«Раньше люди проще расставались с деньгами». Шлифовщик о демпинге, доходе в 6000 рублей и потребительском экстремизме
972
04 ноября 2018 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков
«Раньше люди проще расставались с деньгами». Шлифовщик о демпинге, доходе в 6000 рублей и потребительском экстремизме

«Я не барыга, я квалифицированный специалист, я это не несу, и мне принципиально важно, чтобы люди это понимали. Люблю то, чем занимаюсь. Да, спина болит, детей долго не вижу. Но в любой работе есть минусы. Их принятие — дело привычки». Николай 17-й год делает полы лучше (вот его профиль). Шлифует паркет, шпатлюет щели, тонирует, снимает краску, ремонтирует. Представители различных профессий из сервиса «Onliner. Услуги» продолжают рассказывать о своем ежедневном труде.



«Что хорошего в деградации?»

Николай учился на мастера отделочных работ. Практика проходила на стройке. Не помнит первый день, но отмечает, что все были примерно похожи: 16—17-летних учащихся загоняли на объект к большим дядькам. До обеда все работали. Потом начиналось: «Давайте немножко подогреемся». Люди выпивали. После обеда грелись снова. С таким теплом проходил чуть ли не каждый день.

— Мы строили жилые девятиэтажки в военном городке в Уручье. Ребята вроде были нормальные, но почему-то не хотели уходить дальше не самого приятного стереотипа о строителях. Не видел в этом ничего интересного. Ну что хорошего в деградации? Особенно когда ты юнец и отказать старшим товарищам как бы нехорошо. Несколько раз упивался, конечно, иногда рвало. Потом пару дней не мог прийти в чувства. Быстро понял, что так нельзя. Слишком противно.

Окончив колледж, пошел к знакомым, которые помогли порешать дела с распределением, и стал заниматься совсем другими вещами.

— В то время мой двоюродный брат уже зарабатывал шлифовкой пола. Вообще, он один из первых белорусов в этом бизнесе. Взял меня к себе подсобником. В итоге с 2001-го по где-то 2005-й я учился и ассистировал родственнику. Заодно набирался опыта и знаний: по семинарам всяким ездил, что-то новое узнавал.

«Теперь понимаю, что ИП — это только работа»

В 2005 или 2006 году (давно было, не помнит) открыл ИП и стал работать самостоятельно.

Сейчас есть клиенты, готовые ждать по две-три недели. Когда начинал, такого, естественно, не происходило. В первый год и вовсе все было печально. Еле сводил концы с концами. Потом родился ребенок. Стояла зима — не очень сезон. Чтобы поддержать семью и бизнес, Николай устроился на работу — грузчиком в «Корону». Возил товары со склада в зал. Совсем не стройка. Контингент поинтеллигентнее, работа попроще.

— Когда пришел устраиваться, женщина спросила: «Кем до того работали?» — «Действующий индивидуальный предприниматель». У нее глаза на лоб полезли. Сейчас ИП много, а тогда это было редкостью и ассоциировалось с большим доходом.

Совмещал. Два дня в магазине — два на шлифовке. Через полтора года дела наладились. Ситуация позволила распрощаться со складом.

— Я раньше думал, что ИП — это «хочу — работаю, хочу — не работаю». А теперь понимаю, что ИП — это только «работаю». Последних три-четыре месяца вообще нет выходных. Заказы не хочу терять. Это процесс наработки базы. Мне нужно ее увеличить, чтобы расшириться (глобальная цель на перспективу), завести еще несколько бригад, купить бус с логотипом.

«Паркет и котик — почти полная несовместимость»

Николай не может сказать, что на первых порах было дико сложно. Тогда заказчик не мог сравниться с нынешним по требовательности. Принимали объекты, грубо говоря, не глядя.

— Это сейчас люди могут придираться к каждой песчинке и требовать какие-то нереальные скидки. Почему? Сложный вопрос. Может быть, из-за интернета. Одни рассказывают массу историй о том, как ставили строителей на бабки. Другие пытаются следовать их примеру. Про потребительский экстремизм в начале века вообще не знали. Может быть, людям стало сложнее расставаться с деньгами. Обеднели.

Строгость клиента мотивирует заморачиваться на качестве еще больше, но и периодически делает мозги.

— Важная вещь: паркет и домашнее животное — почти полная несовместимость. Если кот начнет ходить не в лоток, то выберет любимое место. Оно сразу же обозначит себя пятном. Такое не вывести. Говорил одному мужчине: «Это пятно не уйдет, понимаете?» — «Да-да-да, все понимаю, все хорошо». Отшлифовали, покрыли слоем лака — «Все нормально, все нравится». Покрыли вторым слоем лака — «Отлично». После третьего слоя лака человек ходит и начинает: «А я думал, эти черные пятна уберутся». — «Мы же вам сразу объяснили, что нет». — «Но я думал, они будут не так выглядеть, как-то осветлятся». И после этого: «А сколько вы мне скинете за пятна?» То есть вопрос о решении проблемы пятен не стоит, но цена жизненно важна.

Николай говорит, что с черным пятном сделать ничего не получится. Если только полностью перебрать угол и заменить дощечки. Но это дополнительные деньги — от 30—40 баксов.

— Мы никак не договорились с тем мужчиной. Я просто настоял на своем. Он посопротивлялся и успокоился. Мне кажется, его основная проблема — это не спор за скидку, а воспитание кота. Знаете, у меня недавно клиент, принимая работу, встал на четвереньки. Серьезно. Прислонялся к самой поверхности пола и всматривался. Не знаю, что он хотел увидеть. Я молчал, а потом не выдержал: «Скажите, а вы всю жизнь будете по паркету так ходить?» Он встал и сразу рассчитался. Сказал, что все отлично.

Раньше люди таким не занимались. У меня в нулевых была клиентка, которую я даже не видел. Позвонила женщина: «Я на работе, ключик возьмите у соседки». Приехал, все сделал, отнес ключики соседке, она же меня рассчитала — и мы забыли друг о друге.

«Мне 35, спина уже не отпускает»

За 17 лет карьеры порядок цен изменился существенно. Жирнее всего было до кризиса нулевых. Работа тогда стоила в районе $12—13 за «квадрат». Сейчас — около $8.

— Смотрите, мы сейчас в «трешке». Тут везде паркет. Наша работа будет стоить хозяевам в районе $450. Если бы сейчас на дворе стоял 2006-й, то вышло бы примерно $700. Выгода заметная. Ценник сильно просел. Из $450, которые мы здесь заработаем, мне достанется порядка $250. Если упереться с самого утра и до позднего вечера, можно сделать за пару дней.

У Николая есть напарник, который по большей части выполняет подсобные работы. Все телодвижения с полом не его забота.

— Делаю от начала до конца. У нас много оборудования. Каждая машинка весит в районе 60 килограммов. Один я не могу все это перетаскать. И так спина каждый день дает о себе знать. Сперва заносишь все агрегаты наверх, потом наносишь валиком лак. Мне 35, спина уже не отпускает. У нас есть пояса, но они не решают проблему полностью.

Есть момент по лакам. Бывают очень неприятные в плане запаха. Правда, ими часто не попользуешься, а то соседи прибегают чуть ли не из близлежащих домов и просят вызвать скорую. Представьте себе, как пахнет жидкость для снятия лака вашей жены. Но там несколько миллилитров, а тут испаряется целая комната. Потому стараемся использовать лаки, которые практически не дают запаха, но они стоят немного дороже.

«Когда я стартовал в 2001-м, в Минске было два-три мастера»

Каждая необходимая для работы машина стоит больше $2000. Срок их службы — года три. Потом надо менять. А это вложения. Плюс постоянный ремонт.

— За все время работы, думаю, тысяч 14 вложил в машины. Вообще, в месяц трачу на бизнес… Единый налог — 117 или 119 рублей. ФСЗН плачу раз в год — в феврале — в районе 1300—1400 рублей. Реклама, есть сайт, который мы поддерживаем и запускаем в контекст, — это 100 рублей. На материалы каждый месяц откладываю примерно 20% выручки. Так что внезапные нужды не сильно бьют по карману. Расходники оплачивает клиент. Бензин по Минску и Минскому району заказчика не касается.

Конкурентное поле в этом бизнесе своеобразное.

— Когда я стартовал в 2001-м, в Минске было два-три мастера, сопоставимых по уровню с моим братом, который и начал все движение. В 2006-м объявления давали человек десять. В 2018-м — спецов пятнадцать, которых стоит брать в расчет, и очень-очень-очень много мастеров не столь высокого уровня. Как вам объяснить… Есть люди, которые занимаются этим профессионально, а есть те, кто зарабатывает этим деньги. У них нет должного оборудования, правильного отношения к лакам. Их точно больше 40 или даже 50. Эти ребята занимаются демпингом и периодически портят репутацию всему цеху.

Как? Ну, например, используют мебельный лак для паркета. Это никуда не годится. Зато стоимость заметно ниже. Паркетный лак (банка на 5 литров) стоит от $70 до $120. Этого хватает в среднем на 50 «квадратов». А мебельный обойдется долларов в 10. Исходя из этого, можно ставить ниже ценник за услугу. Я себе этого позволить не могу: у меня принципы ну и, соответственно, высокая цена. Но это моя проблема. Потому что заказчику теперь очень часто все равно, какие материалы используются при работе. Главное — цена. Ниже-ниже-ниже-ниже.

«В среднем получается от 2500 до 6000 рублей»

Шлифовка, покрытие лаком — в общем, приведение красивого пола в чувства в одной комнате — это день работы.

— Паркетный пол — это не потолок и не стены. Если вы пришли оценивать и увидели «косяки», то обои вам переделают без особых проблем. Если вы пришли и смотрите на пол, то вряд ли обнаружите «косяк». Лак делает все красивым. Но через полгода его может на стать. Мебельный лак неустойчив к нагрузкам. Не для того его делали, чтобы люди по нему ходили. Плюс на полу будет стоять мебель. И если «косяк» обнаружится (а «косяк» — это просто исчезновение слоя лака), проблема станет очень ощутимой.

Николай объясняет технологию:

— Поверхность пола шлифуется, снимается старое покрытие, убираются все щели, наносится лак в три слоя. Все сохнет часа четыре. Можно ходить. С мебелью сложнее. Ее можно привозить через дня два-три. За все время работы ничего не переделывал и горжусь этим.

Ремонты чаще делаются летом. Разные месяцы — разный доход.

— В среднем получается от 2500 до 6000 рублей. Но при лучшем раскладе по деньгам ты не видишь ни семьи, ни света белого. У меня детей двое — 6 и 9 лет. В последнее время слабо пересекаемся. А мне хочется видеть их чаще, чем паркет. Но скоро зима. Работы станет меньше — наверстаем.

При этом я в своей работе счастлив. Да, люди, которые занимаются ремонтом, не дипломаты, конечно. Но это достойное ремесло. У меня есть уверенность, что в любой профессии можно развиваться. Накопленные знания, общение с коллегами, набитая рука — все это повышает твою компетентность и позволяет быть успешнее. Я 17 лет в своем деле. Если бы работал, как в 2001-м, давно бы устал от происходящего.


Если у вас есть интересные профессиональные истории, регистрируйтесь на нашем сервисе «Onliner. Услуги» и присылайте письма на ящик nm@onliner.by с пометкой «Моя работа». Будем создавать мотивацию!


Качайте приложение «Onliner. Услуги»:

  • Версия для Android
  • Версия для iOS

Шлифмашины в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков