«Всем прощаем». Дикие истории предпринимателей, у которых «отжали» горы денег

1228
11 апреля 2019 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Александр Ружечка, Мария Амелина, Алексей Матюшков

«Всем прощаем». Дикие истории предпринимателей, у которых «отжали» горы денег

Недавно мы рассказали, как маленькая частная фирма пытается выбить долг из большой государственной. А та сидит за забором и посмеивается. После публикации прорвало дамбу: «У нас то же самое, только в сто раз хуже», «И у нас!», «Пф-ф, вы нашу историю не слышали…». Окей, собираем эти рассказы в кучу. Вообще-то, их больше, чем мы способны обработать, они поучительные и дикие в своей обыденности. Возможно, кого-то чужой опыт убережет от опасных связей, а кому-то поможет понять масштаб проблемы.

Экономика надежды

Под статьей про «Могилевхлебопродукт» образовалась лента комментариев метров на восемь. Кто-то требует жестоких проверок и высочайших визитов — тогда, мол, дело сдвинется. Скептики в ответ глумятся: «Ну приедут — а директор опять на совещании. Постоят, повздыхают да и пойдут. А что сделаешь?»

Кто-то примеряет типаж госдолжника на себя. Нет, лучше на «знакомую»: «У меня знакомая задолжала за аренду госпредприятию, так ее чуть не лишили родительских прав, взяли всю пеню до копейки».

Здесь же идет перекличка пострадавших, которые когда-то обожглись. Божатся, что больше никогда не свяжутся с госконторами. Пишут «госы» так, будто это что-то плохое…

По манере изложения видно: это не истерички, способные голосить по любому поводу, а реальные предприниматели с конкретными претензиями. В обычных-то условиях от таких, поди, и комментария под статьей не дождешься: некогда, все деньги сами себя не заработают. А тут заговорили разом.

В этих рассказах скучное и абстрактное слово «закредитованность» начинает играть новыми красками. Они-то в теме, для них это уже обыденность и привычные правила игры, возведенные в статус местного закона экономики.

Дальше будут просто их рассказы с нашими минимальными ремарками. Большинство собеседников просили не указывать названия фирм, имена мы пишем вымышленные. Некоторые объясняли, что не хотят портить отношения и все еще надеются по копеечке выдавить, выклянчить хоть малую часть — лучше, чем ничего.

В общем, добро пожаловать в реальную белорусскую экономику — экономику надежды.

Содержание

Этой схеме сто лет в обед

Геннадий, директор фирмы:

— В начале двухтысячных, когда мы начинали бизнес, выглядело все очень заманчиво. Занимались голландским комбикормом. Он был действительно классный. Колхозы это понимали, всем он был нужен — и побольше, побольше. Встречали очень хорошо, чуть ли не поляну накрывали. По предоплате, конечно, никто у нас не работает, но все улыбались тебе во все 32 зуба, обещали заплатить — только вези. В результате мы поставляем им фуру комбикорма — и видим, как отношение меняется. «Денег нет», «совещание», потом перестают трубку брать. Продукцией, конечно, тоже предлагали рассчитаться — самое-самое страшное, шлак, который они сами продать не могут. Суповые наборы какие-то, которые даром никому не нужны, или яйца, которые попробуй продай хотя бы за половину назначенной цены…

Но мы довольно быстро поняли эти правила игры. (Они, как видим, не изменились.) Как только не поступила оплата — сразу в суд. Процессы выигрывали, конечно. Но забрать-то все равно нечего. Что делать? Допустим, в истории с «Могилевхлебопродуктом» упоминалось, что там имеется какой-то пресс «Ліхтарык». Конечно, он никому не нужен, но забери ты его из принципа! 

Мы поступали так. Допустим, у колхоза есть имущество, транспортер какой-нибудь, который нам на фиг не нужен. Но он нужен хозяйству. Приезжали с судебным постановлением, начинали это ржавое железо грузить в машину. Потом прибегал председатель: «Что вы творите?!» Объясняешь, показываешь документы — приходит в чувство. Предлагает рассчитаться уже не суповыми наборами, а, допустим, вторым сортом мяса… А что-то мы так и увозили, потом выкидывали или раздавали.

В итоге восьми хозяйствам мы подарили тогда около 100 тонн комбикорма, по тогдашним ценам это примерно $120 тыс. Забыли их как страшный сон.

Знайте: что бы ни говорили эти «содержанки государства», заключая сделку с такими наивными дурачками, какими были мы, они прекрасно понимают, что не будут платить и вы им ничего не сделаете. Этот начальник знает, что у него есть первоочередные платежи, за необеспечение которых его посадят. За вас — не посадят.

«Шантаж, но нам некуда деваться»

Алексей, директор фирмы:

—Наша компания поставляет продукцию на мясокомбинаты и птицефабрики. С ОАО «Комаровка» мы начинали работать, как и со многими другими клиентами. Договорились о ценах и условиях оплаты. Первое время они как-то платили, но с каждой последующей поставкой становилось все хуже. Мы долго терпели, потом намекнули, что если дебиторская задолженность не будет уменьшена, то прекращаем отгрузки. В ответ нам дали понять: если хотим увидеть свои деньги, стоит продолжать отгрузки. Выглядит как шантаж, но нам уже некуда деваться… Тогда же начались расчеты продукцией. Вроде мы кое-как приспособились и к таким условиям. Потом и с продукцией начались проблемы.

А в конце прошлого года нам, как и всем кредиторам, пришли интересные письма. В общем, свое мы вернем не скоро.

Сопротивление бесполезно?

Игорь, юрист:

— В моей практике это очень частое явление. Для небольших компаний это смерть: два-три таких контракта схватил — и тебе конец. Причем не платят крупные предприятия, у которых нормальная оборотка, я знаю, что у них есть деньги. Возможно, курирующая организация просто говорит, кому надо заплатить, а кому необязательно. Сейчас в производстве у меня несколько таких дел. Например, мой клиент отгрузил птицеферме ветпрепараты — денег не получил. Мы, как положено, выиграли суд, но выдрать все равно ничего не можем, потому что перед нами 150 человек. При этом предприятие производит продукцию, отгружает куда-то. Мы просили отдать курицей или яйцом — ни в какую. И с ними ничего страшного не происходит, руководство сидит на местах.

Если бы директор этого могилевского холдинга боялся, что его уволят за долг перед героем вашей статьи, то сказал бы: найти и отдать. Но он знает, кому можно переходить дорогу, а кому нельзя. Сформировались негласные правила игры, по которым они играют.

Так работают в том числе вполне успешные организации. Кстати, так же ведут себя и некоторые крупные негосударственные ретейлеры.

Как с этим бороться? Никак. Суды-то все выигрывают, это не проблема. Проблема в исполнении. «Крупняки» не боятся судебных исполнителей. Исполнительное производство может болтаться годами.

Сейчас будет опасное место…

Аноним (о событиях, сроки давности по которым истекли):

— Понимаете, что такое «откатная система»? У меня были покупатели, которые платили всегда. Просто надо четко дать понять директору, как важно, чтобы оплата произошла вовремя. Тогда расчеты проходят моментально. Ну выделяются же госкредиты на посевную и на уборочную — там и брали. Но, конечно, у человека «с горы» никто ничего не возьмет. Чтобы выйти на руководителя, надо долго мучиться, это через миллион знакомых происходит, которые за меня поручатся. Поэтому вовремя платили не все.

Шрот не видели?

Олег, юрист:

— Я представлял интересы литовской фирмы «А», которая поставила шрот белорусской фирме «Б». Этот шрот по договору оставили на хранение «Могилевхлебопродукту». Когда хозяева пришли за товаром, оказалось, что он уже переработан и продан! Обратились в милицию — там сказали взыскивать свое добро через суд. А там — становитесь на годы в очередь, чтобы получить свои съеденные инфляцией деньги. В результате денег нет ни у «А», ни у «Б». Они у «Могилевхлебопродукта» остались…

Завтраки от мясокомбината

Евгений, директор фирмы:

— Прошлой осенью мы выиграли тендер и поставили дорогое современное оборудование (охладители молока) на Слуцкий мясокомбинат. Кстати, во время разгрузки были удивлены, когда узнали от работников, что наше оборудование предназначено для доильного зала, который еще не построен…

Оплата, как вы поняли, не поступила до сих пор. Руководство не отвечает ни на электронные письма, ни на факсы, ни на бумажные письма. Секретарь за всю историю нас ни разу не соединил с директором: у него совещание, он разговаривает по телефону, у него люди и так далее.

Решили приехать лично. Прошли пост охраны и секретаря, попали в кабинет директора. Он выслушал нас и пообещал сегодня же заплатить. Как вы понимаете, ни сегодня, ни завтра, ни через много дней ничего не произошло.

Мы попытались повлиять через местные органы власти. Буквально через несколько дней получили ответ сначала от райисполкома, а чуть позже и от нашего дебитора. Он впервые сам вышел на связь и прислал письмо с обязательством погашать долг по 5000 рублей в неделю. Мы перестали удивляться, когда после первого платежа мясокомбинат снова перестал отвечать на запросы.

После обращения в вышестоящую организацию пришло письмо с новым графиком погашения долга — уже по 1500 рублей в неделю. Со второй недели оплаты перестали поступать и по этому графику.

Мы подавали сведения о дебиторах в налоговую инспекцию с просьбой взыскать наши квартальные налоги с должника. Нас заверили, что так нельзя.

В конце концов, я не понимаю, зачем было объявлять конкурс, если оборудование так и стоит невостребованным в коровнике.

Чего ж вы лезете в эту ловушку?

Александр, директор фирмы:

— Мы занимаемся поставками и монтажом электротехники. Нам должны несколько государственных организаций, которые, как я понимаю, не собираются платить. Мы тоже выиграли тендер с 30-дневной отсрочкой оплаты. Но если ты не имеешь связей, то можешь потом ходить долго, как человек из вашей статьи. Если бы он был «нужным», с ним бы быстро рассчитались…

— Когда вы участвовали в тендере, разве не знали, что так будет?

— В условиях тендера сразу прописана отсрочка платежа. Либо ты соглашаешься, либо вообще не участвуешь. Да, информацию о платежеспособности можно посмотреть в базе, но, как я понимаю, сведения туда поступают с задержкой: сегодня они нормальные, а через неделю видишь, что ты уже 200-й в очереди.

«И сами не разбогатели, и других погубили»

Эту перекличку можно продолжать бесконечно, никакого интернета не хватит. Суммы космические и копеечные, сроки — от полугода до бесконечности. Кто-то, подаривший аграриям несколько фур зерна, сетует: «Они с этого добра и сами не разбогатели, и других погубили».

Кстати, что там у «Могилевхлебопродукта»?

Про то, как этот холдинг взял товар (вообще-то, у нескольких сотен фирм) и не заплатил, мы рассказали две недели назад. С тех пор новостей из-за стены нет.

— Пока глухо, — говорят в фирме «ЭкоСмартСистемс», которая, похоже, подарила незнакомым дядям кучу денег. — Вообще непробиваемые они, получается… Ждем ответ из Администрации президента.

для руководителя, спинка цельная, обивка: натуральная кожа, механизм синхромеханизм, максимальная нагрузка 120 кг, ширина 58 см
для руководителя, механизм DMS (Топ-Ган, Tilt), ширина 55 см

Читайте также:

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Александр Ружечка, Мария Амелина, Алексей Матюшков