История про несчастных коров: что говорит начальство и что — контролеры?

247
02 августа 2019 в 15:45
Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина

История про несчастных коров: что говорит начальство и что — контролеры?

Животноводы по всей стране теперь некоторое время будут мощно икать после истории, случившейся в агрогородке Паршино. Когда кто-то выложил в интернет жутковатые снимки коров, многих это впечатлило. Горожанам показали кусочек правды про животноводство, пошла волна… Вообще-то, могло выстрелить какое-то хозяйство попроще и пострашнее, но выстрелило это. Образцовое и небедное. Фотографии, судя по меткам, сделаны в мае — июле. Причины, по которым кто-то несколько месяцев планомерно снимал и копил все это, а потом решил разом опубликовать, мы вряд ли узнаем. Да не в причинах суть. Интересно, что говорит на это местное начальство.

Что значит «учхоз»?

То, что вся эта история закрутилась именно вокруг РУП «Учхоз БГСХА», довольно удивительно. Это одно из крупнейших хозяйств страны. Не бедствует. Изначально создавалось как «тренировочное» подразделение горецкой сельхозакадемии, теперь самостоятельное предприятие. Здесь проводят обучающие семинары для аграриев, сюда приводят студентов.

Одно из направлений деятельности — животноводство, в наличии больше 9 тыс. голов КРС. Тут даже есть подсвеченная лампочками статуя коровы — о чем еще можно мечтать?!

Поля и объекты учхоза разбросаны на большой территории, но нас сейчас будет интересовать молочно-товарный комплекс в деревне Паршино.

Анонимный автор скандальных снимков указал, что они сделаны именно здесь. И подписал: «Дорогие люди, все, кто неравнодушен, помогите, пожалуйста, распространить информацию, может, вышестоящее руководство данной сферы за пределами района заинтересуется и прекратит беспредел Хмуровича Евгения Артемьевича, он является заведующим МТФ Паршино». (С товарищем Хмуровичем мы еще пообщаемся.)

На сайте учхоза еще значится прежний директор — Михаил Гулый. На самом деле он на днях (когда снимки уже бродили по сети и собирали лайки) назначен главой Кировского района. По факту уже три дня хозяйством командует Александр Янкович, до того работавший на должности главного экономиста.

Всегда кто-то болеет, кто-то умирает…

Янкович встречает нас у въезда в деревню. Говорит, что готов показать любой сарай. Вообще-то, во время этой экскурсии нельзя забывать, что с тех пор, как поднялся шум, прошло несколько дней. По хозяйству уже прошлись огнем и мечом всевозможные поверяющие, многое убрано, и «первозданной» картины больше не существует. (Но она сохранилась на снимках контролеров, потом покажем.)

В загонах вне сараев бродят или лежат на земле коровы — картина, которую мы видели примерно миллион раз. Эти выглядят еще по-божески, поскольку сейчас сухо. Пожалуй, дождь все изменит. Новый руководитель подтверждает: да, в этом случае площадка выглядит непрезентабельно, но, по его словам, подстилка делается таким образом, чтобы были сухие места.

В хозяйстве есть новые и старые здания для скота. Новые выглядят модно и нарядно, старые — наоборот. И. о. директора объясняет, что в этом есть смысл, в том числе такой: студенты должны увидеть разные условия содержания. То же относится и к способам доения — кто-то ходит на «Елочку», кто-то на «Карусель», кто-то к роботу.

В новом сарае благодать и идиллия: кормушки полны какой-то хитрой минеральной смеси, механизированная система, которая включается по расписанию, скребет навоз. Коровы выглядят довольными, жуют либо трутся боками о массажеры.

— Так, может, вы уже зачистили все тут…

Нет, говорят в один голос, это обычное состояние, какой-то специальный порядок не наводили.

В общем, те фотографии явно не отсюда. Похоже, это очень разное хозяйство — одни коровы выигрывают кубки, другие с больными ногами позируют контролерам.

— Если у вас так здорово, как понимать эти картинки? — принимаемся листать фотографии с мертвыми телятами, грязными коровами и прочими прелестями.

Некоторые снимки Александр Янкович комментировать сразу отказался: нет привязки к месту, на коровах нет опознавательных знаков — значит, неизвестно, где снято.

— А где телята эти лежали? — смотрим фото, на котором шесть трупиков.

— Это действительно наши, — говорит Янкович. — Идемте покажу…

Направляемся в старый сарай. Тут тоже стоят коровы, с виду вполне обычные, не тощие и не облезлые, — а также конь.

В закутке за домиком с телятами обнаруживается то самое помещение. Сейчас тут пусто и бело. Тогда лежали эти тушки.

— В этом помещении они находились после вскрытия, пока их не вывезут в скотомогильник, — объясняет руководитель хозяйства. — Да, падеж случается. В таком случае ветврач берет бакматериал, отправляет на исследование для установления причины смерти. В этом случае два теленка пало из-за гипотрофии, остальные — мертворожденные. Ненормально то, что у нас было сразу четыре мертворожденных теленка. Но в целом по хозяйству падеж не превышает норму.

Понятно, что из 9 тыс. голов кто-то болеет, кто-то умирает. Кто-то стоит в навозе. Но не сейчас. Помещения, которые мы посетили, внешне выглядели вполне пристойно. Но у хозяйства десятки зданий. За все отвечать не станем.

«Серьезных нарушений не нашли» (но это не точно)

Начальник комплекса Евгений Хмурович — тот самый человек, которого безвестный автор фотографий винит в беспределе. Сам Хмурович сетует по поводу анонимности происходящего:

— Любой же может подойти ко мне, сказать. А они не сказали, просто скинули в интернет, в эту помойку. Удивляет, что госорганы так отреагировали на анонимку… А фотографий таких в любой фирме вы найдете. Если человеку нужно насолить, это можно снять где угодно.

Главный зоотехник Марина Чуешкова говорит, что проверяющие приезжали во множестве, но серьезных нарушений не нашли. (Позже мы спросили у контролеров напрямую — они рисуют несколько другую картину. Она отличается и от того, что рассказывают нам в хозяйстве, и от того, как ситуация подана на зловещих фотографиях.)

— Были претензии к документации, в одной кормушечке для теленка не оказалось комбикорма, — перечисляет главный зоотехник. — В одной из наших трехсот! Что касается здоровья животных, то проблемы эти есть у всех, мы тут не хуже других хозяйств, а возможно, и лучше. Мы решаем проблемы, много средств идет на дорогостоящие препараты, проводим лечение мастита, копыт и так далее…

Долистываем до снимка с грязным выменем и подсоединенным доильным аппаратом.

— Конечно, это ненормально. Не знаю, где снято, но тут доярка безответственная — наша или не наша, — продолжает Марина Чуешкова. — Бывают неопрятные коровы, ляжет именно в грязь. Но доярка по всем правилам должна обмыть вымя, есть специальный пистолет, средства для этого.

Данные из корпоративной статистики: 7 из каждых 10 литров молока из этого хозяйства уходят на продажу сортом «экстра», самым высоким. Янкович добавляет, что оператор доения зарабатывает в среднем 820 рублей (средняя зарплата в учхозе около 720 рублей), но эта сумма может сильно плавать в зависимости от того, каким сортом будет сдано молоко. Таким образом, выходит, что крепить доильник к грязному или маститному вымени экономически нецелесообразно ни для кого: ни для обиженного, ни для обидчика. Первый же тест покажет, что партия испорчена, и вместо продажи молоко пойдет на выпаивание телят, это невыгодно. Нужны идеи: кому и зачем понадобилось так вредить самому себе?

Что насчет тощих, явно нездоровых коров, которые видны на снимках? Какой смысл морить животных голодом, если кормов избыток? (Еще не израсходовали прошлогодние запасы, идет заготовка новых.) Какой смысл жалеть подстилку, если солому некуда девать? (Тюками завалены окрестности фермы.)

На самом деле смысл есть: разгильдяйство. Корм должен кто-то раздать, солому старую убрать, новую разбросать. Может, пьянствуют работники? Янкович отрицает: да нет такой проблемы, если кого-то ловят пьяным, то в 90 процентах случаев это увольнение.

Как бы то ни было, итоговая позиция руководства хозяйства: на любой ферме можно найти грязную больную корову и красиво ее сфотографировать.

Госконтроль: проблемы есть. Решают

Начальник управления контроля за работой агропромышленного и природоохранного комплексов КГК Вячеслав Осмоловский ситуацию коротко описывает так: недостатки есть, но не катастрофа.

— Выявили несвоевременное навозоудаление из сараев, с выгульных площадок и навозохранилищ, несвоевременное окашивание территории, нехватку подстилочного материала, — перечисляет он Onliner. — Отметили неудовлетворительное состояние отдельных помещений, в частности, была отбита плитка в доильном зале, покрыт плесенью потолок.

Также нами установлено ненадлежащее ветеринарное обслуживание. На ферме имелось значительное количество животных с истощением, больными копытами, гинекологическими заболеваниями. Как следствие, не обеспечивалось эффективное осеменение порядка 40% дойного поголовья. В отдельных домиках для телят не было поилок и корма в кормушках.

Мы незамедлительно внесли предложения в облисполком и Горецкий райисполком о мерах по устранению недостатков. Обратили внимание органов власти на то, что предприятию срочно нужна помощь в лечении животных.

Комитет рассматривает вопрос привлечения к административной ответственности виновных должностных лиц. К оценке ситуации подключены правоохранительные органы. Исправление положения на ферме продолжается.

При этом все там далеко не настолько мрачно, как это изначально подавалось в соцсетях.

— А почему они такие худые? Ведь в хозяйстве утверждают, что кормов полно…

— Надо выяснять. Недостатка кормов действительно нет, но там вопросы по сбалансированности и качеству питания. Истощение может быть связано и с болезнями. Если корове плохо, болят копыта, она, естественно, плохо ест.

В КГК показали снимки, сделанные 23 июля, когда в хозяйство пришли контролеры — еще до всех проверок. Особо отмечают: сотрудники целенаправленно фотографировали только плохое, фотографировать только хорошее — профиль других организаций.

Что касается виновных, то их в комитете пока не называют.

Зато прислали свежие снимки тех мест, к которым были претензии. Так они выглядят сегодня: площадки расчищены, в сараях появилась подстилка, хотя где-то ее уже пора менять.


Мы понимаем, что все стороны этой истории рассказывают свою правду. Но если слишком сильно сосредоточиться на Паршино, можно случайно забыть о других фермах, где дела тоже очень интересные. Подозреваем, что описанные проблемы характерны далеко не только для Учхоза БГСХА. Работников, которым есть что добавить по делу, просим связаться с автором: na@onliner.by.

Читайте также

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. at@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина