735
01 июня 2019 в 7:03
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Анна Иванова, Светлана Киселева

Конкурс «Миссис Минск» закончился скандалом. Участницы собираются подавать в суд на организаторов

Неделю назад в Минске прошел один из многочисленных конкурсов красоты, про который все бы благополучно забыли, если бы он не продолжал махать своим скандальным хвостом до сих пор. Недовольные участницы признаются, что подгорать у них стало еще на стадии подготовки, но за проявление недовольства оргкомитет мог лишить зачетных баллов, которые все, понятно, берегли. Когда конкурс закончился, начались ковровые бомбардировки в чатах. 22 участницы в итоге собрались в суд. Весь гнев направляется на организаторов — ООО «Прайм Ивентс» и агентство нестандартных моделей K&Q Models.

«Организаторы между собой разругались»

Недовольные участницы собираются вместе, чтобы подписать коллективную претензию. Вечер среды, а их все не отпускает. Можно понять степень гнева.

Конкурс состоялся в прошлую субботу. До него в течение месяца велись предварительные соревнования. Четыре этапа, за каждый из которых давались баллы. Участницы говорят, что хотели узнать промежуточные результаты. Но организаторы отказали: типа, кто-то, возможно, расстроится, и это отразится на качестве выступления в финале.

— Организаторы между собой разругались. И одна из них встала на нашу сторону. Выслала всем рейтинги. Сильнейшие дальше не прошли. Некоторые члены жюри впоследствии прислали свои бланки. Знаете, из 13 членов жюри 5 ушли сразу после первого выхода.

Организаторы говорят, что их было 11 и что никто никуда не уходил.

Финал обернулся женским недовольством. Уже в ночи общий чат стал разрываться. Говорят, там были и оскорбления, и просьбы простить за них, и все на свете.

— Вопросы, если честно, начались с первого дня. Мы не молчали, выражали претензии, но организаторы нас постоянно тормозили, грозили лишением баллов. Это было прописано в условиях договора. Он такой, что в обязанности организаторов входило обеспечение финальной церемонии, а в наши — дикое количество пунктов.

— Но так хотелось, что вы не обращали внимания?

— Ну да. Когда подписывали договор, естественно, не думали об этом.

Конкурсантки отмечают, что возможность критически высказываться имела только одна из них — Любовь Шибаршина.

— Почему? Потому что она смелая. И всегда говорила: буду высказываться, несмотря на баллы, которые снимают. И ее действительно побаивались. Потому как человек — ивентор с большим опытом, знает, о чем говорит. Любовь где-то слушали, но все равно делали по-своему.

Всего было 47 участниц, из них 22 собираются идти до конца и уже подписали коллективную претензию.

Когда вокруг тебя бушует взволнованный хор расстроенных женщин, их детей и мужей, сложно вычленить суть. Благо коллективное недовольство оформили в следующие пункты.

  1. Донести до общественности, каким образом на самом деле проходил конкурс.
  2. Лишить права (лицензии) на проведение такого рода мероприятий ООО «Прайм Ивентс» и K&Q-Models.
  3. Вернуть деньги конкурсанткам за несоблюдение договора и моральный ущерб за оскорбление.
  4. Признать конкурс фальсифицированным (недействительным).
  5. Привлечь к ответственности ООО «Прайм Ивентс» и K&Q-Models

«Не думала, что дойдет до такого»

Миссис «Добро» Любовь Шибаршина четко формулирует общую «злость». Эта та самая «одна-единственная» участница, которой разрешались критические комментарии. Любовь приезжает с репетиции медальной церемонии Европейских игр и очень спокойно раскладывает все.

— Все упирается в результат конкурса?

— В целом да, но можно детализировать.

Если коротко, все конкурсные этапы проводились без привлечения специалистов. Исходя из этого, лично я не могу сказать, что оценка оргкомитета является компетентной. Это первое.

Второе. Появилась информация, что не все наши соцпроекты были отсмотрены. Не знаю, насколько это правда, но это провоцирует очередную порцию вопросов. А их и так немало.

Третье. После финала начались переписки, не самые приятные для многих участниц. Девочки делали скрины. Но какой у них юридический статус, если мы говорим об оскорблении? Насколько я знаю, к делу это не приложишь. К тому же оскорбления размещались в сторис. Их никто не сохранял в присутствии юриста. Но они были — это факт. И всем непонятна такая агрессивная реакция организаторов.

Четвертое. Был ли конкурс вообще зарегистрирован? Нам ничего не показывают. Когда подписывали контракт, такая мысль даже в голову не приходила. Вроде реклама идет, все серьезно… Что с положением конкурса, в котором прописаны все номинации? Заходила на сайт — там его до сих пор нет. Хотя это лично мой «косяк». Наверное, мне слишком хотелось поучаствовать.

В общем, сумбур. Выясняются все новые обстоятельства.

— Участницы говорят, что договор кабальный.

— Да.

— Так а чего вы его подписывали?

— Не думала, что дойдет до такого. Меня интересовали моменты с использованием фотографий, на которых я буду присутствовать. Авторские права и смежные моменты. Все было очень внимательно прочитано. Я проверила и уточнила каждый пункт.

Да, договор кабальный. Но там не было ничего неподъемного. Если бы я организовывала такой конкурс, то тоже попыталась бы себя максимально обезопасить и наделить почти абсолютным контролем. В данном отношении мне все понятно.

— Что за история про штрафные баллы?

— На фоне других девушек, вероятно, я иногда слишком «выступала», но желания провоцировать конфликты и близко не было. Просто задавала вопросы. Есть конкретный этап, есть конкретный вопрос. Допустим, во сколько мы приезжаем, какое будет оборудование, что по свету.

Когда случались переносы, как организатор, могла это понять. Претензий не возникало. Вопросы — да, были. Но это просто такой подход. У меня понедельник, я знаю, что нужно готовить творческий конкурс к «Миссис Минск», потому формирую список вопросов и скидываю в общий чат. Мою деловую активность могли воспринять как некий отпор. Но я не вела войну.

Война вот сейчас началась. Хотя слово слишком громкое. Есть конкретный «косяк» с оценками судей, вернее, с бланками, которые они заполняли. В каком виде список итоговой двадцатки получил ведущий? Была бумажка с написанными от руки фамилиями или официальный протокол, хоть как-то похожий на документ? Это не проясняется.

Ольга Ягубова — одна из организаторов — сказала, что судьи, в том числе Светлана Статкевич и Светлана Кузнецова, проставили баллы только восьми участницам. Вокруг этого все и завертелось. В Facebook ей прилетел ответ от Статкевич.

— Вы же понимаете, что со стороны это может казаться коллективной истерией проигравших?

— Среди нас есть девочки, которые вошли в топ-10 и тоже остались недовольными. Множественные несостыковки и общий бардак… Просто возмущает. Смотрите, Саша Нестерчук по итогам предварительных соревнований шла второй. Но после первого дефиле не попала даже в двадцатку. Вопрос: как плохо она должна была пройти по сцене, чтобы не оказаться в следующем раунде?

И надо понимать, что столкновений теперь много. Ягубова закусилась со Статкевич. Одна линия. Организаторы не могут прийти к единой позиции. Вторая линия. Организаторы не в ладах с участницами. Третья. Ну и, надо быть честными, среди участниц тоже есть недопонимание. Это четвертая.

Итого. Лично я просто не хочу, чтобы конкурсом городского масштаба, который определяет представительницу страны на международных соревнованиях, занимались люди с низким профессиональным уровнем.

— Насколько серьезно вы настроены по поводу суда? Или это больше желание пошуметь?

— Если суд все-таки будет, приду. Коллективную претензию я вчера подписала. С учетом своей занятости приложу максимум усилий, чтобы разобраться в ситуации.

«Претензии, на мой взгляд, высосаны из пальца»

Ольга Ягубова — руководитель агентства нестандартных моделей K&Q Models, являющегося одним из организаторов конкурса. Недовольные участницы говорят, что устроитель сперва пошла в атаку, затем попросила прощения и в итоге встала на их сторону.

View this post on Instagram
A post shared by Оля Ягубова (@yagubovka) on

— Как вам история?

— Я привыкла, но такой треш происходит впервые. Обычно из участниц конкурсов, которые мы раньше проводили, выделялись максимум одна-две девушки. То есть небольшое количество. Они да, могли позволить себе оскорблять других конкурсанток, оспаривать мнение жюри. Обычно же все проходит в дружеской манере, и вопросов не возникает.

Претензии, на мой взгляд, высосаны из пальца. Каждая считает, что она должна была победить или войти в топ-20. Но опять-таки мы выбирали претендентку на звание «Миссис Вселенная». А такая женщина должна быть уравновешенной и сохранять лицо в любой ситуации. Всякое же может случиться. И грубо говоря, склочная, скандальная девушка не может поехать на такой конкурс. Позорить страну недопустимо.

Многие девушки думают, будто организаторы им все должны. Но забывают главное: это конкурс красоты и все-таки состязание. Есть какие-то рамки. Если у вас на фотосессию 15 минут, это такое испытание, надо проявить себя за предоставленное время. Там была претензия, мол, их не предупредили, что фотосессия будет не в ч/б. Но я отвечала в переписках, что подобный вариант возможен. В итоге Алексей Грекул и фотограф решили, что лучше будет сделать в цвете. Но на мой взгляд, это мелочи.

Я считаю, таким образом девушки пытаются оправдать свой провал.

— Говорится, что конкурсантки заплатили деньги за услугу и не получили ее.

— Оргвзнос — это не плата за услугу. Он покрывает расходы на конкурс. Оргвзносы есть везде. Был такой и на конкурсе «Самое красиво лицо Беларуси». Парень у нас ездил на «Мистер океан» и тоже платил.

— Что скажете о голосовании по топ-20?

— У участниц в договоре прописано, что выбор жюри не оспаривается и не обсуждается.

— Договор действительно настолько выгодный для организаторов?

— Почему? Там прописаны все права и обязанности. Один из пунктов касался общения между конкурсантками. Было обязательство сохранять дружелюбную атмосферу. Но нашлась группа девушек, которые позволяли себе обсуждать других участниц, отмечать, что «вот эта не достойна победы в такой-то номинации». По сути, это не их дело. Это выбор жюри.

И да, за все склоки, скандалы и оскорбления мы снимали баллы.

— Недовольные участницы говорят, что сразу после конкурса вы немного попсиховали, а потом встали на их сторону. То есть тоже недовольны голосованием.

— У нас сейчас утеряны некоторые бланки. Не знаю почему. Я за них не отвечала.

Когда мы вбивали баллы для финального подсчета, действительно попалось два-три бланка (точно не помню), в которых оценки были выставлены не всем 47 участницам. В принципе, это решение судьи. Человек решил не утруждать себя 47 оценками, а поставил баллы 8—10 участницам. Мы ничего не можем поделать с этим. Но был такой факт. По этой причине недовольные девушки, возможно, и не попали в топ.

— Что за история про девушку, которая была второй по итогам промежуточных конкурсов, но не оказалась в топ-20?

— Не набрала нужного количества баллов от 11 членов жюри. Сами понимаете, 11 человек, 10 возможных баллов. Результат любой участницы мог резко подняться или опуститься после первого дефиле. Тут все непредсказуемо.

Рассуждать о честности или нечестности жюри я не могу. Я не в курсе, я не знаю.

— После финала конкурса у вас возникло недопонимание с вашим партнером Алексеем Грекулом. В чем суть?

— Когда я соглашалась на участие в организации, ставила Алексею условия, что вписываюсь только в работу над стопроцентно честным конкурсом. Как показывают баллы, так и должно быть.

И вот что произошло.

По всем баллам (за предварительные конкурсы и финальные) на втором месте оказалась Галина Жук. Началось обсуждение победителей. Три члена жюри выступили категорически против Галины. Сказали, что короткая стрижка — это нет, не хотим. Хотя и у нас, и на других международных конкурсах длина волос ни на что не влияет.

Вот и начались споры с Алексеем. Ну как так, человека слили, потому что у нее короткая стрижка? Я против.

— Какой была мотивация такого решения?

— Я не буду называть имен, но было три члена жюри, которые имеют непосредственное отношение к конкурсу «Миссис Вселенная». У них есть опыт. Люди понимают, кто может проявить себя хорошо на международных соревнованиях и выйти в топы.

— В правилах прописывалось, что решающее слово есть у конкретных людей?

— Ну вообще, нет. Я жалею, что в день финала не заступилась и не настояла. Получилось, что третье место они подняли на второе, а четвертое поставили на третье. А первое место на сто процентов заслуженное. Победительница прекрасно проявила себя во всех конкурсах.

Упомянутая Галина Жук сидит рядом. Конкурсантка вызывала подозрения у некоторых участниц, потому что имеет отношение к агентству Ягубовой.

— Числюсь здесь, но у меня не было спонсоров на этом конкурсе и модельное агентство за меня не вписывалось.

— Это ведь тоже часть претензии.

— Я всего лишь модель. Это мой дополнительный заработок в свободное время.

Знаете, девушки, о которых мы говорим, изначально создали некую коалицию, почему-то направленную против меня. Даже открыли отдельную беседу. Там началось перемывание костей. Мол, я нечестна, Ольга нечестна. В общем, из пальца высасывали. И даже сейчас в мою сторону продолжаются претензии. За что — непонятно. Нужно уметь достойно проигрывать и получать удовольствие от того, что происходит.

«Недовольство девушек свидетельствует о неумении проигрывать»

Алексей Грекул представляет ООО «Прайм Ивентс». Мужчина пьет капучино и спокойно реагирует на все вопросы.

— Девушки недовольны выбором победительницы, недовольны выбором топов. На то они и девушки, на то это и конкурс. Кто-то побеждает, кто-то нет. Для нас ситуация рабочая. Компания организует конкурсы красоты не в первый раз. Мы делали «Мисс Минск» в прошлом году, «Мисс Евразия» и «Самое красивое лицо Беларуси» вместе с партнерами K&Q Models.

Это наш четвертый конкурс, но у него есть отличие: целых 47 участниц. Раньше было 19—23.

— Зачем так много?

— Так решили. Было много желающих. Поступило порядка трех тысяч заявок. Тысячу девушек мы просматривали вживую и собеседовали.

— Почему были разные суммы взносов?

— У одних 900 рублей, у других 1200. Это оргвзнос. После Нового года цена поменялась.

— Претензия участниц: мол, они заплатили деньги, и вы обещали им после конкурса акт выполненных работ.

— Не обещали.

— Другая претензия: мол, они заплатили деньги, а им за участие не досталось даже цветов.

— Они получили очень много за внесенные деньги. Месяц до конкурса проходили подготовку, ходили на обучение, проводили репетиции, посещали мастер-классы. Понимаете, у конкурсанток было четыре промежуточных испытания в профессиональных студиях и залах.

— Но и это вызвало вопросы.

— Мы не сто долларов, чтобы всем нравиться.

— Окей, за критику организаторов полагались штрафные баллы?

— До всех было доведено: если участницы не обосновывают свое недовольство, оргкомитет имеет право снимать баллы.

— Что произошло при выборе топ-20?

— Изначально надо сказать, что у нас конкурс не моделей, а успешных женщин, которые замужем. Мы выбирали победителей и топы комплексно. Специально для этого и делали наши промежуточные испытания: фотосессию, спортивный, кулинарный конкурсы и конкурс талантов. Оценки за каждый этап суммировались. Просто быть красивой мало.

— То есть участницы подошли к финальному шоу с каким-то набором баллов.

— Естественно. И да, у некоторых участниц мы снимали баллы, потому что они относились грубо к другим конкурсанткам, необоснованно критиковали организаторов, а еще и курили. Да, мы не могли контролировать их повсеместно. Но условиями конкурса это было запрещено — чтобы как минимум не портить образ. Но мы видели курящих девушек после спортивного конкурса.

В итоге образовался топ-20 из девушек, которые набрали максимальное количество баллов.

— Топ-20 к первому дефиле?

— Не совсем так. Было первое дефиле. Жюри проставило оценки. Эти оценки прибавлялись к промежуточным, получался топ-20.

— Говорят, некоторые судьи не заполняли бланки полностью и несколько бланков потерялось.

— Все судьи заполняли бланки полностью. Но несколько мы действительно не нашли. На самом деле были некоторые ошибки в организации. Многие вещи делали впервые. Потому ошибки — это нормально. Они не критические. Мы говорили об этом участницам. Но таких недочетов, чтобы конкурс получился нечестным или что-то в этом роде, не было.

— Почему вы не дали участницам ознакомится с бланками голосования?

— Никто никогда их не дает. Это закрытая информация.

— Согласитесь, стремно. Есть спорный момент по баллам, а бланки утеряны.

— История не самая приятная — да. Тема про предоставление итогов голосования — нет. Мы не должны их предоставлять. Это корпоративная тайна.

— Что за история с определением первой тройки?

— Победительница набрала максимальные баллы во всех промежуточных конкурсах. Оценки жюри во время финала были соответствующими. Тройка определялась по большинству голосов: кто был за, кто был против.

— Объясните: определение топ-3 — сумма всех набранных баллов или мнение судей?

— Это и то, и то. Но последняя инстанция — жюри.

— То есть конкурсантка может быть второй по баллам, но жюри вправе подвинуть ее выше?

— Я не вправе комментировать обсуждение жюри.

— Я прошу прокомментировать механику.

— Мы не вмешивались. Безусловно, члены жюри спрашивали у представителей оргкомитета, как на промежуточных этапах проявляла себя та или иная конкурсантка. Они могли это учитывать.

Да, девушка могла войти в тройку. Но жюри — все равно последняя инстанция.

— Это было где-то прописано?

— Участницы были в курсе. И да, у нас есть устав конкурса.

— Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию?

— Она не очень хорошая. Нужно было принять результат и двигаться дальше. Если участницы недовольны организационными моментами, «косяки» были, мы их признали и попросили прощения.

Что касается судейства, то тут все на сто процентов честно.

— Хорошо, а почему вы всех удалили из группы, где после конкурса шло не самое приятное обсуждение?

— Чат уже был не нужен. Он создавался для информирования. Конкурс прошел, необходимости нет.

— То есть вы не психанули под напором критики?

— Было много флуда. С утра открываешь телефон, а там 800 сообщений.

— Согласитесь, со стороны может показаться, что ребята собрали с конкурсанток примерно $23 тыс. на проведение конкурса и не справились, после чего посчитали: вы, девушки, сами виноваты.

— Это неправильное видение, оно очень деструктивное. Все познается в сравнении. Мы сделали конкурс без какой-либо поддержки и, считаем, на достойном уровне. Хоть и с некоторыми «косяками». А недовольство девушек свидетельствует о неумении проигрывать.

И да, возможно, мы не совсем правильно очертили суть конкурса, неполноценно. Девушки считали, что все и все должны. Всех должны отправить на Бали и дать короны. Это неправильное представление. У нас конкурсы красоты только начинают свое развитие, и мы хотим делать все на достойном уровне.

— Вы в себе уверены на случай суда?

— Да. По договорам мы на сто процентов выполнили все обязательства.

— Ягубова, говорят, больше не будет с вами работать?

— Не получал такой информации. Будем работать или нет, покажет время.

Знаете, путь, который выбрали участницы, ни к чему не приведет, возможно, только к хейту со стороны общественности.

«Просили, чтобы голосование было в электронном виде»

Столичный шоумен Андрей Бонд входил в жюри конкурса. Особо глубоко не погружался, но атмосферу прочувствовал.

— Насколько подсчет голосов был честным или нет, я вообще не знаю. Потому что сидел себе спокойно, смотрел и офигевал от происходящего. Организаторы очень просили, чтобы голосование было в электронном виде, через «гугловскую» табличку. Но мы все-таки голосовали по бумажкам.

Насколько я понял, по баллам в итоге все стыковалось. Только они решали по номинациям, потому что победительнице представлять страну на международном конкурсе. А если миссис поехать не может, то вице-миссис. То есть целая стратегия.

Вообще, хочу привет передать девочкам, которые шли на этот конкурс с мыслями про мир во всем мире и прочей наивной ерундой. Погуглите, везде дикое количество конкурсов красоты. Есть рабочие механизмы. Это бизнес.

В чужие бланки не заглядывал, но в своем все заполнил. Хотя многое мне было непонятно. Была участница чуть ли не под первым номером, я еще подумал: «Прикольная какая». Но она вылетела после первого дефиле. Честно, офигел, потому что в моем представлении такая должна была проходить дальше. И вообще, конкурс на 50 человек, не все из которых оценивают себя объективно, какие-то непонятные люди, предварительные конкурсы — очень сложно…

— Если еще позовут, пойдете?

— Может, и пойду. Но перед этим задам много вопросов.

со встроенным экраном, 110°, черный
со встроенным экраном, 100°, белый
со встроенным экраном, 110°, черный

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Анна Иванова, Светлана Киселева