18 703
175
07 сентября 2018 в 22:24
Автор: Александр Чернухо. Фото: Александр Ружечка
«Ничего более сатанинского и художественного на немецкой сцене не случалось». За что ругали и хвалили «Саломею» раньше и почему ее собрались запретить сейчас

Вчера Национальный академический Большой театр оперы и балета сообщил, что премьера оперы «Саломея» не состоится. Два показа, запланированных на 9 и 10 сентября, отменили из-за письма верующих, направленного в Администрацию президента и, судя по всему, Генеральную прокуратуру. Позже администрация театра скорректировала сообщение и объявила о переносе премьеры на октябрь — подальше от религиозных праздников.

Массивный текст, посвященный премьере «Саломеи», был удален с официального сайта Большого театра. Вместо него появилось объявление о переносе и сдержанные отзывы музыкальных критиков об опере, написанной в начале ХХ века немецким композитором Рихардом Штраусом. В частности, член Союза композиторов Юлия Андреева пишет: «Уже 23 года опера с неизменным успехом идет на сцене Мариинского театра Санкт-Петербурга, причем музыкальным руководителем и бессменным дирижером постановки является Валерий Гергиев — самый авторитетный музыкант России и всего мира, человек глубоко верующий и духовный».

Складывается впечатление, что театр до сих пор держит глухую оборону перед натиском. Его главный режиссер Михаил Панджавидзе, в отношении которого та самая группа верующих требует возбудить уголовное дело, вчера написал в своем Facebook-аккаунте: «Уважаемые друзья! Министерство культуры Республики Беларусь по просьбе православной церкви перенесло премьеру „Саломеи“ с кануна поста Усекновения Главы Иоанна Предтечи на конец октября. Пока перенесло. А дальше посмотрим».

Сегодня на предпремьерном показе оперу принимала художественная комиссия. Вы можете посмотреть наш фоторепортаж с этого показа, а заодно почитать, почему «Саломея» могла вызвать такую реакцию и есть ли на самом деле в этой опере что-то крамольное.


В 1891 году ирландский возмутитель общественной морали, скандальный писатель Оскар Уайльд заканчивает работу над одноактной пьесой «Саломея», вдохновленной библейским сюжетом.

На самом деле, имя Саломея в Библии не упоминается вовсе. В Новом завете фигурирует безымянная падчерица царя Ирода. Ее имя впервые встречается в исторических хрониках древнеримского автора Иосифа Флавия. Этот сюжет во многом базируется на столкновении погибающей античной цивилизации и зарождающегося христианства. Главное действующее лицо в этой истории — царь Ирод Антипа, вступивший в связь со своей племянницей Иродиадой. Этот поступок публично осуждал Иоанн Креститель, которого в итоге заключили под стражу, а позже казнили. В библейских сюжетах есть некоторые разночтения: например, в Евангелии от Марка указано, что Ирод был против казни, «зная, что он муж праведный и святой», и согласился на нее только потому, что пообещал выполнить любое желание своей падчерицы Саломеи. В Евангелии от Матфея Ирод сам хотел убить Иоанна, но опасался народа.

До Уайльда над произведением работали другие видные писатели. Например, у Флобера есть новелла «Иродиада», по мотивам которой французский композитор Жюль Массне написал четырехактную оперу. В этом произведении акцент делается на демонизации фигуры Ирода и базируется на Евангелии от Матфея. Опера Массне хоть и была изначально отклонена дирекцией Парижской оперы из-за слабого либретто, но впоследствии все же имела достаточный успех.

Уайльд же взял за основу версию, по которой Ирод приказал убить Иоанна по просьбе Саломеи — дочери Иродиады. Вкратце, Саломея влюбляется в Иоанна и трижды просит его коснуться своего тела, поцеловать его волосы и губы, но тот отказывается. Ирод просит Саломею станцевать для него, несмотря на запрет Иродиады. Саломея танцует для отчима знаменитый «Танец Семи Покрывал», но взамен требует исполнить любое ее желание. Ирод соглашается. Саломея требует обезглавить Иоанна и принести ей голову пророка на серебряном блюде. Ирод умоляет падчерицу освободить его от данного обещания и сулит ей любое богатство, но та настаивает. Иоанна казнят и приносят Саломее его голову, та целует мертвые губы и признается пророку в любви. Ирод называет Саломею отвратительной и отдает солдатам приказ убить ее. Саломею раздавливают щитами.

Пьеса Уайльда написана достаточно простым языком. Дело в том, что ирландец в то время находился под большим впечатлением от работ бельгийского драматурга Мориса Метерлинка. «Саломея» по его примеру тоже написана на французском, и исследователи творчества Уайльда полагают, что из-за недостаточных знаний языка автор и создал пьесу в таком стиле.

Издать пьесу в Лондоне писателю удалось только спустя три года: в Англии из-за этого произведения разгорелся скандал. Долгое время она была запрещена и на островах, и в России, так как в этих странах на сцену нельзя было выводить библейских персонажей. В России, например, пьесу ставили под названием «Пляска семи покрывал» и меняли имена действующих лиц.


Рихард Штраус впервые увидел «Саломею» в 1903 году в Берлине — городе, где пышно цвело доминирующее в начале ХХ века немецкое искусство, а музыкальная мода диктовалась всей Европе. В то время Штраус был не просто знаменитым композитором, а, пожалуй, иконой мировой музыки — наряду с Густавом Малером, самым влиятельным композитором начала века.

Штраус вдохновился экзотикой восточных мотивов и острой драмой происходящего на сцене и приступил к работе над собственным произведением. Спустя два года в Дрездене состоялась премьера одноактной оперы «Саломея» — величайшего произведения музыкального модернизма. Слухи о том, что случилось в Дрездене, распространялись стремительно — спустя пять месяцев Штраус дирижировал оперой в австрийском Граце и спровоцировал небывалый ажиотаж в элите мировой музыки. Что за дисгармоничную пошлятину выдумал Штраус? Это по пьесе того ирландца, про которого даже вспоминать не принято в приличном обществе? «Похотливое», «отвратительное» — вот такими эпитетами награждали произведение в околомузыкальных кругах, а императорские цензоры запретили показ «Саломеи» в Венской придворной опере: они посчитали невозможной постановку оперы, в которой библейские персонажи совершают недопустимые действия. Густав Малер, который в то время был руководителем Венской придворной оперы, писал Штраусу: «Вы не поверите, насколько эта история мне неприятна и, между нами говоря, какие последствия она может для меня иметь».

В Грац съехались титаны: из Италии на «Саломею» примчал Джакомо Пуччини, из Вены приехали авторитетный Густав Малер и молодой, но дерзкий Арнольд Шенберг. Все хотели увидеть оперу, вокруг которой было столько шума.

Когда прозвучали финальные аккорды, Городской театр Граца наполнился одобрительным ревом публики. Такого поворота, вероятно, не ожидал никто. В своей книге «Дальше шум. Слушая ХХ век» Алекс Росс передает слова критика Эрнста Дечи: «Ничего более сатанинского и художественного на немецкой сцене не случалось». Дальше описывается эпизод в гостинице Elephant после премьеры оперы. Когда кто-то заявил, что скорее застрелится, чем запомнит мелодию из «Саломеи», Штраус, к удивлению присутствующих, ответил: «Я тоже».

После этого триумфа «Саломею» поставили еще в двадцати пяти городах. Молодые венские композиторы были в восторге от новаторских приемов Штрауса. Откровенный, провокационный сюжет, сложнейшая партитура, множество диссонирующих звуков — так описывают оперу критики. С другой стороны, это монументальный сплав новаторства и традиции в классической музыке: по сути, признание «Саломеи» послужило зеленым светом для множества молодых и дерзких композиторов, которые устали от засилья в больших залах имперских опер одних и тех же имен и требовали перемен.


В репертуаре Национального академического Большого театра оперы и балета ХХ век представлен строго эпизодически. Композиторов этого периода, которых здесь ставили, можно пересчитать по пальцам одной руки. Конечно, «Саломея» как одно из определяющих для ХХ века произведений была отличным вариантом.

К началу сезона в Большом была запущена достаточно агрессивная промокампания: баннеры с анонсом громкой премьеры «Саломеи» в постановке главного режиссера театра Михаила Панджавидзе пестрели в Минске, билеты на премьеру были раскуплены задолго до события. Однако «Саломея» привлекла внимание верующих, чьи чувства были глубоко задеты. Письма оказалось достаточно, чтобы Минкульт по просьбе БПЦ перенес премьеру «Саломеи» на октябрь — подальше от религиозного праздника: по стечению обстоятельств премьера должна была состояться в канун поста Усекновения главы Иоанна Предтечи — именно об этом библейском сюжете идет речь в опере (сам религиозный праздник отмечается в православной традиции 11 сентября). Впрочем, доподлинно не известно, оскорблены ли на самом деле чувства верующих, и если оскорблены, то насколько серьезно.

— Я уставший, — говорит Onliner.by главный режиссер театра и автор постановки Михаил Панджавидзе. — Перенос премьеры будет, но будет ли «Саломея» идти после этого переноса, большой вопрос. Я теперь не могу быть уже ни в чем уверенным. Я не думал, что премьеру будут переносить, а теперь уже неизвестно, что будет дальше.

Я думаю, что это письмо — целенаправленная акция. Вообще все это — аккуратное создание повода. Если человек чем-то мешает, то его убирают. Достаточно даже малейшего повода. Я думаю, что в этом дело. Все это настолько надуманные аргументы... 125 человек подписало письмо? Так 2500 человек хотело прийти на премьеру в эти дни. Даже несопоставимо, чьи права мы больше ущемляем, понимаете? Мы играем спектакли в пост, государственные праздники совпадают с постами — никому и в голову не приходит, что надо что-то поменять, что у нас Новый год идет раньше Рождества. Речь о персональных недоброжелателях, большая кулуарная игра. Я знаю, кто это может быть, но не скажу: не имею права.

В осовремененной визуально постановке Панджавидзе достаточно откровенный «Танец семи покрывал» выглядит вполне целомудренным, сцена убийства Иоанна (Иоканаана) отсутствует, а вместо головы пророка Саломея держит в руках бутафорские гроздья винограда. Накануне премьеры Панджавидзе рассказывал об интерпретации библейского сюжета (сейчас этот текст удален с сайта Большого театра).

«Некоторый флер скандальности сопровождал это произведение начиная еще с литературного первоисточника — одноименной драмы Оскара Уайльда. И уже в дальнейшем, при работе над оперой, у целого ряда „творцов“ возникало желание спекулировать на эпатажных аспектах, которые, как показывает практика, найти можно в любом материале, а в „Саломее“ — тем более. Что и происходит. Я глубоко убежден, что это произведение незаслуженно пользуется подобной славой. Речь здесь идет не о мерзостных качествах, присущих человеку. Совершенно наоборот — о силе духа, благодаря которой человек, исповедуя христианские догмы морали, может остаться человеком. Эта история актуальна и злободневна как никогда. Мы не можем не замечать того, что происходит в мире, и должны реагировать, высказывая свою точку зрения. А то, что делается вокруг, все больше и больше напоминает всю эту историю грехопадения. Так называемая „борьба за права человека“, „толерантность“ и искаженное религиозное сознание, особенно в Европе, лично меня пугает и настораживает. Как мне кажется, западная цивилизация в том виде, в котором она существует, стремительно движется к собственной гибели. Надеюсь, история Саломеи заставит задуматься: к чему мы идем…»

В итоге услышать «Саломею» решили даже те, кто до четверга вообще о ней ничего не знал. Премьерные показы произведения Штрауса состоятся 18, 19 и 20 октября. Билеты на оперу найти получится вряд ли.

Напомним, сегодня 7 сентября 2018 года.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Александр Чернухо. Фото: Александр Ружечка