«Он натянул свитер себе на лицо и повалил меня на землю». Девушка утверждает, что ее пытались изнасиловать, а мужчина, что просто знакомился

2678
11 марта 2019 в 8:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Малиновский

«Он натянул свитер себе на лицо и повалил меня на землю». Девушка утверждает, что ее пытались изнасиловать, а мужчина, что просто знакомился

Эта история случилась с конкретным человеком, но мы решили сделать ее обезличенной. Потому что это не вопрос конфликта между двумя людьми. Это вопрос ощущения собственной безопасности и защищенности. Героиня этого материала утверждает, что незнакомый мужчина на безлюдной улице повалил ее на землю и попытался стянуть джинсы. Белорусское законодательство считает, что ничего не случилось. В этом материале мы изложим версию одной из сторон, а также процитируем позицию правоохранительных органов и юристов.

Были последние выходные августа. Саша (имя героини изменено по ее просьбе) встречалась с подругой в кафе неподалеку от ее дома. Говорит, что сидели до закрытия, разговаривали о жизни, выпили по два бокала пива. Затем до полуночи гуляли по парку, а после засобирались домой.

— Район для меня знакомый, и я не первый раз возвращаюсь домой этим маршрутом. Мы подъехали на автобусе, вышли на остановке, поговорили несколько минут и пошли в разные стороны. То есть остальные пассажиры автобуса, в котором мы ехали, успели разойтись. Я включила музыку и в наушниках пошла домой, — рассказывает девушка. — Через некоторое время я почувствовала, что за мной кто-то идет метрах в 15—20. Как я это поняла? Было такое ощущение… Я сняла наушник, чтобы мониторить ситуацию. Так мы шли до светофора. Там у меня уже появилось более серьезное подозрение: если изначально я думала, что человек просто идет в мою сторону к себе домой, то потом меня начало смущать то, что расстояние между нами не сокращается, хотя я замедлила шаг. Я переходила дорогу на мигающий зеленый свет и прекрасно понимала, что человек, который идет за мной, не успеет на разрешающий сигнал. Решила, что для меня это будет лакмусовая бумажка: если пойдет за мной, значит, явно неспроста…

Я перешла дорогу и обернулась: человек почти бежал за мной, расстояние сокращалось. Я ускорила ход, он обогнал, остановился передо мной и стал натягивать свитер на лицо. Я начала орать, он меня тут же схватил в районе локтей и бросил на землю, на зеленую зону. Я упала на спину, голову старалась держать так, чтобы ей не удариться о землю и не вырубиться. Он упал на меня, я продолжала кричать. В руках ничего не было, карманы тоже были пустые. Я начала очень сильно бить по затылку этому человеку. Его руки в это время находились в районе моих джинсов, он пытался их стянуть, но джинсы были высокие и с ремнем, так что у него ничего не получалось. У меня не хватало дыхания кричать, но я нашла в себе силы и продолжила сопротивление: меня очень сильно разозлило, что прямо возле моего дома случилось такое, и это дало силы. В соседних домах горел свет, и я очень надеялась, что сейчас кто-то выйдет мне на помощь или хотя бы что-нибудь прокричит. Но реакции не было…

Человек, который лежал на мне и орудовал руками в области моих джинсов, ничего не говорил. Он вел себя достаточно спокойно и уверенно. Уже потом, когда я анализировала эту ситуацию, подумала, что он либо все хорошо продумал, либо такая ситуация была для него обычной: у меня не было ощущения, что он боится или стесняется. Продолжалось все около двух минут, потом он просто встал и убежал. Он явно не ожидал от меня отпора, это я могу сказать точно.

Убегал по зеленой зоне, видимо, чтобы не светиться на пешеходной дорожке. Я вышла на максимально освещенный участок, прямо на проезжую часть, встала между припаркованных машин и продолжила кричать. Какие-то мужчины из соседних домов вышли и спросили, почему я кричу. Я рассказала им о нападении, и они провели меня к подъезду. Я пришла домой в полуистеричном состоянии и написала подруге о том, что произошло. Она сказала вызывать милицию, и я позвонила. Постаралась максимально спокойно все описать и написала заявление, когда сотрудники приехали. Были кинологи, было очень много сотрудников милиции. Часа в четыре утра мы поехали в отделение, мою майку взяли на экспертизу, потому что во время нападения его голова находилась в районе моей груди, так что на одежде должны были остаться его клетки. Но в итоге эксперты ничего на майке не обнаружили.


Было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 339 УК. По словам Саши, поиски человека, с которым в ту ночь у нее произошел конфликт, длились около месяца. После было опознание, на котором девушка безошибочно указала на этого человека.

— Это оказался мужчина 35—40 лет, у него двое детей. Вроде как он в тот вечер поссорился со своей женой. У нас было две очные ставки в присутствии разных следователей. На первой очной ставке он сказал, что просто хотел со мной познакомиться. Говорил, что обратил на меня внимание и что сначала у него не было никаких мыслей со мной познакомиться: он просто шел и наблюдал, что я делаю. А когда я стала удаляться от него на светофоре, он понял, что меня теряет, и прибавил ходу. Но на второй очной ставке, когда у него спросили, окликал ли он меня, он ответил, что звал меня. Свитер, натянутый на лицо, он объяснил просто: у него были проблемы с миндалинами. В общем, в истории, которую он рассказал, много нестыковок: этот человек говорил, что обежал меня, хотя я сама наткнулась на него и упала, а он не успел среагировать. Зато успел натянуть на лицо свитер…

На следствии Саша сказала, что расценивает действия мужчины как попытку изнасилования. Следствие нашло свидетеля, который слышал женские крики и позвонил в милицию, но, когда вышел на улицу, никого не увидел.

В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела сказано, что жена человека, с которым у Саши в тот вечер случился конфликт, характеризует мужа исключительно с положительной стороны. Говорила, что он безотказный и подолгу задерживается на работе, и лишь по этой причине в семье периодически случаются конфликты. При этом муж агрессии не проявляет и может просто посидеть некоторое время в своей машине и успокоиться, а затем возвращается домой. Также супруга Иннокентия (имя изменено) отмечает, что ее муж не мог сделать никому плохого, в том числе девушке. Был ли в тот вечер между ними конфликт, она вспомнить не смогла.

В этой истории есть и еще один нюанс, о котором рассказывает нам Саша.

— Были ли у меня ушибы или ссадины? Это сложный вопрос. Накануне я упала с велосипеда, и у меня все тело было в ссадинах и ушибах. После этого происшествия у меня еще несколько дней болела спина, но это нигде не было зафиксировано.

В постановлении также отмечается, что Саша не может сказать, пытался ли мужчина совершить в отношении нее действия сексуального характера. Отмечается, что девушка говорила о том, что мужчина проводил какие-то манипуляции в области бедер, когда лежал всем телом на ней, однако каких-либо активных действий по отношению к ней он не предпринимал, удары не наносил. Дальше следствие делает вывод, что «девушка ввиду стресса и испуга от произошедшего могла неверно трактовать действия мужчины».

Версия Иннокентия звучит так. Он шел по улице и увидел Сашу, она шла по улице и пританцовывала. Он захотел познакомиться, чтобы пообщаться, и несколько раз крикнул «Девушка!», но та никакого внимания не обратила. Затем она ускорила шаг и перешла проезжую часть. Он решил ее догнать, чтобы познакомиться. Иннокентий окликнул девушку, но она не отреагировала и продолжила идти. Он побежал за ней, она резко остановилась, мужчина не успел среагировать и столкнулся с ней. Она упала, он потерял равновесие и упал следом — его голова оказалась в области ее груди. Он ничего не говорил девушке, так как не смог объяснить происходящее. Саша начала отбиваться и кричать, Иннокентий испугался, встал и убежал. При этом мужчина настаивает, что просто хотел познакомиться.

Свитер фигурирует уже в показаниях жены Иннокентия. Она утверждает, что до свадьбы у ее мужа была ангина, которую он затянул, и в итоге у него в горле оказался гной. Иннокентию делали операцию, и после этого он следит за горлом и носит свитера с высоким горлом.

Уголовное преследование в отношении Иннокентия было прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.


После этой истории у Саши осталось много вопросов, которые она хотела бы задать не себе самой, а вслух.

— Следователь в приватной беседе говорила: «Мы бы могли классифицировать это дело как попытку изнасилования, если бы он хотя бы штаны стянул». Но я так думаю: даже если бы стащил с меня эти джинсы, у милиции не было бы прямых доказательств, что его мотивом было изнасилование, — говорит девушка. — Печально, что в нашей стране, попади я еще раз в такую ситуацию, я буду сама за себя. Я не уверена, что наше законодательство меня защитит. И я не считаю, что эта ситуация нормальная.

После того, что случилось, я была в растерянности. У меня не было уверенности, что этот человек не знает, где я живу. Пока его не нашли, я дергалась очень сильно, вплоть до того, что поздно вечером всегда выезжала с работы только на такси. Я понимала, что такие истории, как правило, бьют по мозгам, поэтому я максимально следила за своим психическим состоянием. В руках у меня постоянно находилась зажигалка или лак для волос, потому что, как выяснилось, приобрести у нас в стране газовый баллончик — не самое простое дело: для этого нужно специальное разрешение.

После очных ставок я ни разу не виделась с этим человеком, но очень бы хотела. Мне в какой-то момент казалось, что я буду чувствовать себя жертвой, не удовлетворенной от того, что дело не дошло до суда. Но у меня высоко поднята голова, и я знаю, что если увижу Иннокентия еще раз, то подойду к нему и спрошу, как чувствует себя его жена, были ли у них еще конфликты, пытался ли он еще на кого-нибудь нападать. Я понимаю, что могу его спровоцировать, но бояться этой истории, бояться этого человека — не выход. Я делала все для того, чтобы у меня не было страха.

Сначала я думала подавать апелляцию, но в какой-то момент перестала видеть надежду на то, что это может благополучно разрешиться. Слышала, что он с женой хотел подавать встречный иск. И если бы так случилось, я бы даже обрадовалась, потому что в таком случае это дело дошло бы до суда. Я чувствую за собой правоту, потому что я его не провоцировала. Все было иначе.

Мы попросили прокомментировать эту ситуацию юриста. Есть ли четкие критерии у понятия «попытка изнасилования»? В какой момент человек становится жертвой? Можно ли считать нормальной ситуацию, в которую попала героиня материала?

— Изнасилование (статья 166 УК Беларуси) — один из видов преступлений против половой неприкосновенности. Данный состав законодателем отнесен к категории тяжких, а его квалифицированные виды — к категории особо тяжких преступлений, — комментирует юрист Татьяна Ревинская. — Покушение на изнасилование, в отличие от оконченного состава, заключается в совершении действий, прямо направленных на противоправный сексуальный контакт, но не совершенный из-за обстоятельств, которые помешали преступнику закончить начатое. Зачастую, если изнасилование не состоялось, крайне сложно доказать факт покушения, поскольку в большинстве случаев не остается никаких явных следов. Более того, есть такое понятие в законе, как добровольный отказ от совершения преступления, то есть передумал совершать злоумышленник изнасилование на стадии покушения — добровольный отказ, привлечению к уголовной ответственности не подлежит.

Как правило, женщина, подвергшаяся нападению со стороны насильника, находится в шоковом состоянии и не может адекватно оценить происходящее. В то же время ее показания при проверке заявления об изнасиловании для следствия имеют большое доказательственное значение. Потерпевшей придется вспомнить мельчайшие детали произошедшего, рассказать, где конкретно, как и какие действия были совершены в отношении нее. Следует понимать, что одни лишь слова потерпевшей о совершении изнасилования или попытке его совершения не могут быть положены в основу обвинения. Потребуются и другие доказательства, в числе которых могут быть: заключения экспертиз (судебно-медицинских, биологических, судебно- химических и других); вещественные доказательства (одежда преступника, следы борьбы на теле потерпевшей); свидетельские показания, например, лиц, находившихся вблизи совершения деяния, слышавших крики о помощи, угрозы и тому подобное, и другие доказательства, позволяющие установить причастность подозреваемого к совершению преступления.

Поэтому успех расследования изнасилования (покушения на его совершение) зависит от того, насколько глубоко, объективно и полно будут выяснены и изучены обстоятельства: имел ли место насильственный половой акт или покушение на изнасилование; кто является потерпевшей; где, когда и кем было совершено преступление; имело ли место физическое (психическое) насилие; было ли оказано сопротивление насильнику и другое.

Действительно, в ряде случаев по результатам проверки принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела либо о его прекращении ввиду недостаточности доказательств вины подозреваемого.

Представляется, что и в рассматриваемом случае по делу отсутствовала совокупность доказательств, позволяющая бесспорно установить умысел Иннокентия на изнасилование героини, а показаний Саши было явно недостаточно для установления виновности мужчины в совершении преступления. В любом случае героиня вправе не согласиться с решением следствия и обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в прокуратуру либо в суд, которые еще раз подвергнут оценке имеющиеся в деле доказательства.

бокс, вес: 10 oz/12 oz/16 oz/18 oz, застежка: липучка, материал: натуральная кожа, цвет: черный
бокс, вес: 10 oz/12 oz, застежка: липучка, материал: искусственная кожа, цвет: красный/черный
бокс, размер: L, застежка: липучка, пенополиуретан, материал: искусственная кожа, цвет: синий

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Малиновский