10 076
214
04 апреля 2019 в 14:18
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка

Олимпиадники по физике и химии: «Хочу поступить в США», «У меня мечта — жизни человеческие спасать»

Школьник, который выиграл республиканскую олимпиаду, — почти что король вселенной. В том смысле, что может выбрать любой университет страны и поступить туда без экзаменов. У этих ребят практически неограниченные возможности. И что же они выбирают? «У меня мечта — жизни человеческие спасать», — говорит 16-летняя Настя Шаляпина. «Хотел бы попробовать поступить в США или заниматься квантовой физикой в Беларуси», — отвечает 17-летний Алексей Кирковский. Onliner познакомился со знатоками физики и химии поближе.

В этом году в республиканских олимпиадах по 18 учебным предметам (в том числе впервые — по физкультуре) участвовали 1534 школьника. Из них — того требуют правила — не больше 20% получили дипломы первой степени.

— Наверное, вы можете мне сказать, что [на олимпиадах] побеждают в первую очередь учащиеся гимназий, лицеев, Лицея БГУ, школ в больших городах. Но это не так. Например, по учебному предмету «Физика» Павел Флорьянович, одиннадцатиклассник из сельской школы Брестской области, взял диплом второй степени. А победителем по математике стал Павел Холитский, ученик Лукской средней школы Жлобинского района, — говорит консультант управления общего среднего образования Министерства образования Анжела Кудоярова. — Не только дети из городских школ имеют высокие результаты. 

— Все дети, которые принимают участие в олимпиадах, крайне редко впервые появляются в олимпиадном движении в одиннадцатом классе. Это детки, которые начинают трудиться с младших классов: начальная школа, среднее звено, уже в восьмом классе они становятся победителями за девятый класс… Это дети, которые трудятся после уроков, в выходные дни. Дети, у которых нет каникул, потому что третий этап олимпиады проходит в январе, а заключительный — во время весенних каникул. Останавливаться на том, чтобы готовиться к победе в олимпиаде, невозможно. Огромную роль играют учителя, которые умеют правильно направить своих учеников; моральная поддержка родителей, которые понимают труд ребенка; и создание условий в школе, чтобы отсутствовала перегрузка для детей, — ответила Анжела Кудоярова на вопрос Onliner о границе между истощением школьников и эффективностью.

— Победа в олимпиаде не происходит в одночасье. Это дети, которые начинают определяться практически с пятого класса, некоторые даже с начальной школы. Они выбирают направление. Четко видно, что ребенок технически, математически направлен. С Лешей мы начали заниматься плотно… Вообще, он сначала был больше увлечен математикой. Но физика интереснее, чем математика, на несколько порядков. Она разнообразнее. И в восьмом классе он пришел, уже целенаправленно стал заниматься физикой. Но и математику оставил, пусть и не на таком углубленном уровне. Потому что физика без математики не работает, — говорит учитель физики минской гимназии №10 Татьяна Шарамед. Ее ученик, десятиклассник Алексей Кирковский, взял диплом первой степени на республиканской олимпиаде по физике.

— Из года в год абитуриенты совсем плохо сдают ЦТ по физике. В этом году методику оценивания поменяли. Некоторые считают, что это сделано ради искусственного повышения баллов, чтобы результаты ЦТ не выглядели столь плачевно, хотя качество знаний останется прежним — низким. А что вы об этом думаете?

— Сдают плохо не потому, что физика — это сверхъестественно сложный предмет. Физику очень часто преподают как дисциплину, в которой нужно подставлять цифры и формулы. Мол, это и есть физика. На самом деле нет. Это категорически далеко от нее. Маленькие дети в седьмом классе часто ошибаются и вместо определения «Физика — это наука о природе» пишут «Физика — это наука о жизни». Так вот, в действительности это не ошибка, это правда. Все, что с нами сейчас происходит, не только включенный свет и работающие диктофоны, но и то, что мы сидим, стоим, разговариваем, смотрим, — это физика. Когда для детей это безумно сложный предмет, причина в том, что он так преподается. И к одиннадцатому классу дети в итоге в основном готовы подставлять формулы и числа, но не готовы думать. Это касается не только физики, но и всей нашей жизни. 

городской (универсальный), школьный (детский) рюкзак; женский, для девочек; 16 л; 28x18x41 см
Нет в наличии

Кроме того, есть объективные вещи. Физика требует знания математики, иначе вы ничего не сделаете, биологии, иначе у вас ничего не получится, химии… Ввиду того, что это такой комплекс всех предметов, физика получается очень тяжелой. За счет этого, действительно, очень низко дети сдают. Потому что у кого-то не хватает математики, у кого-то, как ни странно, при сдаче физики вылезает нехватка химии, у кого-то — нехватка биологии. Поэтому какие-то изменения в централизованном тестировании имеют место. Мы посмотрим, что получится в этом году и какие выводы мы из всего этого сделаем. Не факт, что это будет хуже. Или лучше. Просто все боятся изменений. Перемен. 

Вот что говорит десятиклассник Алексей Кирковский, занявший первое место на олимпиаде по физике:

— Куда я хочу поступать — это достаточно сложный вопрос. Я думаю, что поступить в белорусский вуз у меня будет возможность, если получу диплом на олимпиаде в следующем году. Хотелось бы попробовать поступить в США. Но с этим достаточно сложно. Ориентируюсь на английский — вряд ли я смогу выучить другой язык за столь короткий срок. Пройти в американский вуз я смогу только по каким-либо льготам, потому что платить за обучение моя семья не сможет. 

— В Беларуси сейчас считается престижным IT, программирование. Но я, если останусь здесь, конечно, выберу какое-то физическое направление, — продолжает молодой человек. — Но что конкретно, еще не знаю. Может быть, полупроводники, квантовую физику, исследования различных свойств материалов, связанные с электричеством. Кстати, в моей семье я не единственный физик. Мой дедушка работал в научном институте, занимался ядерной физикой.

Сколько я хочу зарабатывать после вуза? Я не очень требователен. $1000—1200 для меня более чем достаточно. Вряд ли столько сможет зарабатывать выпускник вуза, если у него нет каких-либо связей, рекомендаций или опыта работы во время учебы. 

Учитель химии Лицея БГУ Вадим Матулис — один из тех, кто «выращивает» талантливых детей, победителей олимпиад. Уже двадцать лет занимается любимым делом. Что он думает о предстоящем ЦТ и плохих результатах по химии?

— Я бы не сказал, что дети не очень хорошо сдают ЦТ. Ведь централизованное тестирование — это не экзамен за курс базовой школы, а конкурсное испытание. Цель не в том, чтобы поставить оценку, а чтобы ранжировать учащихся, в том числе и самых сильных. Некоторые пытаются балл ЦТ переводить в десятибалльную шкалу, сравнивать со своей оценкой в школе и считают, что они должны быть одинаковыми. Но это не так. ЦТ принимается во все вузы, даже самые престижные, где самые большие конкурсы. Если в школе у тебя 10 и на ЦТ 100, то может возникнуть ситуация, когда в медицинском университете абитуриентов с десятками будет больше, чем мест.

Какая мотивация есть сегодня у школьного учителя? Для меня работа в Лицее — это в первую очередь любимое дело. Прекрасно помню, как много лет назад, когда я защищал кандидатскую диссертацию, в преддверии защиты мне говорили: «Так, может, занятия перенесем?» — «Нет, вы что, как можно! Мне ведь это интересно». Помню, как в самый момент защиты открылись двери и пришел целый класс моих учеников, хотя я их не звал. Это такой момент!.. О-о-очень приятно.

Свое первое интервью Onliner дает Настя Шаляпина, победительница республиканской олимпиады по химии, ученица Вадима Матулиса, десятиклассница Лицея БГУ:

— Я уже знаю, куда буду поступать: только в медицинский университет. У меня мама врач, она меня в детстве на работу брала. Мне это близко, по душе. Поэтому я определилась. 

Родом я из Волковыска. Знаете, мне очень повезло с учительницей по химии в волковысской школе. Она у меня очень хорошая, заинтересовала предметом, помогала мне. 

Моя мечта — жизни человеческие спасать. Мне не важно, что сейчас все хотят стать программистами и много зарабатывать. Для меня это не имеет значения.

Если в одиннадцатом классе на республиканской олимпиаде я возьму диплом первой, второй или третьей степени, то смогу поступить в медицинский без экзаменов. 

— Абитуриенты факультета международных отношений, признаюсь вам, тяжелым взглядом смотрят на победителей олимпиад, потому что они занимают бюджетные места, становится очень сложно конкурировать. А что в медицинском происходит в этом плане?

— Туда в основном поступают вне конкурса победители биологических олимпиад. Химикам там, возможно, и тяжеловато первое время, — вздыхает Настя.

— Дело в том, что на ФМО очень мало бюджетных мест, и несколько олимпиадников занимают все бюджетные места. А в медицинском этих бюджетных мест намного больше — сотни, поэтому олимпиадники столько мест не занимают. Так что все будет нормально. Не бойся, Настя! — улыбается Вадим Матулис.

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс. Дзен», чтобы не пропустить интересные статьи и репортажи

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка