказывает, что познакомилась с Жогло в том же году, когда он приезжал в ее деревню на рынок. Елене так понравились его польские кастрюли, что она не смогла устоять — взяла в рассрочку на два-три месяца. После этого предприниматель заинтересовался женщиной, поспрашивал о ней в колхозной конторе и, получив хорошую характеристику, предложил работать у него продавщицей. Обещал, что она будет иметь 7% от продаж. Янковец сразу согласилась: деньги были нужны. Елена стала продавать на дому кофе, чай, конфеты, трикотаж, посуду и другие товары. Их ей привозил сам Жогло из Польши, России и Украины. Она говорит, что эти товары продавались до двух раз дешевле, чем в магазине. Но самый большой бонус — рассрочка оплаты.

— У него здесь (в деревне Лопатино. — Прим. Onliner) была золотая жила. В месяц я зарабатывала для него по 10—15 млн. Был бы он толковым предпринимателем и просто меня зарегистрировал, сделал все по-нормальному — имел бы очень хороший доход, — Янковец фантазирует и продолжает: — Тогда же, в 2013-м, мы с ним расстались на не очень хорошей нотке. Он говорит: «Лена, помоги мне собирать с людей долги» (за товар, проданный ею в рассрочку. — Прим. Onliner). Заезжаю к одному человеку, а он мне: «Ты что, дурочка?! Мы отдаем Жогло». Еду ко второму — меня, извините, чуть не посылают. Я говорю Жогло: «Сережа, почему ты у людей забираешь деньги, но мне не говоришь? Ведь их долги записаны у меня». Он ответил, чтобы я не волновалась, достал тетрадку. Да, там было написано, что тот вернул 800 тыс., тот — 200 тыс. рублей (неденоминированных. — Прим. Onliner)… Тогда я поняла: нужно сверить и подбить возвраты, чтобы люди не висели у меня в должниках. Посчитаться мы не могли где-то три месяца — у него всегда находились причины оттянуть время. В итоге суммы не сошлись. Получилось, люди остались должны почти 50 «старых» миллионов. Я сказала Жогло, что больше не буду у него работать.

Елена говорит, что Сергей постоянно называл ее сестрой, она очень доверяла ему и не могла подумать, как все обернется.

— Однажды он упрекнул меня в том, что я людские деньги трачу на своего ребенка: мол, должники мне возвращают, а я от него скрываю. Я предложила поехать к людям и спросить. Заезжаем к одной, спрашиваю: «Когда ты мне последний раз деньги отдавала?» — «О-ой, месяца три назад». Ко второй — «месяца четыре назад». И так далее. Мне денег люди не приносили давно. Он сказал им, чтобы написали расписки. Написали. Тогда мы с Жогло вернулись ко мне, он и говорит: «Лена, ты хорошо ладишь с людьми, напиши и ты на всех (на всю сумму — $5 тыс.), что ты меня не бросишь и будешь помогать собирать с этих людей расписки. Ведь тебе здесь доверяют». Я и написала.

— Почему?

— Понимаете, человек настолько был уверен… Я так поддалась его влиянию… Как гипноз.

Спустя время розовые очки Елены немного спали. Она возвращала деньги Сергею и настаивала, чтобы тот отмечал возврат: мол, получил такую-то сумму, расписался. Время шло, наступил май 2014-го. Местные должники-покупатели стали рассказывать, что Жогло подает на них в суд по распискам.

— Потом дошло и до меня. На нервном срыве начались проблемы со здоровьем. Практически каждый месяц мне что-то режут. Лежу в больнице, а Жогло присылает SMS: «Подруга, я подал на тебя в суд, а ты не явилась». Сначала подумала, что это розыгрыш. Потом, после операции, я выигрываю первый суд и успокаиваюсь. Но после этого Жогло снова подает на меня жалобу по той же расписке. Женщина, которая весила 70 килограммов, становится 45. Меня никто не узнает. Продолжаются эти тяжбы.

Да, первый суд Елена выиграла: Жогло отказали во взыскании денег по расписке. Со слов женщины, во время работы на предпринимателя она брала кредиты в банке, которые погашает до сих пор. Поэтому от Жогло таких больших сумм она не получала. Эти ее доводы и учел первый суд. Однако потом решение отменили, и с Елены взыскали те самые $5 тыс. из расписки.

— Когда я показывала бумаги, где Сергей расписывался за получение долгов, он отрицал, что это его роспись и почерк. Судья могла прервать меня на полуслове. Странно получается: на основании одних и тех же документах один суд выносит решение в мою пользу, а другой — в пользу Жогло.

В 2015 году Елена подала кассационную жалобу на предпринимателя. Судебное разбирательство закончилось в 2016-м. В итоге у женщины описали имущество. Ее супруг обязался выплачивать бизнесмену по 100 или 70 рублей в месяц.

— И мы платим. Есть квитанции, ОПИ все высчитали. Сейчас отдали ему почти 4 тыс. рублей из 7 тыс. с чем-то. Сегодня я работаю уборщицей на ферме, из моей зарплаты высчитывают 25% в счет погашения долга. Я писала и в Генпрокуратуру, и в МВД, куда только ни обращалась. Но все спускают обратно в район. И все рассматривают одни и те же люди.

В августе прошлого года у дочки Янковец намечалась свадьба. Елена лежала в больнице. К ней приехали другой пинский бизнесмен Рогальский и одна из продавщиц Жогло, рассказали и о своих конфликтах с Жогло. Предложили вместе бороться дальше и написать на предпринимателя заявление в ОБЭП.

— На следующий день Жогло появился у меня в палате. Показал SMS, которое пришло ему на телефон: «Час назад приходил в ОБЭП Рогальский, приносил заявление Янковец. Она находится в горбольнице. Делай с ней что хочешь», — из этого женщина делает вывод, что у бизнесмена неплохие связи и информаторы. — Он мне сказал: «Или ты забираешь заявление, или я подгоняю автобус в день свадьбы твоей дочери и вывожу твою мебель». Что бы вы сделали на моем месте? Я забрала заявление.

Елена Гурьева, вторая продавщица. Должна предпринимателю более $1,5 тыс.

Сценарий отношений с Сергеем Жогло у многодетной пинчанки практически тот же, что и у предыдущей героини. Трудности в жизни Елены начались в 2015 году. Она пострадала в аварии, когда работала в автопарке контролером. После этого уехала работать на завод в Польшу, а своих семерых детей оставила на маму: нужно было кормить семью. Теперь женщина мыкается по подработкам, погрязла в долгах и не знает, как купить своим детям тетради. Она жалуется на старую и шаткую мебель, свое здоровье и, конечно, местного предпринимателя.

— В январе прошлого года мне позвонил Сергей Жогло и позвал с детьми в церковь — там на Рождество раздавали подарки. Заодно он спросил, где я сейчас работаю. А я только приехала из Польши, искала работу. Сергей предложил пойти к нему в ИП продавщицей. А я всегда хватаюсь за любую копейку. Он сказал сделать ксерокопию паспорта и привез ко мне домой товар: кофе, чай, печенье, колготки, носочки, трусики, маечки, пледы и так далее. Их я продавала знакомым в городе и пригороде.

Елена рассказывает, что поначалу все шло гладко. Сергей учил ее, как продавать, вести накладные и всяческим другим премудростям профессии продавца. К слову, товар она продавала не только в Пинске, но и в той же деревне Лопатино. Однако она не говорила, на кого работает, потому что местные откликались о Жогло не очень лестно после истории с Янковец. Их не смущало, что вторая продавщица возит точно такие же товары.

— Вначале возмущалась, что все продается без чеков. Жогло отвечал, что платит налоги, мол, все законно. Моя зарплата была 10% от продаж. Потом кто-то нажаловался, и у него стали появляться проверки из милиции, налоговой, ОБЭПа. Сергей сказал мне: «Сворачивайся, торговля прекращается, собери товар, а я приеду и все заберу». Это был конец мая 2018-го. Мы стали считаться (все записи были у меня в тетрадках, а у него — свои). Говорит: «Лен, у тебя долга передо мной 3 тыс. рублей». Я показываю свои записи: какие суммы ему отдавала и что остались должны покупатели. Там не было 3 тыс. Сергей сказал, что я ему ничего не отдавала.

Женщина также рассказывает, что к покупателям поначалу не было четких требований по возврату денег — просто «потихоньку отдавали». По словам Елены, люди набирали товаров на разные суммы, но самые большие — это 800—1000 рублей. Она вспоминает, что все платили регулярно в дни пособий и зарплат — кто по 50, кто по 100 рублей.

— Потом Жогло пришел и заявил, мол, его жена разозлилась, что я должна ему 3 тыс. рублей. Сказал написать расписку — просто для жены, чтобы та успокоилась. Я не поняла, почему я обязана писать, ведь должны ему покупатели. Ответил, что это формальность: расписку он просто покажет жене, юридической силы бумага не имеет. Я повелась и написала, что он мне продиктовал. Получилось, что должна $1564. После этого он стал вести себя ужасно. Позвонил со словами: «Лена, скажи своим людям, чтобы отдали мне все деньги. А кто не отдаст, пусть пишет расписки». И я всех обзванивала.

Потом проверки из налоговой и ОБЭПа начались и у Елены.

— Мне было страшно, что я работала у него нелегально и могла за это ответить. Поэтому выбросила в мусор все документы и накладные, что у меня были. Теперь жалею. На тот момент я уже вернула Жогло часть денег, что отдали люди. Позже он стал требовать расписки у остальных наших должников.

Сумму, которую Елена вернула предпринимателю, она не уточняет.

Гурьева вспоминает, что после расписок покупательницы продолжали отдавать деньги лично Жогло, в том числе при ней. Но в итоге он подал на них в суд, как будто те ничего не выплачивали. Повестка по расписке пришла и Елене. Истец — Сергей Жогло. Сумма — те самые $1564. Пинчанка на суд не явилась: решила в это время съездить в Россию. Теперь она должна выплачивать указанную сумму.

— Сейчас мне не за что купить детям тетради в школу, за квартиру тоже платить нечем — только одними пенями удавили, — описывает она свою жизнь в долгах.

Женщина утверждает, что потерпевших от взаимоотношений с Жогло в Пинске и районе с три десятка. Все они периодически созваниваются и думают, как выйти из щекотливого положения. По словам Елены, ее ситуация не самая безнадежная: ее знакомая из-за долгов Жогло влезла в сомнительный кредит, получила условный срок и переехала в другой город.

Лидия Лекунович, покупала товары. По расписке выплачивает $300

В 2015 году многодетная Лидия переехала в новую квартиру. Соседи познакомили ее с Натальей К., которая работала продавщицей у Сергея Жогло. Работа строилась, как говорит Лидия, по той же схеме: взял товар, деньги возвращаешь частями.

— Брала в долг памперсы, кастрюли, чай, кофе и другое. Много не набирала — до 300 рублей. Отдавала два раза в месяц где-то по 120 рублей. Потом вышла из декрета и возвращала по 50—60 рублей — больше не получалось. Тогда Наташа начала приходить ко мне домой и требовать деньги. Хотя мы договаривались, что я буду приносить по возможности. Однажды она пришла и забрала мою банковскую карточку. Но я же не дурочка. Пошла заблокировала ее, а деньги со счета забрала в кассе по паспорту. И вернула ей, сколько на тот момент получалось.

Сейчас кажется: а ее не проведешь! Но это только кажется.

Лидия сетует, что не платила даже за «коммуналку»: все «лишние» деньги уходили на долги, остальное — на пропитание детей.

— В итоге я осталась должна Наташе рублей 200. Она сказала, чтобы теперь я все деньги отдавала хозяину (Жогло. — Прим. Onliner). Он приехал ко мне и передал слова продавщицы, что я ничего ей не отдавала. Я показала квитанцию, какая у меня задолженность за квартплату: как я могла не отдавать, как ей не стыдно? — да, такое доказательство пинчанка приводит в свою защиту. — Наташа высчитала, что я якобы осталась должна ей $300.

Жогло предложил Лидии написать расписку на эту сумму и потихоньку возвращать.

— Он мне сказал: «Ты честный человек, я знаю, что отдашь эти $300». Я ответила: «Конечно, я не должна, но я их отдам», — логично объясняет женщина свой поступок; она согласилась на расписку, но сама не знает почему. — Он сидел и говорил: «Пиши, пиши».

Позже, вспоминает пинчанка, «ипэшник» снова предлагал ей товар в рассрочку. И она снова брала. И потихоньку отдавала долг.

— А потом он подал на меня в суд, — в отчаянии заключает Лидия.

Сегодня она скооперировалась с другими женщинами, чтобы переживать общие проблемы. Женщина надеется, что справедливость восторжествует и она, как и все остальные, не будет ничего должна предпринимателю.

Сергей Жогло. Предприниматель, которому должны

Мы предложили пинскому предпринимателю прокомментировать ситуацию. Сначала в телефонном разговоре он согласился дать интервью. Несколько раз бизнесмен переносил встречу и в итоге ответил, что пока не готов к беседе.

— Я дам интервью, но только не в это время и не сейчас. Чтобы я немножко подготовил речь. Я могу приехать к вам в Минск. Мы должны договориться на определенное время. Я красиво оденусь, постригусь. < …> Все решения судов — в мою пользу. На суд эти люди не приходят, не получают повесток. Они не хотят отдавать деньги — в этом вся причина. < …> Если вы тоже будете клевету публиковать, как брестский блогер, то я вас тоже привлеку за клевету, — сказал в сентябре Сергей Жогло.

В начале разговора мы предупреждали пинского бизнесмена, что ведется аудиозапись. Начался диалог, а через несколько минут Сергей удивился, что диктофон включен. Мужчина возмутился, что его якобы не предупредили об этом. С возгласами о недоверии к журналистам он спешно удалился.

После разговора он написал журналисту и подтвердил свою готовность приехать в редакцию Onliner, чтобы поговорить. Когда подробный комментарий будет получен, он появится здесь.

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. va@onliner.by

Автор: Дарья Спевак. Фото: Анна Иванова