988
30 июня 2019 в 10:06
Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина

Репортаж с выпускного медуниверситета

Гомель, выпускной вечер новеньких, с иголочки медиков с искрящимися глазами. Завтра будут районная больница, пенсионеры и передовая. А сегодня — красная дорожка, брызги шампанского и красота. Как известно, каждый из них со временем станет министром или даже участковым терапевтом. Именно поэтому мы задавали всем прямой вопрос: «Что вы измените, став министром?» Или уж нечего менять в здравоохранении?..

Спрашивать надо именно сейчас. Пройдет немного времени, жизнь убьет иллюзии, прикрутит фитилек. Эти красавцы и красавицы станут другими людьми, замкнутся, как замкнулись многие до них (очень надеемся ошибиться).

Считается, что у молодежи еще не выработался чиновничий инстинкт самосохранения. Она может позволить себе быть искренней, бросаться в крайности, говорить правду. Это потом старшие коллеги научат их прикрывать… спину, выкручиваться и выговаривать идиотскую фразу про «А у вас есть аккредитация?».

Один из лучших залов Гомеля ломится от двух сотен докторов. Пару часов назад они получили дипломы Гомельского государственного медицинского университета. Вечерние платья и важные костюмы необходимо сейчас использовать с максимальной нагрузкой: неизвестно, когда доведется надеть их в следующий раз.

— Как долго готовились к выпускному? — ведущий шоу выясняет важные детали у идущих по красной дорожке.

— Всегда готовы! — едва не срываются в пионерский салют девчонки.

Шоумен требует прогнозов на сегодняшний вечер.

— Будет мясо! — радостно гарантирует кто-то из докторов.

— Видимо, хирург… — догадывается ведущий.

— Что чувствовали все эти годы учебы?

— Чувствовал, что хочу спать.

Наконец-то человек выспится.

К идее примериться к креслу министра здравоохранения люди относятся легко: да хоть сейчас. Внесите. Кто-то все же уточняет:

— А можно говорить, что мы сделаем медицину небесплатной?

— Нельзя, — запрещаем мы.

Не помогло. Едва ли не каждый из собеседников топит за то, что надо платить — тогда здоровье начнут ценить. Даже про увеличение зарплаты говорили гораздо реже. Были и другие идеи.

А теперь просто прямая речь «министров».


Мария Макеева, акушер-гинеколог. Родом из Буда-Кошелева, распределена в Жлобин:

— Есть смысл сделать медицину не совсем бесплатной, а, допустим, страховой. Возможно, для этого понадобится не год, не два и не пять, но это вполне возможно. Как сделать, чтобы не разорвали благодарные пациенты? Есть разные системы. Например, не обязательно, чтобы страховку оплачивал каждый сам за себя. В некоторых странах этим занимаются организации, богатый платит за бедного. Тот, кто не застрахован, тоже получает помощь, но в минимальном объеме.

Людмила Зубарева, акушер-гинеколог. Распределена в Ветку:

— Я бы повысила стипендию хотя бы до размера зарплаты врача!

— Да прямо! Студенты сейчас все богатенькие, смотрите, припарковаться негде…

— Не-е-ет, это родители… Мужья… Сейчас «девяточная» стипендия — немного больше 100 рублей. А надо хотя бы 300. Нет, не слипнется! Надо же быть сильной и независимой к шестому курсу.

Еще (помимо обязательного введения платного здравоохранения, да) необходимо повышать уровень доверия к врачу. Надо сделать все, чтобы человек испытывал чувство благодарности к доктору. Выражаться она может в простом «спасибо» и уважительном отношении. Отключить «я же мать», не учить врача, как лечить, какие таблетки прописать. И интернет! Надо, чтобы там не было никакой информации о медицине.

Александр Богданович, выпускник медико-диагностического факультета. Родом из Осиповичей, распределен в минскую поликлинику:

— Кому-то это понравится, кому-то нет, но стоит развивать страховую медицину. Да, это дороже, но само лечение станет более оперативным и качественным. Кроме того, человек начинает беречь здоровье, потому что не беречь — дорого. Бесплатная же медицина позволяет не следить за собой либо, наоборот, бегать к врачу по каждому мелкому поводу. А у нас — реактивов нет, как раз потому что все бесплатно и из-за этого всего не хватает. Бухгалтерия говорит: денег нет.

Еще важно развивать диагностику. Это дешевле, чем потом платить за лекарства.

Егор Прокошин, врач общей практики. Родом из Хойников, распределен в Брагин:

— На месте министра я бы добивался, чтобы врачи были более гуманными. Дело в том, что в процессе работы врач черствеет, выгорает эмоционально. А должен сопереживать больному…

— Разве не наоборот? Как только начинаешь переживать, эффективность падает. Должны быть жестокими и бесчувственными…

— Если врач бесчувственный, он работает, как машина. Ему по барабану пациент, он знает, что в любом случае получит зарплату. Когда врач сочувствует, он работает более качественно. Но это большая нагрузка, риск и нервы. В общем, палка о двух концах, за все хорошее надо чем-то платить…

Кстати, насчет Брагина. Поселок — маленький, люди — добрые, я — счастлив, что туда распределили. До Гомеля 130 километров, буду ездить. Нет, не на мотороллере. Подъемные дадут, думаю машину из салона взять. С учетом чернобыльской зоны и при оформлении контракта на 5 лет выходит примерно $2,5 тыс.

Марина Галкина, педиатр. Гомельчанка, распределена в гомельскую поликлинику:

— Страховая медицина необходима, чтобы люди ценили здоровье. Это первое. Также желательно поменьше очередей. Значит, надо больше врачей. И опять же страховая медицина поможет сократить очереди: люди станут меньше ходить по врачам. Карточки эти лохматые истребить? Не-е-ет. Да, надо переходить на электронный вариант, но и бумага важна. Что написано пером, не вырубишь топором! Компьютер может сломаться, а бумага вечная.

— Окей, объявили вы страховую медицину — наутро к вашему министерству придет толпа с вилами…

— Да, к сожалению, общество еще не привыкло к такому, но готово к этому нововведению… Надо быть очень смелым человеком, чтобы это внедрить. Но сначала поменять сознание людей.

Марина Березняцкая, хирург. Гомельчанка, распределена в гомельскую поликлинику:

— В первую очередь подняла бы зарплату врачам. Она очень маленькая, я бы подняла минимум вдвое. Сейчас хирург, отработавший лет десять, получает около тысячи рублей. А надо хотя бы две.

Еще! Сделала бы платными вызовы скорой. Чтобы бабушки, у которых давление недостаточно, как они думают, высокое (или низкое), не вызывали просто так скорую. Пусть платят, если хотят вызвать скорую без причины.

Отменила бы всеобщую диспансеризацию в поликлиниках. Человек ежегодно приходит, даже если на то нет причины. А это большой расход времени и писанина, в результате врач не может уделить больше внимания настоящим пациентам.

Вообще, большое количество бумаг — важная проблема. Из 10 минут, которые отводятся на прием, врач 8 минут заполняет карту. Да, бумажную карту тоже надо отменить, но это уже внедряют.

— Я сколько себя помню, это внедряют…

— Вот да! Уже пора бы.

Анастасия Панфиленко, невролог. Распределена в Марьину Горку:

— Необходима надежная система защиты врача от хамства. Обязанностей у врача очень много, но никак не определена этическая сторона вопроса для пациента. Есть две строчки про то, что он должен «уважительно относиться». Понятие об оскорблении со стороны пациента почему-то не распространяется на врача.

Еще, считаю, необходимо привести понятие очереди в цивилизованный вид. За час к тебе могут прийти 60 человек, и ты не можешь им отказать. Но и оформить их как полагается тоже не можешь. Неврологический осмотр — это минимум 7 минут. А нужно же еще оформить… В общем, с этим тоже надо что-то делать.

Екатерина Климович, педиатр. Родом из Березы, распределена в Брест:

— После того как повысим зарплату врачам, в поликлиниках необходимо сделать мягкие сиденья. Потому что очень жестко сидеть, я на себе прочувствовала. Да, я тоже хожу в поликлинику, как обычный человек, и не лезу по блату.

Истребить очереди? Чтобы они истребились, надо ввести платную медицину.

Еще должен быть платный ложный звонок в скорую. Доходило до того, что бабушки звонили, просили включить им свет, потому что им трудно встать. Для этого они вызывают скорую.

Иван Романов, врач общей практики:

— Нужно изменить систему обучения. Должно быть больше факультетов. При этом лучше, чтобы люди учились не шесть лет, а три — и выходили кем надо сразу. Это будет быстрее, качественнее и дешевле. А чтобы человек понимал, кем он хочет стать, нужно уже в школе проводить профориентационную работу.

Еще задача для министра — вывести уже наконец наш диплом на международный уровень. Пока же его надо всюду подтверждать, доучиваться…

Антон Сухов, врач общей практики. Родом из Ганцевичей, распределен в брестскую больницу:

— Мне кажется, бывает, что врачей наказывают и сажают за малейшую оплошность. Уголовная нагрузка должна быть снижена, это всем пойдет на пользу. Человек пьет, колется, непонятно чем питается и какой образ жизни ведет, умирает от этого — а отвечает врач. Это несправедливо. Есть куча врачей, которые очень хорошо работали, занимались научной деятельностью, но один раз ошибся — и карьере конец. Его больше никуда не возьмут, единственный вариант — уехать из страны. Зато медицина лишилась специалиста.

Марина Бобла, врач общей практики. Могилевчанка, распределена в Могилев:

— Возможно, это звучит не по-белорусски, но я бы обеспечила возможность для пациентов, инвалидов получать по рецептам импортные препараты. Я имею в виду немецкие, литовские и прочие лекарства, которые дороже, чем белорусские аналоги, но более эффективны. Да, для государства это затраты, но эту идею я бы развивала.

Еще надо дать студентам больше возможностей стажироваться в других странах. Чтобы они получали опыт и обязательно возвращались. Это должен быть какой-то обмен специалистами. На самом деле и мы можем многому научить европейцев, и у них есть чему учиться.

инфракрасный, бесконтактный способ измерения, память: 60 измерений

Читайте также:

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина