Драка возле авиационной академии. Потерпевшие требуют пожизненного заключения Рагимову

 
1585
05 июля 2019 в 12:19
Источник: Дарья Спевак

Резонансное дело о драке возле авиационной академии, во время которой убили 21-летнего парня, продолжается. Напомним, в ноябре прошлого года Алексей пришел на «стрелку» с Рустамом, бывшим парнем его девушки Валерии. Близкие белоруса говорили, что иностранец угрожал ему убийством. На встрече завязалась потасовка, в которой нетрезвый Рагимов ударил ножом Кривошея. В итоге парень скончался в реанимации.

Рустама Рагимова обвиняют по ч. 1 ст. 139 «Убийство». Максимальный срок наказания, который ему грозит, — 15 лет. Свою вину он отрицает.

Главный вопрос от семьи убитого — почему после драки судят только одного? По мнению родственников погибшего, судить должны и друзей Рустама, которые тоже были на роковой встрече.

Сегодня в суде начались прения сторон.

Обвиняемый: «Мои действия в отношении нападения Кривошея с ножом были сделаны в целях самозащиты»

Сначала высказывается обвиняемый Рустам Рагимов. Бегло и не совсем внятно читает с листочка свою позицию.

Он говорит, что в его отношении было совершено спланированное нападение под видом защиты. Цель акции — высылка Рагимова на родину. Обвиняемый рассказывает, что потерпевший Кривошей сообщал лично ему о наличии некоего дяди в КГБ, от которого у Рагимова могут быть неприятности.

— Мои действия в отношении нападения Кривошея с ножом были сделаны в целях самозащиты, — сказал он (согласно обвинению, нож принадлежал Рагимову, а не Кривошею, но обвиняемый говорит обратное. — Прим. Onliner).

Рустам Рагимов говорит, что нож случайно мог задеть самого Кривошея.

— Мои родители предлагали финансовую помощь потерпевшим в виде $7 тыс., но те отказались ее принять, — все исковые заявления в свою сторону обвиняемый отрицает.

Адвокат спрашивает у мамы Кривошея, правда ли были эти деньги.

— Моему адвокату предлагали $15 тыс., чтобы смягчить наказание Рагимову. И никаких денег мы не брали, — ответила Наталья.

— А что от вас требовали? — заинтересовался судья.

— Просили, чтобы не наказывали Рагимова. Я им сама готова отдать эти 15 тысяч долларов, чтобы они привели ко мне сына здоровым и живым! — нервно вскрикнула Наталья.

— Обвиняемый иска не признает, за что платить тогда? — уточнил судья.

— Это добровольная помощь, — говорит адвокат Рагимова.

Адвокат потерпевших уточнил: деньги им предлагали с условием, что истцы не будут требовать для Рагимова наказания в виде лишения свободы.

Судья спросил, готовы ли сегодня потерпевшие принять эти деньги и уменьшить исковые требования по материальной части (напомним, родственники погибшего указывали в том числе, что требуют материальной компенсации. — Прим. Onliner).

— Готовы, но без условий в нашу сторону, — ответила семья Кривошея и ее адвокаты.

Судья сказал адвокату Рагимова, чтобы она связывалась с родителями обвиняемого — пусть везут деньги.

Семья обвиняемого согласилась привезти деньги. Их ждут, заседание продолжается.

Судья интересуется у Рагимова, спрашивал ли досудебный эксперт о травмах, которые были у обвиняемого в ноябре прошлого года. Тот ответил, что нет.

— 14 ноября при осмотре обнаружены ссадины на голенях давностью 1—3 суток, а также травмы, нанесенные тупым предметом. Тогда вы говорили, что вас никто не бил, — цитирует судья прошлые показания. — «Я ударил правой ногой одного парня». Почему вы не рассказывали эксперту про Кривошея (теперь Рагимов говорит, что это погибший нанес ему травмы. — Прим. Onliner)? То есть не было никакого «парня»?

— Не было.

— Но с ваших слов же записано?

— Не знаю.

Подъехали родители Рагимова. В суде объявлен перерыв до 12:30.

Азербайджанская диаспора поддержала Рагимова, прислав положительную характеристику

От семьи Рагимова потерпевшие получили выплаты юридических расходов и частично — компенсацию морального вреда. Потерпевшие заявляют, что компенсировать моральный вред нужно еще на 199 тысяч рублей.

— Вы по-прежнему не признаете исковые требования? — спросил судья у Рагимова.

— Не признаю, — ответил обвиняемый.

Потерпевшие просили рассмотреть скриншоты видео (записи были сделаны с камер комбината «Витамин», который находится недалеко от авиационной академии: на них видна драка. — Прим. Onliner). Бабушка потерпевшего утверждала, что следователи вывели скрины в низком качестве, и она перепечатала их.

Защита против приобщения скриншотов видео к материалам дела.

Гособвинитель согласна с этим. Аргументируют так: неизвестно, где и с использованием каких устройств сделаны распечатки.

Адвокат Рагимова просит приобщить к делу положительные характеристики от культурно-просветительского общественного объединения «Гобустан» и школы обвиняемого. Адвокат потерпевших против, так как характеристики не имеют значения в деле. Но суд их принял.

Защитник потерпевших предлагает пересмотреть видео, где, по его словам, виден момент убийства. Он говорит, что благодаря технике они смогли увеличить изображение и показать всю драку.

— Это то, чего не сделали следователи, — сказал адвокат.

Рагимов и его защита против. Суд отклонил — видео не покажут.

Объявлен перерыв до 14:00.

Прокурор требует назначить Рагимову 11 лет лишения свободы в колонии усиленного режима

Начинаются прения сторон. Выступает гособвинитель.

— Подсудимый обвинялся в убийстве. Он указал, что не имел намерения нападать на Кривошея, а тот сам на него напал, — сторона обвинения говорит, что вина подтверждается собранными доказательствами.

— Доводы обвиняемого опровергаются показаниями свидетелей и материалами дела, собранными в совокупности. Обвиняемый не смог объяснить, как он сумел перехватить правую руку Кривошея, который якобы был с ножом, — сказала она.

По словам обвинения, свидетели (друзья Рагимова. — Прим. Onliner) указывают на то, что был выпад рукой обвиняемого в сторону Кривошея, который после этого упал на землю.

— Действия Рагимова, которые описали свидетели, совпадают с местом ранения Кривошея. Свидетели подтвердили, что Рагимов кричал: «Хочешь еще?» и «Мне уже все равно». Никакого другого ножа свидетели не видели, только в руках у обвиняемого. И он это подтвердил. Также в общежитии одному из свидетелей Рагимов сказал, что ранил ножом человека. А потом он выбросил нож в унитаз. Это подтвердили свидетели и сам Рагимов, — сказала гособвинитель. — Что ударил Кривошея, он говорил не только знакомым в общежитии, а и в следственном изоляторе другим задержанным.

— Что касается квалификации действий Рагимова, отмечается, что обвиняемый предвидел, что наступит смерть потерпевшего. Необходимо обратить внимание на способ совершения преступления, а именно на наличие ножа. Об угрожающем намерении Кривошея ничего не свидетельствовало — у него не было никаких предметов в руках, — гособвинитель отрицает, что Рагимов оборонялся. — Он чувствовал себя оскорбленным, говорил, что это дело принципа, сам выбрал время встречи, утаил от них, что берет с собой нож.

Она говорит, что Рагимов продолжал бить Кривошея, когда тот лежал на земле и не представлял опасности. Также прокурор отметила, что на лице обвиняемого не было «ни тени раскаяния и даже озабоченности он не демонстрировал. Рагимов осознавал последствия и желал их».

Статью гособвинитель полностью подтверждает. Смягчающих обстоятельств она не видит. Говорит, что Рагимову нужно вменить лишение свободы на 11 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии усиленного режима.

Мама погибшего высказала свои пожелания относительно наказания.

— Пожизненное заключение. Я прошу. Пожизненное. Как я не смогу больше увидеть своего сына, так пусть и его мама не увидит, — еле сдерживаясь от слез, сказала Наталья.

— Я остался без сына, который был мне не только другом и опорой. Он считал меня своим единственным отцом. Я поддерживаю исковые требования, — отчиму Алексея очень сложно говорить. — Я поддерживаю жену — пожизненное наказание.

Следующей высказалась бабушка погибшего:

— Я требую самую высшую меру наказания, которая предусмотрена этой статьей. Я хочу, чтобы лица, которые участвовали в избиении моего внука, были привлечены к уголовной ответственности.

Адвокат потерпевших поддержала заявление бабушки Кривошея — она настаивает, что это убийство группой лиц.

Выступает один из адвокатов потерпевших:

— При разговорах с мамой погибшего стало понятно, что никакой неприязни в отношении обвиняемого у нее нет. Дело в том поведении, которое он избрал после случившегося. Учитывая то, что Рагимов любым способом пытается избежать наказания, та мера, которую просит Наталья Васильевна (пожизненное заключение — Прим. Onliner), является по своей сути справедливой.

Второй адвокат потерпевших высказался, что свидетели со стороны Рагимова не должны быть свидетелями.

— По непонятной мне причине задержали только Рагимова, остальных отпустили домой. Данные лица имели возможность общаться и обсуждать события. Впоследствии в ходе судебных заседаний они меняли показания. В итоге получилось, что они не имели к этому отношения. Они полностью игнорировали ответственность за дачу заведомо ложных показаний. Мы указывали на противоречия в их показаниях, но это было проигнорировано, — сказал он. — Мы внимательно посмотрели записи с камер видеонаблюдения. Нигде в материалах дела не было указано на правильное количество людей. Только после того, как мы заявили ходатайство, следователи начали это выяснять. Сначала речь шла о пяти человеках, которые были вместе с Рагимовым, а только после нашего заявления они разглядели еще двоих. 

Он также говорит о безалаберности со стороны следствия — что в отношении одежды Рагимова была неправильно произведена экспертиза (ранее бабушка Кривошея заявляла, что все участники драки успели переодеться, что на экспертизу была доставлена не та одежда, которая была на них в момент случившегося. — Прим. Onliner). Адвокат требует дать действиям свидетелей правовую оценку и привлечь их к уголовному преследованию.

— Собранных по делу доказательств достаточно, чтобы предъявить обвинение. <...> 99 тысяч рублей, заявленных Ларисой Кривошей, и близко не загладят тех страданий, которые она потерпела после смерти своего внука. Но по закону мы подали это исковое требование. Исходя из показаний Рагимова, можно сказать, что он является жертвой и не виноват. До сегодня он не посчитал нужным принести какие-либо извинения семье погибшего. В качестве наказания считаю правильным максимальное, предусмотренное данной статьей (15 лет лишения свободы. — Прим. Onliner), — заключил адвокат.

В прениях выступает защита обвиняемого.

Адвокаты обвиняемого: обвинение не обосновано, оправдать

Один из адвокатов Рагимова считает, что следствие было проведено неправильно — поэтому он не может вести речь об объективности обвинения и его доказанности.

— Допрошенный Рагимов не признал своей вины. Инициатором встречи был именно Кривошей, а не мой подзащитный, как показывают материалы дела. <...> Кривошей высказал угрозу Рагимову и его друзьям и сказал, что всех порежет. Достал нож и начал им размахивать. <...> Потом Алексей упал на землю. Рагимов для защиты достал свой нож, но выбросил его и убежал, — сказал он. — Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Какие доказательства представлены гособвинением? Никаких. А те, что представлены, являются неправильными или частично правильными. 

Защита Рагимова требует его оправдания «в связи с недоказанностью его виновности».

— При вынесении обвинительного приговора прошу учесть его положительные личностные характеристики, — сказал защитник обвиняемого.

Выступает вторая адвокат Рагимова. Она называет обвинение необоснованным. И тоже просит оправдать своего подзащитного. Считает, что нет доказательств совершения убийства.

— Сторона обвинения не предоставила суду доказательств, что Кривошею были умышленно нанесены ножевые ранения, — она считает недоказанным, что телесные повреждения у Кривошея были нанесены ножом Рагимова.

Она говорит, что размер аорты Кривошея — 0,7 см. А нож обвиняемого не мог причинить такие смертельные повреждения погибшему.

— Все показания, записанные со слов Рагимова без защитника, никакого правового статуса не имеют, — она отвергает, что результаты оперативно-разыскных мероприятий не могут применяться в деле, т. к. проведены в неверные сроки (на следующий день после драки. — Прим. Onliner). — Каждый невиновный подлежит оправданию. 

Она говорит, что инициатива встречи шла от Кривошея, а Рагимов ничего не знал. Даже о том, «для чего были эти встречи».

Бабушка погибшего на эмоциях вскрикивает, что Рагимов угрожал ее внуку — писал: «Я его убью». Судья попросил потерпевшую выйти из зала.

Адвокат продолжает:

— Мой подзащитный действительно стал жертвой спланированного преступления. <...> Мой подзащитный, который недавно был талантливым музыкантом, был вынужден положить с собой в карман нож. <...> Он не успел ничего сделать, потому что конфликт инициировал именно Кривошей. <...> Событие явилось нелепой случайностью, в которой Рагимов вынужден был защищаться от руки Кривошея. Опровергающих данных обвинением не предъявлено. Ни одно из доказательств не говорит об умысле моего подзащитного и что ранение Кривошею нанесено ножом Рагимова.

Рустаму Рагимову предоставили последнее слово.

— Высокий суд, я не нарушал закон и предъявленные мне обвинения не признаю. Прошу принять справедливое решение, — сказал он.

Приговор по делу огласят 11 июля.

Источник: Дарья Спевак