«Вину не признаю». Начался суд по делу о драке возле авиационной академии, в которой убили 21-летнего парня
 
860
13 июня 2019 в 11:12
Источник: Дарья Спевак, Настасья Занько. Фото: Денис Малышиц

На скамье подсудимых студент-иностранец Белорусской авиационной академии Рустам Рагимов. Его обвиняют по ч. 1 ст. 139 «Убийство». Максимальный срок наказания, который грозит Рагимову, — 15 лет. Напомним, родственники погибшего Алексея были не согласны с тем, что виновен только один. По их мнению, судить должны и друзей обвиняемого, которые тоже были на встрече с Алексеем.

— Мы думали, раз уж их всех так быстро задержали, доставили в опорный пункт, то и проходить подозреваемыми по делу будут все. Но все оказалось иначе. Подозреваемым проходит только Рагимов, остальные проходят не как соучастники, а как свидетели. Их всех отпустили, — рассказывали в интервью родственники погибшего.

Напомним, все случилось в ноябре прошлого года. Слесарь «Мингаза» Алексей Кривошей пришел на встречу с Рустамом Рагимовым, бывшим парнем его девушки Валерии. Близкие белоруса говорили, что студент угрожал ему убийством. На встрече завязалась потасовка, в которой Рагимов ударил ножом Алексея Кривошея. В итоге белорус скончался в реанимации.

Дело рассматривает суд Заводского района.

В зале суда сидят мама, бабушка и отчим погибшего. Родственников Рустама Рагимова в зале нет. С ним только адвокат и переводчик.

Рустам Рагимов обеспокоен, но сдержан. Рассказывает, что ранее не судим, родился в Баку, получил среднее образование. В Беларуси учился на 2-м курсе авиационной академии.

Свою жалобу бабушка Алексея Кривошея подтвердила: родственники настаивают, что нужно тщательнее поверить обстоятельства, ведь на молодого человека напали группой. Защита согласилась.

— Следствие проведено необоснованно, не учтены все обстоятельства. Жалобу можно приобщить к материалам дела, — сказала адвокат Рагимова.

По словам обвинения, причиной смерти Алексея стало именно ножевое ранение в живот, а не последствия рукопашной драки.

— Вину не признаю, — говорит Рагимов.

Дальше показания дает отчим и крестный погибшего Леонид.

— Вечером 12 ноября позвонил сосед и сказал, что Леша в реанимации. Поехали в 10-ю больницу, там сказали: ваш сын умер. Мы знали, что его убили, — больше нам ничего не говорили. Отзывчивый, он вообще парень — золото, — голос Леонида дрожит. Отчим знал, что у погибшего была девушка, но никогда не видел ее — до похорон.

— Известно, что он длительное время восстанавливался после операции. Что за операция? — адвокат Рагимова изучила интервью Onliner с семьей погибшего.

— Аденоиды, что-то из носа удаляли, — сказал отчим.

— Какие лекарственные препараты незадолго до смерти он принимал? — спросила адвокат.

— Ничего он не принимал.

Судья уточнил, в каких войсках служил Алексей. Отчим ответил, что в ВДВ.

Показания дает Наталья Желнерович, мама Алексея.

— 9 ноября он собирался на работу. 11-го (в воскресенье) был в деревне, позвонил и сказал: «Мама, у меня небольшой синяк на глазу». — «А что случилось?» — «Ничего, заступился». В трагический день Леша сказал: «Мама, я пойду на встречу с Лерой (своей девушкой), а потом поеду к Владу (друг, сосед по подъезду)». Потом Влад сам позвонил и сказал, что Лешу побили. Нашли реанимацию, спросили у врача, как мой сын. Он пособолезновал, у меня началась истерика, — голос Натальи дрожит, она не может говорить. — Сказали, что не удалось спасти. Я расспрашивала у Влада, что случилось. Он молчал сначала, а потом рассказал, когда уже поймали этих людей и того, кто нанес удар.

Наталья говорит, что погибший встречался со своей девушкой примерно месяц.

Наталья говорит, что Валерия удаляла совместные с Алексеем фото, «чтобы не видел Рагимов». Ей показывают фото Рустама и Валерии. Адвокат Рагимова сомневается, что она встречалась с Кривошеем.

— Он часто ночевал у Леры, в халате у нее дома фотографировался, — ответила Наталья.

Судья объявил перерыв до 14:20.


Допрашивается бабушка Алексея Лариса Кривошей, она характеризует его положительно.

— Парень никому дорогу не перешел. Встречался с девочками, но что здесь такого? Все встречаются! 

В последний раз она говорила со своим внуком 9 ноября, за три дня до убийства. Звонила и просила его установить холодильник. Договорились на 12 ноября.

— Шло его убийство, а я с соседкой смотрела его фотографии. Мне позвонила невестка (мама Алексея, Наталья. — Прим. Onliner) и сказала: «Нашего Леши нет». Я поехала в больницу, упала перед другом Леши на колени, говорю: «Владик, что случилось?» Просилась в реанимацию, сначала не пускали. Потом вскочила. Просила: «Пустите, я хочу своего внука увидеть!» Доктор сказал, что повреждена аорта, травмирована селезенка, Леша умер от ножевого ранения. Он потерял много крови. Мне сказали, даже если бы стояла группа реаниматологов, его бы не спасли, — громко и эмоционально говорит она.

Лариса Кривошей вспоминает, что дежурные милиционеры в больнице сказали: «Не волнуйтесь, задержали того, кто нанес ножевое ранение». А потом сообщили, что задержали всех — повезли на Кабушкина.

— В тот вечер сказали, что это было умышленное убийство. Не помню, кто сказал, следователь или оперуполномоченный. Они почитали переписку Леши и Рустама и пришли к такому выводу. Я обрадовалась, что нашли этих зверей, которые так жестоко избивали моего внука, — переходит на отчаянный крик бабушка погибшего.

Она считает, что не менее пяти человек избивали ее внука.

— Мы думали, раз они задержаны, будет какая-то мера пресечения. Всех, кто убивал моего внука, должны были задержать на трое суток. А у них постоянно менялись показания — чтобы замести следы преступления и обезопасить себя, — говорит она.

Она говорит, что милиционеры несли пять пакетов с одеждой задержанных, но они исчезли. А на экспертизу принесли другую одежду.

14 ноября, на похоронах внука, Лариса Кривошей узнала, что камера не затрагивает участок, где избивали Алексея.

— Назавтра приехали его сослуживцы, я бегом к ним! Спрашивала, каким он был. Они сказали, что на хорошем счету. А для Рагимова он был ненормальный! Он писал в интернете, что на Леру ему ..., а это просто было дело принципа. Сколько людей встречается и расходится, но никто никого не режет! — кричит потерпевшая. — Лера его охарактеризовала, что он употреблял наркотики. Что у себя на родине он курил какие-то вещества. И теперь у него ломка. 

Лариса Кривошей уверена, что Рустам ехал к Леше целенаправленно, чтобы подраться. Белорус дал трубку Лере, чтобы она поговорила с Рагимовым, хочет ли она с ним встречаться. Девушка ответила, что нет.

— Леша ехал поговорить. «У Леры сердце больное, я ее защищу», — говорил он. Рагимов угрожал Леше, что зарежет его. В материалах дела написано, что он подготовил нож заранее, что он у него с первого курса! Нанес ранение по самую рукоятку, по самую рукоятку! Наглый, вспыльчивый, конфликты в общежитии были!

Она обращается к обвиняемому:

— Он хотел жить, он хотел жить! Но такой шакал, как ты, не дал ему жить! Так нельзя делать, нельзя! Сейчас на странице Леши в соцсетях пишут всякие оскорбления, оскверняют могилу. Но Рагимов в это время сидит в СИЗО! Рагимов, ты в какой группировке состоишь?

Она подробнее рассказала про Валерию. Лариса Кривошей после смерти внука спрашивала у девушки, не боялась ли она, что ее ждет такая же участь, как и Лешу. По словам бабушки, та ответила: «Да, я боялась, что меня утром найдут зарезанной под кустом». 

— Лера сказала, что бросила его после того, как у него началась ломка без наркотиков.

Бабушка погибшего будет предъявлять гражданский иск на компенсацию морального ущерба в сумме 100 тыс. рублей.

Судья объявил перерыв до завтра. С 10:30 начнут опрашивать свидетелей.

Читайте также:

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Источник: Дарья Спевак, Настасья Занько. Фото: Денис Малышиц