«Любовь к стране естественна, зачем ей учить?» Посол Дидье Канесс о том, как французы воспитывают детей

10 572
186
07 февраля 2019 в 13:13
Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Малиновский

«Любовь к стране естественна, зачем ей учить?» Посол Дидье Канесс о том, как французы воспитывают детей

Население Франции составляет 67 млн человек. Но еще важнее, что вопреки стареющей Европе среднестатистическая француженка продолжают поставлять в мир в среднем по двое детей. Судя по словам посла этой страны, маленьких французов не бьют, не учат патриотизму и дают карманные деньги. Дидье Канесс рассказал Onliner о принципах воспитания на своей родине.

— У вас двое детей. Вы помните…

— Вроде бы это сын и дочь :).

—… как они уехали из дома, чтобы жить отдельно? Считается ли нормальным, когда в 19—20—30 лет дети остаются жить с родителями?

— Мои уехали после лицея. Вуз находился в другой стране, поэтому они покинули не только дом, но и свою страну. Как правило, дети уезжают из дома, когда заканчивают школу и поступают в вуз. Либо они становятся студентами и переезжают в университетский город, либо ищут работу и на зарплату начинают жить отдельно.

Мне не было страшно их отпускать, я им доверяю.

Из деревни в Париж

— Наблюдаете ли вы во Франции стремление молодежи вырваться из родной глубинки и переехать непременно в Париж?

— Молодежь из глубинки стремится в крупные города, это глобальное явление. Учиться прежде всего. И обратно возвращается мало кто. Во Франции есть регионы с разной экономической ситуацией. Где-то проще найти работу, где-то сложнее.

Конечно, у нас тоже есть умирающие деревни, куда молодые люди не стремятся вернуться. Но вместо них туда часто переезжают дачники или туристы. Они выкупают дома, чтобы несколько недель там провести в тишине. В регионах Франции, например на юго-западе, есть деревни, где проживают почти одни англичане, тоже наездами.

Вот такая миграция.

Вообще, для молодежи нет единого центра притяжения. Страсбург, Лион, Тулуза — все это крупные студенческие города. Также сейчас нормой считается уехать поучиться за границу. В течение учебы хотя бы на один семестр уезжает большинство студентов.

— Как вы приучали детей к деньгам?

— Регулярно давали карманные деньги. Не за оценки и не за вынесенный мусор. Небольшие суммы, но регулярно. Детям важно иметь свои деньги, чтобы они учились тратить их разумно. Да, их можно было спустить разово на конфеты, а потом ждать следующей «получки», отказывая себе во всем. Это самый эффективный способ учить управлению финансами.

— А что происходит с бюджетом, когда дети становятся студентами? Они получают стипендии или могут рассчитывать только на родителей?

— Стипендии выдаются по социальным критериям, которые зависят от уровня дохода родителей. То есть платят тем, кто больше всего нуждается. Остальным родители дают вплоть до момента выхода на работу. В государственных вузах образование бесплатное.

Но есть еще так называемые Гранд Эколь (grandes écoles) с очень плотными конкурсами. Там студентам даже платят зарплату, как госслужащим.

— Ваши студенты знают, что такое распределение? И знаете ли вы?

— Я знаю аргументированные позиции сторонников и противников. У нас система другая. Даже в бесплатных государственных вузах нет распределения. Но что-то похожее есть в тех самых престижных и труднодоступных grandes écoles, которые платят зарплату. После окончания такой школы нужно несколько лет работать в качестве госслужащего. Или вернуть полученные зарплаты.

Страна должна воспитать гражданина

— Всегда было интересно, европейцы тоже постоянно брюзжат больше, чем восхищаются, всему этому красочному буйству молодежи? Часто ли взрослые французы и пенсионеры говорят, что «молодежь уже не та»?

— По-разному бывает. Да, есть часть пенсионеров, которые считают, что раньше было лучше, а молодежь пошла не туда. Но в целом — нет.

— У нас многие тоскуют по СССР, низким ценам и бесплатным квартирам. А по какой причине и периоду вообще тоскуют ваши пенсионеры?

— Прежде всего по своей молодости. Я не сказал бы, что было какое-то «золотое время». Сегодня мы живем намного лучше, чем 20, 30, 50 лет назад.

Хотя есть один период, по которому французы тоскуют. После войны и до середины 70-х Франция переживала самый бурный рост экономики и доходов. С тех пор положительная динамика сохраняется, но не без пробуксовки. Проблема, которая появилась в конце 70-х и не решена до сих пор, это безработица и неполная занятость. Сейчас без работы сидит около 9% населения. Они получают пособия. Сначала в размере почти полной зарплаты. Потом размер пособия постепенно снижается, стимулируя гражданина к занятости. К тому же есть минимальное пособие для всех, кто по разным причинам не имеет доходов. Оно составляет в среднем около 800 евро.

— Как Франция воспитывает в детях патриотизм? Патриотизм ведь должен нравиться каждому из старших поколений.

— Предмета «Франция — моя родина» нет. Дети растут гражданами. Любовь к своей стране естественна, не нужно ей учить.

Франции нужно воспитать гражданина. Что сюда входит: понимание прав человека, демократических ценностей, институтов и своей роли во всем этом.

Это то, что мы называем гражданским образованием. Такой предмет есть, да. «Патриотизма» нет.

Даже в День взятия Бастилии люди выходят на улицы с петардами. Собираются на балы и фейерверки. Но с флагами никто не ходит.

— И дома не украшают?

— На официальных зданиях висят флаги. А вешать флаги на свои дома или в квартирах у нас не принято.

Ремень — это взрослая беспомощность

— По вашим наблюдениям, французские семьи не столь детоцентричны и устремлены к удержанию детей вокруг себя и их контролю. Что еще из белорусской модели воспитания детей вам кажется необычным?

— Я не рискну сравнивать: недостаточно хорошо знаю белорусскую модель. Но я могу говорить, как происходит во Франции. На мой взгляд, цель воспитания одна — подготовка детей к самостоятельной взрослой жизни. Для этого нужно передать детям ценности, которые всю жизнь будут служить ориентиром: честность, ответственность, трудолюбие, уважение к людям, сочувствие, толерантность. Важно также научить самостоятельности, уверенности в своих силах и стремлению быть успешным.

— Вы помогали детям делать домашние задания?

— Только если они просили об этом. Мои дети родились в Париже, потом я работал в Лондоне, Вене, Брюсселе. Они ездили с нами и учились во французских лицеях за границей. Учились хорошо, в помощи не нуждались.

— Плохие оценки были? Ругали за них?

— Вообще система наказаний — вещь тонкая. По закону физические наказания запрещены (недавно, кстати, с 2017 года). На мой взгляд, они и не нужны. Я рассматриваю их как признак неспособности родителей объяснить ребенку нормы поведения и что такое хорошо и плохо. У нас в целом не принято «доставать ремень».

Я поощрял хорошие оценки. Как? Ребенка несложно радовать. За плохие никогда не наказывал. Важно, чтобы ребенок получал удовольствие от процесса учебы. Неважно, отличник или нет при этом.

— Это не задача школы — превратить учебу в удовольствие?

— И родителей в том числе. Вместе ходить в театр, в кино, обсуждать увиденное или прочитанное — это называется семейная интеллектуальная жизнь. Так прививается удовольствие к учебе и к получению знаний.

— Вам знаком термин «профориентация»?

— Да, у нас такое есть. Это сложный период для подростков, тем более сейчас, когда ты смутно представляешь, что это за она — профессия. В школах есть советники по профориентации, которые стараются помочь детям определиться. Мне кажется, в большинстве случаев люди приходят в профессию случайно. У меня дети по образованию физик и юрист. Но кто знает, кем они будут работать через двадцать лет.

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс. Дзен», чтобы не пропустить интересные статьи и репортажи

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Малиновский