«Она выбрала личную жизнь с другим мужчиной!» Молодые родители сражаются за ребенка, пока побеждает сильный
4691
28 августа 2018 в 8:00
Автор: Александр Владыко. Фото: Влад Борисевич
«Она выбрала личную жизнь с другим мужчиной!» Молодые родители сражаются за ребенка, пока побеждает сильный

Шесть лет назад Мария (все имена изменены), красотка-балерина, познакомилась с Иваном. Учились в одном вузе, вместе участвовали во всяческой самодеятельности. Потом поженились. Сейчас ей 23, сыну 2. На дне рождения ребенка мама побывать не смогла. Несмотря на решения суда, папа держит сына крепче. «Он нормальный человек. Был, пока не коснулось ситуации с ребенком», — говорит Мария.

Она хорошо помнит, когда все стало портиться. Запаса отношений хватило, чтобы пережить «интригу Вани на работе». Но когда сыну Саше было всего полгода, все закончилось. Мама не связывает это с собственным состоянием после родов.

— Саша — спокойный ребенок. А Ваня — прекрасный отец. Но вдруг оказалось, что нам не о чем поговорить. Я находилась в замкнутом пространстве декретного отпуска, мне нужно было внимание.

По словам Марии, прекрасный отец Ваня был жестоким мужем.

— Он был зациклен на перфекционизме. Ему нужны были моя идеальная фигура, идеальный ребенок и идеальная семья. Я отправилась в спортзал через месяц после родов, вернула хорошую форму. Но его не отпускало — вплоть до того, что на дне рождения у друзей все ели торт, а мне было нельзя, чтобы я не поправилась. Нет, это не было похоже на заботу. Последние месяцы были настолько тяжелые, что я готовила еду к возвращению мужа с работы и уходила гулять с коляской. Возвращались — и спать.

Со стороны семья казалось идеальной: красивые молодые люди с ребенком. Мария говорит, что развода никто из знакомых не ожидал.

«Я не изменяла»

В это время появился старый друг Марии Дмитрий.

— Мы вместе ходили гулять. Я не изменяла мужу, но отношения с другом были намного лучше. Ну и логичным концом истории стал поиск ответа на вопрос, зачем продолжать свое мучение.

Сын для Марии аргументом не послужил.

— Нельзя оставаться семьей только из-за детей. Папа и так остается папой, а мама — мамой. Чему учиться ребенку в семье, где родители не общаются? В какой-то из вечеров общение обострилось.

Этой искры хватило, чтобы Мария взяла вещи, Сашу и уехала (квартира принадлежит мужу) к своему отцу.

— Иван переживал. Но я не могла предложить что-то большее, чем дружба. По сыну мы договорились: раз я свободна по времени в декретном отпуске, то нахожусь с сыном днем, Ваня забирает его после работы и привозит утром.

Это было прошлым летом. Вскоре Мария переехала к Дмитрию на съемную квартиру. Иван стал забирать ребенка все раньше. Время Марии таяло. В какой-то момент она поняла: сына приходится выпрашивать. А когда отказалась сама вернуть Сашу вовремя, Ваня пришел с милицией.

— Осенью я сообщила мужу, что хочу развестись. Нам дали три месяца, чтобы подумать. После этого препятствий стало еще больше. Ванина мама стала сидеть с Сашей, когда папа был на работе. Играть я приходила в установленные им часы. Иначе можно было только целовать закрытую дверь: свекровь не открывала. Наши отношения с ней предсказуемо испортились. Из хорошей невестки я превратилась в предательницу.

«Она балерина, у нее сильные ноги»

Осенью конфликт добрался до какой-то сверхэмоциональной точки. Мария говорит, что Иван вовсю готовился к суду, для полноты картины ему не хватало медкарты Саши.

— Мы поехали на прогулку все вместе, потому что меня одну Ваня с сыном уже не оставлял. В какой-то момент я взяла Сашу на руки, а муж стал вырывать у меня сумку с картой. Потом выхватил ребенка и побежал к метро. У меня была истерика. Вызвала милицию. Пока писала одно заявление, он тоже пошел в органы — сообщить, что я ударила его. В итоге его за порванную сумку оправдали, а меня за синяк на его руке оштрафовали на 10 базовых. Мол, я бывшая балерина с сильными ногами.

В какой-то момент Ваня будто отправился на войну, все вокруг стали врагами. Он переживал, что сын будет жить со мной и другим мужчиной, и говорил: «Я такого не позволю». Когда друзья спросили его, может ли он, живя с ребенком, привести домой новую женщину, Ваня ответил, что да.

Супругов развели. Саше суд постановил жить с матерью. Но Иван не сдавался. Он обжаловал одно решение, потом написал жалобу на такой же вердикт уже городского суда.

— Все это время я не могу забрать сына. Отдел принудительного исполнения разводит руками. Спрашиваю бывшего мужа: когда смогу забрать сына? Отвечает: не отдам. Потом предложил какой-то нереальный вариант про «пусть живет по полгода у нас по очереди», а сам продолжает вести какие-то затяжные процессы.

Мария говорит, что не видела Сашу три месяца — до середины августа, когда с милицией отправилась в деревню к родителям Ивана. Там находился и малыш.

— Саша заговорил… Я все пропустила!

Даем Марии второй стакан воды.

Стоило вернуться в Минск, как появился и Иван, причем резко.

— Ребенок присел на дорожке, катал машинку. Вдруг Ваня выскочил из-за угла и схватил Сашу. Мы плачем. Для Вани это нормально — схватить, будто это флажок. А я не могу с силой дергать обратно, ребенок же боится, ему больно. Ваня сказал, что завтра встретимся, и уехал.

К этому моменту проблема в корне не решилась. Мария признается, что ее оскорбляет сама ситуация: мама должна получать разрешение на встречу с сыном.

— Бывший муж предлагает варианты, медиатора. Но у него условие, которое я не могу принять: Саша должен юридически числиться за отцом. Ваня меня постоянно обманывает, я не могу ему больше верить.

«Суды наши… Мы будем судиться до совершеннолетия Александра»

В прошлом году Иван стал членом общественного объединения «Защита прав отцов и детей». Поэтому от его имени о конфликте рассказал руководитель объединения Олег Бакулин.

Он же попросил нас не становиться ни на чью сторону и показать объективную, беспристрастную картину. Выполняем, судите сами.

— Иван со всех сторон характеризуется как отличный и заботливый отец. И права родительские у нас равные. Но почему-то всегда практика в пользу матери.

— Мария подтверждает, что Ваня — хороший отец. Вы не готовы характеризовать ее так же положительно?

— Я не так хорошо с ней знаком. Но это обычная слабая женщина, не могу сказать, что она плохая.

— Что значит слабая?

— Она вызывала милицию, устраивала провокации. Когда мы забрали ребенка, она заплакала и просто вышла из машины, бросив все (Мария рассказывала об этом выше, когда Иван схватил ребенка, играющего с машинкой; в тот момент ей сказали, что везут ребенка за город, а обратно ей придется возвращаться пешком. — Прим. Onliner.by).

— Иван каждый раз забирал ребенка силой?

— Что значит забирал? Ребенок год живет с отцом. Да, он не выбирал. Но есть объективные обстоятельства. Она ушла из семьи, мягко говоря, жить с другим мужчиной, который оплачивает ее квартиру и покрывает ее расходы. Она говорила, что находится в отпуске по уходу за ребенком. Но ее лишили такого статуса, потому что она работала. Поэтому в отпуске фактически находится отец. А то, что сын несколько дней был у матери…

— Есть решение городского суда. Почему Иван его не выполняет?

— Судебный процесс продолжается. Прокурор приостановил выполнение этого решения. Если будет протест, то дело будет пересматриваться. Сейчас наша жалоба будет рассмотрена. И так они будут судиться до совершеннолетия Александра. С ребенком мы беседовали, он привязан к отцу. Понятно, что скучает по маме, как и по бабушкам или по кошке. Иван не против — он приглашает маму для общения, не скрывается. Он говорит: давай воспитывать ребенка вместе. Она говорит: нет, он должен жить с матерью.

— Когда Саша жил с мамой, она не пускала к нему отца?

— Были проблемы. Она оставляла ребенка с посторонним мужчиной — своим сожителем — и шла на работу.

— Иван тоже ходит на работу.

— Что касается Ивана, он обеспечен жильем. А она живет на птичьих правах. Не факт, что у них (с Дмитрием. — Прим. Onliner.by) что-то будет. Сегодня она живет, завтра нет. Ребенку куда деваться?

— Получается, что главное — это квартира? Или прав тот, кто сильнее и богаче?

— Правильнее так: прав тот, кто может создать наилучшие условия для воспитания и развития ребенка. Забота и привязанность — все должно учитываться. Ну найдет она в случае чего новую квартиру. Это рублей 600. Плюс туфли на работу надо купить, да? Это только один из аргументов. Плюс личные качества каждого из родителей…

— Суд должен был рассмотреть все это.

— Суд… По моему мнению, были бы у нас равные права — половину судов разгрузили бы. Как показывает практика, как правило, решение выносят в пользу матери — а дальше вы как хотите, так и обжалуйте.

— Вера в судебные решения — это одно, а их исполнение — другое. Страшилки есть по любой статье.

— Это не один случай несправедливости, я могу назвать 50 таких!

Такой отец, как Иван, не отступится от участия в воспитании сына, что бы кто ни решил. А она не отступается, потому что ее больше волнует мнение людей, что же все скажут.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Владыко. Фото: Влад Борисевич