Продолжение суда над Мариной Золотовой. Свидетели — журналисты Tut.by

 
566
14 февраля 2019 в 17:15
Автор: Александр Владыко

Сегодня суд Заводского района продолжил рассматривать «дело БЕЛТА» в отношении главного редактора Tut.by Марины Золотовой. Вчера был допрошен главный редактор «СБ. Беларусь сегодня» Дмитрий Жук и председатель Белтелерадиокомпании Иван Эйсмонт. Сегодня сами журналисты Tut.by будут рассказывать, что знают о паролях БЕЛТА.

В качестве свидетеля допрашивается Людмила Чекина, гендиректор Tut.by. Она отвечает на вопросы обвинителя о структуре компании, кто за что несет ответственность, в частности — Марина Золотова.

Гендиректор Tut.by: «Мы виноваты, хотя сумма ущерба завышена»

Так, Чекина говорит, что по локальным нормативным актам и практике отношений Золотова не имеет юридического права отдавать распоряжения. Все спорные вопросы по закону должны решаться гендиректором.

Около пяти минут обвинитель пытается добиться у свидетеля ответа на вопрос: в чем подчиненность редакторов и журналистов по отношению к Марине Золотовой? И не получается. Чекина снова говорит о самоорганизации внутри редакции и отсутствии большого количества согласований.

— Главный редактор может обратить внимание журналиста на какую-то новость, но это же может сделать и любой сотрудник, — отвечает гендиректор.

— Непонятно. Золотова ответственных решений не принимает, указаний не дает, работу не организует. 50 человек сами согласовывают. Смысл введения должности главного редактора? — уточняет прокурор.

— Марина определяет стратегию развития новостей, выходит с предложениями об изменении штата, принимает решение о командировках. Это очень большая работа.

— С кем из информагентств у вас заключен договор о платных услугах?

— «БелаПАН». С БЕЛТА — не было. Это решение принимаю я, как руководитель.

У Золотовой такого права не было. Инициатором мог быть любой сотрудник редакции. Предложили бы — мы бы решили, скорее всего, положительно, стоимость ведь невысокая.

Чекина сообщила, что о несанкционированном доступе узнала в день расследования:

— Да, некоторые наши сотрудники заходили на платную ленту, используя чужие пароли. 2 новости за 2 года были опубликованы до того, как были вывешены БЕЛТА на бесплатной ленте.

Судья прерывает:

— У нас речь не идет об использовании — только о доступе. С кем вы говорили на эту тему?

— Со всеми нашими сотрудниками, которые были в деле. Основной их ответ: по привычке с прошлого места работы. Большинство сотрудников, которые попали под подозрение, вообще не были связаны с наполнением новостной ленты.

— Кто-нибудь отрицал, что использовал платную ленту?

— Нет. <...> Это неправильно. Мы считаем, что сотрудники Tut.by виноваты. Мы возместили сумму ущерба, пусть и считаем ее завышенной.

— Что вам пояснила Золотова, когда все стало известно?

— Что знала о доступе со стороны редактора Анны Калтыгиной. Она выразила по этому поводу негативное отношение, и вместе пришли к выводу, раз подписка не дает существенных преимуществ, то и смысла заключать договор нет. Таким образом, Золотова решила, что инцидент исчерпан. О доступе остальных сотрудников Золотова узнала намного позже.

— Сейчас вы заключили договор с БЕЛТА? — уточняет судья.

— Нет. Журналисты высказались за то, чтобы свести использование новостей БЕЛТА к минимуму и только по правилам общедоступной ленты.


Бывший журналист Tut.by: «Если бы я не согласился, то не вышел бы оттуда»

Суд переходит к допросу Владислава Кулецкого, бывшего журналиста «Звязды», «Рэспублiкi», Tut.by и нынешнего редактора Realt.by. В его отношении было уголовное преследование по факту доступа к БЕЛТА. Сейчас оно прекращено.

— Кто передал вам пароль от БЕЛТА? Вы интересовались, есть ли подписка?

— Я не помню, кто передавал. Но сказали вроде бы, что подписка есть. Я использовал подписку, чтобы смотреть новости в знакомом интерфейсе.

— Знала ли Золотова, что вы пользовалась этим аккаунтом?

— Я не могу утверждать. На всю редакцию об этом не кричал. Но теоретически — мы работаем в одном коллективе, поэтому могла и знать.

— Добровольно ли вы давали показания?

— Угроз и насилия не было, но некоторые моменты навязывались, — отвечает Кулецкий. После этого обвинитель зачитывает некоторые эпизоды протокола допроса. Из текста следует, что Кулецкий привык к интерфейсу платной ленты и, когда из «Звязды» перешел в Tut.by, спросил, нет ли возможности получить доступ к платной ленте. И получил его. Учитывая, что логин был не созвучен с названием компании, уточнил у руководства, есть ли подписка. Владиславу сказали, что якобы есть. В общем, по тексту допроса, вся редакция знала об использовании неофициальных паролей для платной подписки, включая Золотову. Более того, настаивали на ее использовании.

«При этом Золотова понимала, что пользование платной подпиской неправомерно», — зачитывает обвинитель.

— Как вы можете уточнить эти противоречия между допросом и вашими сегодняшними словами? — спрашивает судья.

— Часть этих показаний были фактически написаны следователем. Я знаю, что подписывал этот протокол, — соглашается Кулецкий. — По поводу того, что это было правило — неправда. Я пытался объяснить следователям, что этого не было. А мне говорили: либо напишем так, либо (на тот момент я проходил по уголовному делу) ...

— Что?

— Моих сотрудников (Realt.by) тоже будут проводить по статье. От меня конкретно хотели получить данные, что указания давали мне Золотова и Калтыгина. Я говорил, что было не так, но записали по-своему.

Пока что суд обсуждает то, что при допросе и сейчас в зале Кулецкий дает разные показания. По первому варианту, он утверждал, что вся редакция Tut.by пользовалась паролями и все, включая руководство, были в курсе. Но сегодня он это отрицает, говоря о давлении следователей.

Продолжается погружение. Сейчас будут показывать видео допроса Кулецкого. На видео жесточайшая рассинхронизация картинки и звука — смотрим.

В начале ролика Владислав говорит, что все добровольно и без насилия. Рассказывает, что пришел на работу в Tut.by и попросил пароль — ему дали. Поскольку никто больше не переживал по поводу несозвучности пароля, он принял такую схему. Говорит, что Золотова и Калтыгина знали об этом и никаким образом не препятствовали.

— Возникли подозрения. Было бы логичнее и безопаснее пользоваться своим логином и паролем. Скорее всего, денег на это бы хватало: редакция большая. После работы в Tut.by я ушел в «Рэспублiку» и там уже пользовался официальным паролем. В принципе, все.

— Вы согласны с этими показаниями?

— Если бы я не согласился, то не вышел бы оттуда.

— В смысле? — уточняет судья.

— Допрос не закончился после того, как выключили камеру. От меня ждали информации, что Золотова командовала паролями.

Золотова высказывает свою позицию по поводу этого допроса:

Даже если не учитывать возможный фактор давления, обращаю внимание на противоречия: Кулецкий, с одной стороны, говорит о моей осведомленности, с другой — что не общался со мной по этому поводу.

Ульяна Бобоед: «Каждая прочтенная заметка обошлась мне в 451 рубль»

Очередь дошла до Ульяны Бобоед, бывшей сотрудницы «Комсомольской правды», ныне ведущего редактора Tut.by.

— У меня был пароль «Комсомольской правды», который я использовала по привычке, — он сохранен в браузере. Марина Золотова об этом не была в курсе. По материала следствия, я прочитала в 2017-2018 годах 19 новостей БЕЛТА, — далее Ульяна перечисляет эти новости и обращает внимание, что все они были опубликованы в открытом доступе до того, как она их прочитала. — За прочтение этих 19 новостей я заплатила более 8 тысяч рублей.

— Признаете ли вы, что ваш доступ к ленте был несанкционированным? — уточняет прокурор.

— Чтобы он был несанкционированным, что-то должно его запрещать. Таких документов не было.

— Почему тогда вы приняли решение о возмещении ущерба?

— Я не права. Но дело длилось три месяца. Это был мой шанс покончить с этим всем побыстрее.

Бобоед рассказывает, что впервые обсудила эту тему с Мариной Золотовой 19 марта 2018 года. Последняя высказала недоумение по поводу использования платной ленты.

Опять противоречия, и обвинитель зачитывает текст допроса. По нему, Ульяна Бобоед говорит, что хотела использовать подписку на БЕЛТА, но, обратившись с этим предложением к Марине Золотовой в 2018 году, поддержки не нашла. А так как многие коллеги использовали пароли к БЕЛТА до прихода Ульяны в Tut.by, это привело ее к выводу, что в редакции все были в курсе несанкционированного доступа.

— Давали такие показания?

— Да. И в чем противоречия?

— На вас оказывали давление?

— На меня кричали, говорили, что я не освещаю деятельность президента, требовали чего-то. Насилия ко мне не применялось, угрозы не предъявлялись, — уточнила Ульяна, отвечая на вопросы судьи. — Я вообще считала вопрос с доступом к новостям БЕЛТА секретом полишинеля в журналистской среде. Поэтому Марина и могла знать об этом. При этом достоверно мне не известно, что до 19 марта прошлого года ей было известно о фактах доступа журналистов Tut.by.

Как и в случае с Владиславом Кулецким, будем смотреть видео допроса. На этот раз Ульяны Бобоед.

Ульяна вспоминает, как узнала вообще о том, что в редакции Tut.by пользуются чужими паролями. Дело было накануне дежурства в выходные: она получила список сайтов для отслеживания в выходной, в том числе сайт БЕЛТА с паролями «Советской Белоруссии».

Суд перешел в стадию изучения доказательств, в том числе вещей, которые были изъяты из квартиру Ульяны. Выглядит все довольно нудно. Свидетель периодически задает риторические вопросы «что происходит?», недоумевая, почему ее вызвали как свидетеля, а изучают материалы ее допроса и список изъятых дома вещей.

Обвинитель призывает Ульяну успокоиться, та просит ее не успокаивать, судья требует у обеих прекратить выяснение отношений. Как-то так.

Возвращаясь к 19 доступам, гособвинитель достала из пакета доказательство того, что с рабочего компьютера Ульяны было более 2 тысяч доступов к новостям с сайта платной ленты БЕЛТА.

— Почему вам инкриминируются только не менее 19 посещений? Потому что следствие исходило из того, что к вашему рабочему компьютеру был доступ у других сотрудников редакции, — пояснила прокурор.

— Я впервые вижу этот файл и понятия не имею, о каких 2 тысячах посещений может идти речь, — отвечает Бобоед.

Обвинитель отвечает, что таковы доказательства. Стороны откровенно не могут друг друг убедить. Паузы все длиннее.

Немного невнятно, но процесс допроса свидетеля завершился. Перерыв до завтра.

Автор: Александр Владыко