359
16 декабря 2018 в 8:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Александр Ружечка
Как сотрудница банка и программист придумали угарные вечеринки под российскую попсу

«Я стою на сцене вся в блестках и ору в микрофон: „Дебилы, девочек не поубивайте!“ А на танцполе слэм, все мокрые и орут песню», — Настя взахлеб рассказывает про вечеринку своего паблика во «ВКонтакте». Он называется «Налейте женщине водяры», и сейчас там состоит больше двухсот тысяч человек. Примерно тысяча приходит на тусовки — погорланить российскую попсу и выплеснуть все, что скопилось за рабочую неделю. Почему мы обратили внимание на эту вечеринку? Все очень просто: эти ребята умеют веселиться и не боятся выглядеть смешно. 

Все начиналось с прозы жизни — она обычно и толкает нас на самые несусветные поступки. Настя училась в БГУ и готовилась отправиться во взрослую жизнь финансового служащего в одном из банков. Дима — ее друг и теперешний единомышленник — оканчивал школу в Гомеле. Какого-то связующего звена между молодыми людьми разного возраста и интересов, казалось бы, не было. Потом появился Twitter.

— Я открыла для себя этот мир в 2010 году и ушла в интернет, — вспоминает Настя. — Все свои амбиции и мысли сливала туда — это был побег от скуки, хотя офиса в моей жизни тогда еще не было. В то время в Twitter было очень мало людей: если у тебя собиралась 1000 подписчиков, это считалось очень круто. Небольшая каста из Twitter: все люди другие, и тебе кажется, что ты как-то выше, потому что понимаешь больше других. Конечно, все это было по-детски. Но я же просто росла без интернета: если бы он у меня был в 13 лет, наверное, все было бы иначе. Но тогда Twitter был для меня всем, без него я не могла существовать. Я постоянно была с телефоном и что-то записывала, фиксировала происходящее.

Диме сейчас 22 года. Он приехал из Гомеля, отучился в БГУИР и теперь работает программистом. Про себя он говорит скромно:

— Живу, работаю — обычный, среднестатистический белорус.

— У нас разные возрастные категории. Когда я уже оттусовалась, Дима только начал это делать, — добавляет Настя.

В общем, в один прекрасный день Дима тоже попал в мир Twitter. Слово за слово, молодые люди договорились о встрече в офлайне. И с первой встречи сложилось впечатление, будто они уже знакомы 100 лет.

— Можно сказать, я зашел в Twitter, открыв дверь ногой. Я никогда в нем не видел интереса, а потом как-то втянулся. И если Настя вела блог о своей жизни, то я старался просто шутить. Писал раз в день шутки как для паблика во «ВКонтакте». А когда добрался до этой самой «касты», мы и начали общаться с Настей. Сначала в реплаях, потом встретились. Мол, ты из Минска? Ого! Тут из Минска никого нет! Давай пива попьем. 

Потом появился паблик во «ВКонтакте». Типичная история: Насте было скучно, серые рабочие будни надоедали своим однообразием, захотелось как-то повеселиться. Так появилась группа с удивительным названием «Налейте женщине водяры», которое подсказала сама жизнь.

— У нас в банке был корпоратив, и я в пьяном угаре орала эту фразу. А когда думала над названием, она всплыла в сознании. Мне показалось, что это хорошее название. Постила туда песни Валерия Меладзе, приглашала друзей и подписчиков из Twitter, которых к тому времени собралось уже около 13 тысяч. Паблик рос, хотя заводила я его не для того, чтобы зарабатывать деньги, а чтобы удобнее было ставить песни на тусовках. Сначала мне помогала вести его подруга, а через какое-то время она забила на это дело.

Спустя пять лет паблик разросся до неприличных 225 тысяч подписчиков, и знакомые ребят, которые занимаются продвижением во «ВКонтакте», удивляются этой статистике. В общем-то, в истории не было бы ничего выдающегося, если бы в один прекрасный день Насте не пришла в голову идея сделать вечеринку.

— Мы еще не были знакомы с Димой, и я просто захотела собрать друзей и знакомых и включить плейлист из паблика, чтобы все танцевали и всем было весело. Позже я подумала, что для домашней вечеринки это слишком масштабно, и захотела снять какую-нибудь площадку. Обратилась в «Хулиган», там сказали, что это неформат. И я забила. «Ладно, — подумала. — Буду дальше ходить в свой банк…» 

— Когда я узнал про эту идею, то чуть ли не кричать начал: «Надо срочно это сделать! Я уверен, что это взлетит!» — вспоминает Дима.

Долго ребята не готовились. Сделали афишу, договорились с площадкой и начали приглашать знакомых, друзей и подписчиков. Их набралось достаточно, хотя истинные масштабы трагедии ребята оценили, когда уже пришли в клуб.

— Думали, будет человек 300. Не сделали никаких браслетов, просто приехали в клуб, и все. 

— Я выглядела достаточно прилично: наклеила на себя какие-то татуировки и стразы, надела майку с Меладзе… Но люди, которые на втором этаже клуба отмечали свадьбу, смотрели на меня с открытыми ртами. Да и весь персонал клуба подумал: «Что за дети пришли и что они хотят здесь сделать?»

— Но самый главный стресс случился, когда мы открыли дверь и посмотрели, что происходит на улице. На часах 22:30, а там уже стоит какое-то невероятное количество людей. Все кричат, все хотят внутрь. Начали их запускать… Люди стали ломиться и врываться в зал, чуть ли не убивали друг друга в этой очереди. В итоге в клуб набилось 600 человек, еще 400 осталось стоять на улице.

Ту ночь ребята вспоминают с содроганием, но говорят, что для многих это была самая крутая вечеринка. Полный танцпол, сорванные голоса под песни Сердючки и Валерия Меладзе, мокрые от пота люди, которые лезут на сцену…

— Оказалось, что микрофон не работает, — говорит Настя. — Я пытаюсь перекричать музыку. Вижу в другом конце зала свою подругу и пытаюсь подойти к ней, но охранник держит меня и говорит: «Не пущу». В итоге сам каким-то чудом выхватывает ко мне подругу из толпы. Люди на улице устраивают настоящий бунт, каждые 15 минут к клубу приезжает милиция. Я такого никогда не видела… 

Удивительно, но факт: ребята решили продолжать серию вечеринок под названием «НЖВ» и с той самой памятной поры проводят их примерно раз в два месяца. Как это выглядит? Предельно просто: в клубе собирается несколько сотен человек и отрывается без памяти под хиты российской попсы прошлых лет. Стразы, блестки, угар, алкоголь и отсутствие хоть каких-то условностей. На фоне минских ретродискотек, где похожий музыкальный формат выдерживается для немного другой публики, вечеринки «НЖВ» отличаются хотя бы максимально ироничным отношением к себе и происходящему. Здесь ничего не происходит на серьезных щах: просто люди, которые уверенно себя чувствуют в контексте постиронии, максимально эффективно избавляются от стресса рабочей недели.

— Люди, которые пьют, слушают русскую попсу, — рассуждает Настя. — Я вспоминаю вечеринки в своем студенчестве: всегда все заканчивалось русской попсой. Никогда мы под инди-рок не лежали на полу. Оказывалось, что мальчики знают слова песни «Знаешь ли ты» лучше, чем девочки. Это душа! Мы одеваемся, наклеиваем на себя стразы и блестки, какие-то образы придумываем — в общем, то, что Минск видит достаточно редко. Все это очень сложно описать человеку с улицы, который не любит такую музыку. Он подумает: «Что это за ужас?» Но даже люди с улицы попадают под влияние толпы и остаются на вечеринках до конца. Сначала не понимают и стоят, оглядываясь по сторонам, а под конец вечеринки сами рвут глотку и танцуют. Я очень сильно заряжаюсь для людей, которые кричат, тянут ко мне руки, дают пять. На последней вечеринке я вообще упала в толпу впервые. В моем-то возрасте. Это невероятно!

— Люди расслабляются, — говорит Дима. — Возможно, они поняли, что это круто… Драйв, энергия, блестки, караоке. На домашних вечеринках не поорешь — соседи милицию вызовут. А у нас можно раз в два месяца нормально проораться и не бояться, что кто-то сверху начнет стучать по батареям. Конечно, ко всему этому нужно относиться с иронией.

Иронию понимают не все.

— Мне написала мама девочки, подписавшейся на наш паблик, и просила заблокировать дочь. Мол, мы пропагандируем женский алкоголизм. Я, конечно, заблокировала не девочку, а маму, — говорит Настя.

Такой формат вечеринок уже давно и достаточно успешно функционирует в России. Настя и Дима однажды тоже устроили выездную тусовку. Это была небольшая ламповая вечеринка — на сто человек в небольшом лофте в центре Москвы.

— У нас люди бешеные, если сравнивать с Россией, — говорит Дима. — Приходят устроить прямо разнос. Почему? У нас в стране очень много запретов: все всего боятся. А здесь они просто раскрепощаются и хотя бы эту ночь прожигают, орут, знакомятся и угорают. В России все очень прилично, но люди ведут себя иначе: могут спокойно нарядиться в Сердючку или Киркорова. У нас пока еще не сняли свитера. Максимум — блестки на лице. Зато отрываются как в последний раз. 

— Меладзе, «Нас не догонят», Сердючка, «Знаешь ли ты», «Если в сердце живет любовь», — перечисляет главные хиты любой вечеринки Настя. — А еще «Малый повзрослел» — под нее реально собираются в круг и устраивают слэм. Я еще кричала в микрофон: «Девочек не поубивайте, дебилы!» Однажды был слэм под «Мало половин». Каждая песня заходит. Поначалу все еще немного стесняются, а в разгар вечеринки творится что-то невероятное: там уже мокрый танцпол, мокрые мы и заходит все подряд.

блеск, стойкая, розовый цвет, глянцевый финиш
блеск, увлажняющая, розовый цвет, глянцевый финиш
блеск, увлажняющая, розовый цвет, глянцевый финиш

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Александр Ружечка