Почему романтика стоит так дорого? Минчанину надоело вести бизнес в Беларуси, он все бросил и стал реализовывать мечту

15 102
72
02 мая 2019 в 8:21
Автор: Никита Мелкозеров

Почему романтика стоит так дорого? Минчанину надоело вести бизнес в Беларуси, он все бросил и стал реализовывать мечту

Александр Рачевский говорит, что кайфануть неделю на яхте стоит примерно 800 евро на четырех человек. При этом яхта — не столько про красивую жизнь, сколько про умение сбить спесь, стать проще и насладиться преодолением. Когда-то Александр бегал по татарским огородам столицы, занимался гимнастикой с будущим олимпийским чемпионом, производил огромные искусственные елки, а потом кинул все и вернулся к главному увлечению жизни — парусу. Теперь объясняет, в чем весь смысл.

Откуда у человека из страны, где есть только Минское море, такое увлечение? Вопрос короткий, ответ — не очень.

Александр родился в одной коммуналке с будущим олимпийским чемпионом Виталием Щербо. Квартира находилась в старом Троицком предместье. Район был откровенно так себе. Общежитие глухонемых, суворовское училище, с обитателями которого постоянно дрались местные.

Раньше на месте Острова слез располагался мост на другой берег Свислочи к стадиону «Трудовые резервы». Второй дом справа от входа в предместье — родной для Александра.

Потом Троицкое предместье стали реконструировать, а его обитателям дали отдельные квартиры на улице Петра Глебки. Щербо и Рачевский жили в разных подъездах одного панельного дома. Ребята продолжали заниматься гимнастикой в до сих пор сохранившейся двухэтажке на «Нижнем базаре» (сейчас выход со станции метро «Немига»).

— К школе мы уже были растянуты и подготовлены. Когда стали учиться, в советский прокат вышел фильм «Алые паруса». Потом в доступе появилась книжка «Остров сокровищ». Романтика. А затем в школу пришел преподаватель и нагнал еще больше романтики. Мол, на Минском море можно походить на лодочке под парусами.

Из класса набирали наиболее рослых ребят. Рачевский был маленького роста. Но подготовленный — раздавал трындюлей всем одноклассникам. Решил доказать, что тоже сможет. Пошел со всеми.

— Лодки были деревянными — их требовалось красить и шкурить. Большинство ребят забили, а я остался. Меня заметили именно как рулевого, была предрасположенность. Пошел результат. До 1991 года выступали успешно. Одни из последних союзных соревнований проходили в Крыму. Назывались «Слава Севастополя». Мы их выиграли.

Стоял апрель, в декабре СССР не стало.

— Был период, когда я отошел от спорта, настало время выживания. Открыл фирму — купи-продай. Потом ушел в производство. Наша контора делала искусственные елки. Часть до сих пор по городу стоит. На вокзале вон — высотой 21 метр. Все думают, что натуральная. Но нет. В 2007-м мы проиграли тендер, и я понял, что устал заниматься бизнесом в Беларуси. Закрыл дело. Слишком много ко мне приходило людей, которые говорили, что делать.

Рачевский и до того ходил на лодке чисто для себя. А тут решил вернуться и заняться мечтой профессионально.

— Учу людей управлять лодкой. Гоняюсь на регатах, как рулевой и тактик, который подсказывает экипажу и рулевому, такой играющий тренер.

Недавно Рачевский вернулся из Франции. Их международный экипаж с россиянином Федором Дружининым участвовал в подготовительной гонке Lorient Plastimo Mini. Команда пришла 5-й в своем дивизионе из 20 яхт-прототипов и 8-й в общем зачете из 68 лодок. Это ну очень крутой показатель. Притом что Рачевский — первый белорус, который участвовал в регатах столь серьезного уровня.

— Состав шкиперов был очень сильным. Большая часть — мировой уровень. Класс, на котором мы гоняли, — подготовительный для более сложных. Ограничения чисто технические — геометрические размеры лодки, высоты мачты. Но свободный в экспериментах. На одних и тех же корпусах могут быть установлены разные паруса, например. Это как Формула-1.

Это подготовка для всех желающих пройти трансатлантику и совершить кругосветку. Дружинин планирует пройти Атлантику в одиночку. Для этого нужно накатать определенное количество морских миль. Человек два года идет к своей мечте, восторженно отмечает Рачевский.

— Все заточено на преодоление. Ветер был до 30 узлов, это примерно 55 км/ч. Очень сильный. Все нас запомнили по последнему этапу. 68 миль мы прошли за пять часов. Для маленькой лодки 12—13 узлов — 25 км/ч. Чтобы понять, что это такое, можно выбрать машину длиной в 6,5 метра, сесть на крышу, разогнаться до 25 км. И по пересеченной местности, виляя рулем, ехать. То есть вот они, ощущения. Ничего общего с адреналиновой зависимостью. Это не встряска. Это постоянное действо. 68 миль нон-стоп в режиме скачки. Потому что лодка может в любой момент перевернуться или лечь парусами на воду. Это как с женщиной: ощущение на кончиках пальцев, когда вы сливаетесь и чувствуете друг друга.

Лодка, на которой плыли Рачевский и Дружинин, — арендная. Два года ее использования обходятся в 30—40 тысяч евро.

— Хорошо, что это модель попроще. На классах посложнее, фойлах например, любая поломка приводит к очень большим расходам. А в нашем случае ремонт — это и очень трудозатратно, и все-таки не бесплатно. Карбон сложно формуется. Его килограмм стоит 50 евро. Мы как-то румпель своими руками делали. Потратили четыре дня. Если бы специалисты его изготавливали — отдали бы 1500 евро. А это просто 20—23 см карбона, по сути.

Иногда регаты приносят деньги. Но редко. Вот недавняя не принесла ничего. Только траты спонсора, в случае Рачевского — «Беларуськалия».

— Летом у нас с Дружининым очередная гонка — легендарный Mini Fastnet. Все пройдет в акватории Атлантического океана. 600 миль из французского Дуарнене через Ла-Манш, Ирландское море к маяку Фастнет у берега Ирландии — и назад. В гонке примут участие 50 экипажей из 11 стран. Это очень серьезно.

Заявиться на регату Lorient Plastimo Mini — 250 евро (взнос) плюс страховка с покрытием 2 млн евро. Но можно сэкономить, вступив за примерно 60 евро во французскую федерацию парусного спорта. Членство дает автоматическую страховку.

Участие в регатах другого уровня — Турция, Средиземноморье — на одного человека может обойтись в 600—800 евро на неделю. Но там ты катаешься в арендованной лодке на коротком промежутке времени. Есть более серьезные регаты серии Rolex. Участие — от 1000 евро до 2500, в зависимости от спортивности лодки.

— Это спорт или дорогая жизнь?

— Это спорт. B статус.

— Но все-таки регата, Rolex, яхты — ассоциации четкие.

— Это присутствует. Но это внешняя картинка. У людей, пусть и самых богатых, в яхтинге все сглаживается, уходит вся спесь. Вот история. Один очень-очень состоятельный человек владел фантастической лодкой. Это был просто рояль на воде — красивый, деревянный, лишь чуть отделанный пластиком. Его настоящая отдушина. И почему-то этот мужчина решил сдать яхту в аренду. Помню, мы стояли на понтоне рядышком, пока он ждал клиентов.

Надо было видеть, как этот человек самостоятельно полировал свою лодку. И тут приехали ребятки и со старта выдали: «Эй, ты, иди сюда!» Мужчина подошел: «Здравствуйте». Для них лодка была чем-то пафосным и статусным. «Мы заплатили большие бабки, хотим покататься на этой балалайке». Мужчина понял, что с клиентами ему не повезло: «Я хозяин этой балалайки, вы на ней никуда не пойдете, деньги верну».

То есть это не вопрос денег. Это душевный и духовный момент причастности. Да, внешняя картинка как будто понтовая, но в яхтинге вообще не важно, сколько у тебя денег. Ты учишься получать кайф на борту и наслаждаешься процессом. Знаете, я очень доволен, что в моем спорте очень быстро пропадают ненужные люди.

гребная, дно: реечное (слань), ПВХ 850 г/кв.м, транца нет, грузоподъёмность: 200 кг, 2 места
моторно-гребная, стационарный транец, грузоподъёмность: 450 кг, 4 места
гребная, ПВХ 850 г/кв.м, транца нет, грузоподъёмность: 220 кг, 2 места
Нет в наличии
Автор: Никита Мелкозеров