«Сексуальные платья — это не к нам». Как белорусскому бренду Zibra удается быть в тренде без трат на рекламу

34 059
250
11 ноября 2018 в 10:00
Источник: Лора Нагапетян. Фото: Анна Иванова

«Сексуальные платья — это не к нам». Как белорусскому бренду Zibra удается быть в тренде без трат на рекламу

У этого бренда большие планы. А были бы еще больше, если бы эти парящие и сладкие планы не разбивались периодически о твердую и жестокую белорусскую действительность: нехватка средств, неразвитый рынок, недостаточный спрос. Несмотря на это, создательницы Zibra Дарина Водопьянова и Александра Жук творят для своих почитателей и выезжают за пределы страны с коллекциями, где даже завоевывают награды от признанных специалистов. У бренда нет маркетологов, амбассадоров, официальных лиц, но их одежда часто мелькает в соцсетях у разных активных людей. О том, как так происходит, и многом другом Onliner спросил у девушек лично в рамках цикла статей «Модный Минск».

Бренд: Zibra
Создатели: Александра и Дарина
Возраст: 5 лет
Особенности: льняная одежда, ручная вышивка, пуховики, художественные мотивы

Дарина Водопьянова и Александра Жук, основательницы бренда Zibra

О том, как начать бизнес, имея всего $100

— Вашему бренду уже больше четырех лет. Вы сразу решили, что будете работать вместе?

Дарина: Мы вместе учились на дизайнеров одежды, самостоятельно чем-то занимались, и на четвертом курсе решили сделать совместную коллекцию одежды для продажи. Когда мы ее сделали, поняли, что она получилась интересной. Красиво отфотографировали. Раньше никто ничего интересного изо льна не шил. А мы сделали из него что-то молодежное, креативное.

Александра: Многие начали спрашивать, что это за одежда. Тогда и пришлось придумать название бренда. Zibra предложила Дарина. Потом решили попробовать сделать следующую коллекцию. Сразу было понятно одно — что в одежде мы хотим смешивать несколько стилей: спортивный и классический, женственный. Всегда присутствуют ручной крой и ручная вышивка либо роспись. Вот и весь концепт.

— Как быстро раскупалась первая коллекция?

Александра: Тогда еще не было фешен-маркетов, Неделя моды только начиналась. Летом мы запустили коллекцию, а распродали ее уже к сентябрю.

Дарина: С учетом того, что на создание коллекции мы скинулись по $100, она окупилась.

Александра: Тогда не было ничего: ни шоурума, ни вешалок, ни пакетов. Все, что мы зарабатывали, в течение четырех лет вкладывалось обратно.

— Говорят, большинство ИП закрываются в первый год…

Дарина: Мы обдумывали открытие ИП около года. С законодательной точки зрения нет такого понятия — дизайнер одежды. Ты можешь быть либо ателье, либо производством. Чтобы быть производством, у тебя уже должны быть большие продажи. Для этого нужны большие деньги. Ни туда ни сюда.

Александра: Поэтому мы решили пойти честным путем: написали бизнес-план, получили государственную субсидию. После этого мы даже не думали останавливаться. Мы живем за заработанные деньги, поэтому постоянно приходится развиваться и не думать об ином.

О псевдодизайнерах, которые хайпуют и зарабатывают на модной теме

— Какой была модная индустрия тогда?

Дарина: Как раньше было модно быть фотографом, так сейчас модно быть дизайнером. Потому что четыре года назад люди еще не покупали одежду белорусских дизайнеров, так как не знали, кто они такие. Даже если человек и хотел купить такую вещь, то не знал, как и где это сделать. Было сложно. Многие дизайнеры производили и продавали одежду в своей же квартире. Получается, мы и делали моду, и создавали спрос.

Александра: Неделя моды, появившаяся лет семь назад, создала рынок и объяснила людям, что такое белорусский дизайн. Поэтому сегодня многие шьют на фабриках и выставляются вместе с дизайнерами, а люди не разбираются, покупают. Им проще: можно создать бренд, страницу в Instagram, пофоткать красиво, даже не тратя деньги на лукбуки, и называться белорусским дизайнером, не имея ни профильного образования, ни вкуса. Это нас расстраивает. Когда ты идешь за дизайнерской одеждой, ты хочешь выделяться, поэтому выбираешь дизайнера, схожего с тобой взглядами, который делает вещи с определенной идеей, мыслью.

— То есть ощущается сильная конкуренция?

Александра: Да, но мы задаем себе высокую планку и не хотим конкурировать с людьми, которые делают просто одежду. Хотим, чтобы нас ассоциировали с европейским уровнем, часто выезжаем за границу, показываемся там.

Дарина: Это не конкуренция… Якобы бренды, о которых мы говорим, понижают ценность одежды. Люди сравнивают их продукцию с тем, что делаем мы. Но это несравнимые вещи. Они пошли на фабрику, дали картинку и сказали: отшейте такие платья. Они получаются гораздо дешевле, чем наши. Чистая коммерция. Но у нас другой уровень: мы выставляем коллекции в шоуруме, участвуем в международных выставках, делаем показы. Это все дорого, но это стоит того, потому что мы делаем действительно классный продукт. Хотя люди не понимают, почему у кого-то одежда дешевле, а у кого-то дороже.

— Меня больше расстраивают майки и свитшоты одного кроя, на которые наносятся разные принты, а затем это продают как дизайнерский продукт.

Александра: Мы об этом и говорим. Они подходят к моде с маркетинговой точки зрения, покупают рекламу и продают продукт с упором на то, что это белорусский дизайн. А потом люди говорят: «О господи, какие белорусские дизайнеры? Они качают картинку с Pinterest и печатают!»

О том, сколько стоит одежда и сколько зарабатывают дизайнеры

— Сколько стоит ваша одежда?

Александра: Береты, шапки, футболки — от 50 рублей. Самая дорогая вещь — 650 рублей. В среднем одежда стоит до 400 рублей. Мы не лезем в сегмент очень дорогой одежды, но понимаем, что цены на некоторые вещи занижены. Но мы не можем поставить больше, потому что есть типа конкуренция, которая не совсем конкуренция, но она все равно влияет на спрос.

— Из чего складывается стоимость вещи?

Александра: Все очень просто. Мы не покупаем километрами ткань и не шьем на производствах. Самое дорогое — это ткань и пошив.

Себестоимость изделия складывается из ткани, фурнитуры, ниток и пошива. Если заказывать вышивки и лекала, то это дополнительные траты. За шоурум, куда будут приходить люди, ты оплачиваешь аренду. Чтобы приходили люди, надо тратить деньги на рекламу, снимать лукбуки. Чтобы продаваться в других магазинах, ты тоже платишь за аренду или комиссию. Плюс у тебя есть ИП, за которое ты должен платить налоги и ФСЗН. Многие хотят безналичный расчет — это тоже дополнительная статья расходов. Еще нужны классные пакеты, которые все любят. Если все посчитать, можно подумать: а сколько же они тогда зарабатывают? В итоге зарабатываешь ты очень мало.

О том, что в Беларуси нет блогеров и звезд

— Бренд Zibra на слуху. Что вы делаете для этого с точки зрения маркетинга?

Дарина: Мне кажется, Zibra совсем не на слуху. Большинство людей вообще о нас не знают. Вот Апти Эзиев — известный бренд, а мы — 50 на 50. У нас нет человека, который занимается маркетингом, и мы ничего такого не делали. Возможно, дело в том, что мы подходим ко всему качественно: делаем лукбуки, коллекции, показы. Но и это не тот уровень, который мы хотим.

Мы бы хотели сотрудничать с блогерами, но в Беларуси сделать это сложно. Как и со звездами. Если в России с этим все понятно, то у нас трудно выбрать звезду или блогера, которые подойдут для нашей целевой аудитории. У большинства блогеров накрученные подписчики, боты — нам это не нужно.

Александра: Есть известные девушки, но они не наши лица. Не хотим сотрудничать с теми, кто не подходит нашей одежде. Так что за деньги мы ни с кем не сотрудничали. Чаще всего популярный человек (он может быть и визажистом, и фотографом) сам покупает нашу одежду и выкладывает в Instagram. Люди им доверяют, так как их покупка искренняя. Никаких маркетинговых вещей мы не делали.

Дарина: Если придут девушки и скажут: дайте нам сексуальные платья, — то это не к нам. Вещи из полиэстера, плохого качества — тоже не к нам.

— Какой будет следующая коллекция?

Александра: Мы никогда не шьем коллекции наперед: в этом нет смысла, так как люди покупают вещи по сезону. Или создаем демисезонные вещи. Сначала мы закрываем заказы от постоянных клиентов и только потом можем позволить себе сшить новую коллекцию. В прошлом году пуховики заказывали в октябре, а в этом вообще в сентябре начали.

Дарина: Нет цикличности. Каждый раз занимаемся чем-то новым.

Александра: Часто коллекции мы посвящаем искусству: выбираем художника, который нам близок, и добавляем к этому ткань. Часто ткань диктует, что мы будем шить. С материалами сложно, как правило, ты выбираешь хоть что-то. По-любому будет ручная вышивка. Так как мы делаем ее вручную, создать коллекцию быстро невозможно физически.

Сейчас коллаборации с искусством и художниками очень популярны. Раньше тоже было время, когда мода брала идеи, например, у Пикассо, Сальвадора Дали, и сегодня эту практику возобновляют.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. sk@onliner.by

Источник: Лора Нагапетян. Фото: Анна Иванова