«Снять Hilton в Минске дешевле, чем гостиницу в нашем райцентре». В Браславе отгремел один из крупнейших оупен-эйров РБ

317
04 августа 2018 в 16:14
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Задорин, Сергей Тарасов

«Снять Hilton в Минске дешевле, чем гостиницу в нашем райцентре». В Браславе отгремел один из крупнейших оупен-эйров РБ

Свой первый стадион Женя и Олег Лабуть порвали совершенно неожиданно. Закончились билеты на самодельную дискотеку, решили закрывать вход, но толпа неистовствовала, и ее пришлось пустить бесплатно. Так начинался Viva Braslav, один из самых крупных ивентов в РБ за пределами МКАД. Прошлый год собрал аудиторию примерно в 21 000 зрителей. В этом году ребята надеются как минимум на повторение. Здесь по-прежнему музыка, еда, красивые девушки и совершенно своя, абсолютно не столичная атмосфера.

«Дождь — это страшно, а холод — вообще беда»

Бэкстейдж. На сцене рвут голосовые связки ребята из Nizkiz, за ней светит татуировки телевизионщикам Артем Пивоваров, где-то недалеко сочиняет стишки для заполнения пауз между песнями Иван Дорн. Грядет очередная туча, которая обещает снести палатку, в которой мы говорим, и вообще смыть весь Браслав в озеро. Правда, после сворачивает куда-то к Даугавпилсу.

— Нас неплохо сполоснул дождик. Но на настроение людей это вроде бы не повлияло. Оперативно почитали комментарии в соцсетях. В принципе, нету там «фу, зря приехали». Люди на позитиве. Главное, что тепло. Было бы холодно, получилось бы грустнее. Мы же позиционируем себя пляжным мероприятием. Потому дождь — это страшно. А холод — вообще беда.

За прошедший год братья больше сконцентрировались на фестивале. Офис у ребят недалеко от памятника Ленину возле местного исполкома. Несмотря на курортную атмосферу, вождь стоит в пальто, а его взгляд устремлен в светлое будущее и куда-то в сторону пляжа.

Лабути и их соратники — самоучки по части организации больших мероприятий. По-прежнему живут без принципиально четкого деления функционала.

— Номинально деление, конечно, есть. Людей в команде очень много. Но она профессионально не отточена на работу. У нас одно мероприятие в год. Поэтому очень часто бывают сбои. И мы вдвоем все равно влезаем практически во все вопросы. Где-то больше, где-то меньше, но все участвуем.

«Некоторые номера в Браславе нам стали в $150 за сутки»

В Браславе мутят движение любители постоянных новинок, за что им все время прилетает.

— Как итог — очень много геморроя. В этом году его можно поделить на четыре глобальные части.

Первый глобальный геморрой.

— Расселение артистов. Их очень много. Больше 50. Лучшие варианты, которые может предложить город, артисты так себе согласовывают. В лучшем случае со второго-третьего раза. Некоторые вообще не согласовывают. Живут в Минске.

Из хедлайнеров в Браславе согласились жить Артем Пивоваров, Бьянка и Иван Дорн.

— В то же время к нам едут четыре артиста из Голландии. Они захотели жить только в Минске. В итоге заселили в Hilton. Но чтоб ты понимал, снять Hilton дешевле, чем браславскую гостиницу. Серьезно. Во-первых, на дни фестиваля местный ценник лезет вверх. Во-вторых, мы вынуждены платить сразу за два-три дня проживания.

В городе понимают, что надо заработать. Цены на проживание вырастают примерно в два раза.

— Мы считали: некоторые номера в Браславе нам стали в $150 за сутки. За одного человека.

«Если кто-то что-то натворил, охранники просто считывают его ID»

Второй глобальный геморрой.

— В этом году впервые были сделаны ID-карты. Приехав на фестиваль, люди обменивали свои бумажные билеты на специальные бейджи со штрихкодом. В принципе, в РБ такого никто не делал. Пока вводили эту систему, допустили тучу ошибок. Но пока сожалений нет.

Это не понт, типа все тут такие крутые в бейджах на шее ходят. Главный момент — мы никогда не позиционировали себя мероприятием «зашел — вышел — купил билет». Посещение изначально было многократным. Возникло много проблем. Ленточка с руки потерялась, браслет порвали. ID-карта, если ты к ней ответственно относишься (хотя бы как к правам на авто), никуда не пропадет.

Еще важный момент — безопасность. Если кто-то что-то натворил, охранники просто считывают его ID — и все. Вход человеку закрыт. На людей, которые умеют и хотят отдыхать и позитивно настроены, это никак не повлияет. А с ребятами, которые ищут здесь себе негатив, бороться стало гораздо проще. Ну и статистика. Время прихода-ухода. Очереди. Все можно будет спокойно проанализировать, чтобы в будущем меньше ошибаться.

«Сцена „жрет“ до десяти процентов бюджета»

Третий глобальный геморрой.

— Сцена. С ней всегда хочется мутить что-то интересное. Но в условиях РБ делать новое за небольшие деньги очень сложно. В этом году, к примеру, поставили вертикальные экраны (идею подсмотрели на европейских фестивалях). Пытались поработать с прибалтийскими подрядчиками, но пока это очень сложно. Потому что есть масса трудностей с оформлением временного ввоза оборудования.

Мы чуть-чуть попробовали. Ребята везли из ЕС одну легковушку оборудования для аттракциона «Катапульта». Они приехали на границу утром. И только вечером прошли ее. А это мелочь. Не было никаких опасных предметов вроде спирта или сыпучего конфетти. Представь, что будет, если везти сюда сцену со спецэффектами.

Но работа с европейскими подрядчиками сделала бы нашу сцену дешевле. У тех же прибалтов есть очень много оборудования. Особенно что касается сценических эффектов. Нынешняя сцена, если собрать все до кучи, „жрет“ до десяти процентов бюджета. Большая и сложная затратная часть. Но, к сожалению, пока мы не можем позволить себе ее увеличить.

«Продаваться бы крайне не хотелось»

Четвертый глобальный геморрой.

— Логистика. Мы тратим на нее неимоверные суммы денег. Это космические цифры. Намного большие тех, которые уходят на главную сцену. Когда мы оформляем оборудование, половину затрат составляет именно логистика. То есть ты берешь условную колонку за х денег, но она сразу же становится 2х, потому что едет в Браслав. И хорошо, если 2х. У тех же генераторов есть специфика — их транспортируют джипом. Получается сразу 6х.

Приходится тратиться. К примеру, некоторые подрядчики выставляют коэффициент 1,2 за второй день использования аппаратуры. Некоторые — 1,5. Некоторые — 1,7. Надо помнить, что мы в Браславе. Это не Минск, где ты утром взял и вечером отвез. Хотя понятно, это бизнес. Мы не просим, чтобы кто-то нас пожалел и пошел на уступки.

 

Белорусские фестивали либо пивные изначально, либо пивными становятся (по названию, генспонсорству). Браслав пока держится.

— У нас есть официальный партнер, который везет сюда свое пиво. Пока получается отстаивать свою принципиальную позицию. Понятно, это жизнь, и непонятно, как она сложится завтра. Гордо бить себя в грудь по поводу независимости немножко опрометчиво. Но продаваться бы крайне не хотелось, поэтому как зеницу ока бережем главную сцену. Это Viva Braslav. Не пивной и не какой-то другой фестиваль. Мы благодарны за сотрудничество. Готовы предоставлять крутые места для рекламы и каких-то зон. Не против иметь генерального партнера. Но не готовы переименовывать фестиваль.

«Хотим развестись с „Роком за Бобров“»

К вопросу о конкуренции. По словам Олега, она есть и по сравнению с прошлым годом выросла раза в два.

— Фестивалей и интересных ивентов стало намного больше. На основные мы ходим с большим удовольствием и интересом. Смотрим, как ребята развиваются. Это помогает в том числе видеть собственные недочеты. Последнее, что понравилось, это, наверное, Stereo Weekend. Залог успеха — классная локация. Ботанический сад — это очень здорово. Там создали атмосферу, в которой приятно и комфортно находиться. Плюс хорошие line up и фуд-корт. В этом плане нам сложнее. У нас на старте есть чистое поле, которое нужно застроить с нуля. А при условии дождя поле превращается в болото.

— Почему вы снова пересекаетесь с фестивалем «Рок за Бобров»?

— Нормальная тема. Знаешь, как мы определяем дату? Узнаем, когда будет «Рок за Бобров», и ставим те же дни, — смеются ребята. — Не, ну это, естественно, не так. Три года подряд совпадаем с ними. Мы знакомы с организаторами, нормально общаемся. Никаких контр. Но в этом году встретились уже в тот момент, когда никто не мог подвинуться. И да, мы действительно хотим развестись с «Роком за Бобров». Мы же не враги самим себе. Но мероприятий становится все больше, и очень тяжело не совпасть с кем-то. И как бы там ни было, мы зависим от европейских фестивалей. Например, Tomorrowland проводится в два последних выходных июля. Нам надо букировать диджеев. И если по срокам совпадем с большими европейскими фестивалями, крупные агентства просто не дадут ответ по артистам.

«В прошлом году мы окупились»

В нынешнем году ребята построили Колизей из пантонов, как на венгерском Szieget. И продолжают искать вдохновения на больших площадках.

— Больше «фишек» мы подсматриваем на европейских фестивалях. Есть, к примеру, такой европейский Weekend Festival Baltic. Он проходит в том числе в городе Пярну, где живет чуть больше 40 000 человек, и собирает аудиторию в 100 000. Специфика очень похожа на нашу. То есть все проходит на берегу моря, и ребята тоже очень метеозависимы. Даже больше, чем мы. В прошлом году, к примеру, погода была вообще дичь. Но тем не менее люди продолжают ездить. Потому что атмосфера. Научиться делать качественную атмосферу — это главное.

В 2017-м бюджет фестиваля вырос до $150 000. В этом году продолжил расти.

— В последнюю неделю подготовки и во время проведения мы уже сильно не считаем. Просто делаем из последних сил. Количественные и денежные показатели подобьем потом. Но думаем, мы уже скакнули к $300 000.

  • 2015 год — 9000 зрителей.
  • 2016 год — 13 000 зрителей.
  • 2017 год — 21 000 зрителей.

В этом году ребята хотят как минимум повторить прошлогоднюю явку.

— В 2017-м мы окупились. Это по-прежнему патриотический проект. Делаем фестиваль в родном городе. Вряд ли бы мы так бодались в другом месте.

Беспроводные и портативные колонки в каталоге Onliner.by

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Задорин, Сергей Тарасов