UPD
488
02 августа 2018 в 14:38
Автор: Настасья Занько. Фото: Onliner.by

«Купили бронированный Mercedes-Benz S600 на двоих». Как судят экс-начальника ГУПРа

В Минском областном суде продолжается процесс по делу обвиняемого в коррупции бывшего начальника главного управления потребительского рынка Мингорисполкома Сергея Барисевича, который был задержан 11 апреля прошлого года. Вместе с ним на скамье обвинения еще 12 человек — почти все связаны с системой комбинатов школьного питания: директора и завпроизводством.

В начале заседания судья дала слово Сергею Барисевичу. Но он пока отказался от дачи показаний и сказал, что хочет озвучить их позже, так как во время следствия он отрицал вину, а сейчас признает ее частично.

Суд принял решение зачитать показания, которые Барисевич дал еще во время следствия. Итак, какие конкретно вопросы возникли у следователей.

Во-первых, вопросы по поводу взятки в 21 тысячу деноминированных рублей. По данным обвинения, эту взятку начальник ГУПРа получил от директора ОАО «Живинка» Березинского. Обвинение считает, что эти деньги Березинский передавал Борисевичу за содействие в назначении директором «Живинки», а также за покровительство по службе.

— Суть выдвинутых в мой адрес подозрений не понятна, я денег никаких не принимал, виновным себя не считаю, — говорил он.

С директором Березинским он был знаком, познакомился в 2014 году и был с ним в деловых отношениях. Но вот кто был инициатором назначения Березинского директором, Барисевич не помнит. Он, как председатель ОО «Белорусская лига тхэквондо», выезжал за границу, а в 2014 или в 2015 году они вместе с Березинским были в США.

Во-вторых, у следователей возникли вопросы к взаимоотношениям Сергея Барисевича и Татьяны Лисовской, заведующей магазином №5 ОАО «Живинка», что на Асаналиева. По данным Барисевича, это один из крупнейших магазинов холдинга и самый прибыльный. В 2014—2015 годах в нем проводился ремонт, Сергей Барисевич общался с Лисовской и периодически бывал в этом магазине. По словам Барисевича, он подгонял Лисовскую с ремонтом, узнавал от нее про обстановку в коллективе ОАО «Живинка».

— Я хотел, наверное, навести порядок в магазине, подгонял Лисовскую с ремонтом, хотелось побыстрее его сделать, чтобы магазин скорее приносил бóльшую прибыль, — говорил он. — Хотелось проявить себя и выслужиться, хотелось быстрее сделать ремонт.

— Что вам известно о возникшей в 2015 году недостаче на сумму 1 миллиард неденоминированных рублей? — задавали следователи вопросы Барисевичу во время допроса.

— Вот это и известно, то ли бумага какая-то приходила, то ли еще что-то, — ответил он. Сначала он сказал, что никаких средств для погашения недостачи не передавал. Но потом признался, что дал ей в долг крупную сумму денег, которую занял у своих знакомых.

— Лисовская говорила, что у нее недостача, что Березинский ее обманул и украл деньги. Помню, что Лисовская приезжала и просила одолжить ей денег, — говорил на допросе он. — Одолжил ей $20 тысяч, я тоже взял их у знакомого. Деньги передавал через директора ТД «Радзивилловский». Помог из-за человеческих побуждений, так как боялся, что те товарищи ее снова подставят. Какие товарищи? Ну зачем я буду наговаривать.

В-третьих, у прокуроров возникли вопросы и по поводу бронированного Mercedes-Benz S600 черного цвета:

— Имели ли вы какое-либо отношение к нему, если имели, то кто и какое именно?

— К этому автомобилю имели отношение я и Александр Косовский, — говорит он. — Этот автомобиль вместе с Александром Косовским мы купили на двоих. Где именно его приобретали, я не помню.

Не ответил он и на вопрос, что ему известно о средствах, на которые приобретался автомобиль. Также заявил, что не помнит, на кого автомобиль был зарегистрирован.

— Вроде бы на Кулибабу, — ответил он. Правда, потом добавил, что, в принципе, не помнит постановки на учет.
Барисевич, к слову, отвечал «не помню» на многие вопросы. К примеру, даже о том, что входило в его обязанности как начальника ГУПРа и какими нормативно-правовыми актами регулировалась его деятельность.

Дальше у следствия возникли вопросы по поводу двух автомобилей, мотоцикла, а также недвижимости чиновника:

— Откуда у вас автомобили Mitsubishi Pajero 2013 года выпуска, Mercedes-Benz ML 350 2010 года и мотоцикл Harley-Davidson 2016 года выпуска, а также квартира на проспекте Победителей, 19 и два машино-места в подземном паркинге? Из каких источников доходов они получены и когда именно?

— Квартира приобретена в кредит, с отсрочкой выплаты в два года. Кредит за квартиру. Mercedes-Benz ML 350 я купил за свои средства, которые собирал с начала своей трудовой деятельности, начиная с работы в КСУП имени Ульянова, — ответил Барисевич. — Mitsubishi Pajero приобретал мой тесть, который ранее работал на горно-обогатительном комбинате в Российской Федерации, а мотоцикл Harley-Davidson принадлежит жене моего товарища.

— Как вы можете объяснить происхождение ювелирных изделий и часов, обнаруженных в вашей квартире во время обыска?Это чаcы Cerruti 1881, Certina 1888 и Jaga, ручки Parker, Senator, Mark Twain, а также ювелирные изделия 23 наименований.

— Ювелирные изделия я приобрел за личные денежные средства, а некоторые подарили мои родители и родители моей супруги. Больше по данному пункту пояснить нечего, — говорил он в показаниях.

«Собирали деньги за лояльное отношение к себе и своим сотрудникам»

Экс-заведующая комбинатом школьного питания Заводского района Алеся Шумченко работала с начала января 2014 года. Проработала там всего 2,5 месяца. По ее словам, как только она стала заведующей комбината, проверки участились, сотрудники говорили, что такого количества проверок раньше не было.

Новой заведующей сразу же объяснили схему, при которой вышестоящее начальство будет лояльно относиться не только к ней, но и ко всем предприятиям.

В конце февраля Шумченко узнала, что существует такая схема. Узнала она это от своего бывшего начальника — заведующего комбинатом школьного питания Ленинского района Бронислава Рослика.

— Он говорил, что так делают многие директора комбинатов и все это делают, чтобы к ним было хорошее отношение, — говорит она.

Потом вместе со своим замом Ольгой Конон, которая работала и раньше, они обсудили этот вопрос и договорились, как будут собирать деньги.

— Перед этим была такая же система, прошлая заведующая Марина Сергеевна Морозова объезжала пищеблоки и собирала деньги, — отмечала она. — Я не знала, сколько и что это за система, поэтому сказала, что давайте собирать, как было раньше. Мне сказали, что, если будешь платить деньги, с тобой будут продлевать контракт и в случае нарушений у меня или у подчиненных к этому будут относиться лояльно. Мол, чтобы легче работалось, как вам, так и нам.

По словам Алеси Шумченко, деньги заведующие производством школ передавали раз в три месяца. Передавали либо самой Шумченко, либо же через ее заместителя Ольгу Конон. Как правило, деньги передавали в пищеблоках школ, в кафе «Традиция» и в кабинете Шумченко. Всего Шумченко вменяют 43 эпизода.

Сколько передавали школы? Следователи зачитывают суммы: $400 от школы №168, $200 от гимназии №14, столько же от школы №77 и школы №68 и так далее. Кто-то передавал 100—300 рублей, как школы №46 и 25. Все зависело от товарооборота. Также на день рождения самой Шумченко все школьные столовые сбрасывались по 50 рублей.

— Передавались ли дальше деньги в ГУПР? Я могу только догадываться. Я знаю, что за 10% недовложения сырья нет материальной ответственности по закону. Эти 10% экономятся, часть продается через буфет или так... Дневной товарооборот в школе 1300 деноминированных рублей, 10% — это 130 рублей.

При этом Шумченко называет суммы зарплат заведующих производством в школах. Это 500—600 рублей.

— В зависимости от товарооборота могли быть премии, максимальная была 30% премии. Если не выполнял, были минус 5%, — отмечает она.

Также на день рождения самой Шумченко все школьные столовки сбрасывались по 50 рублей. Отмечала она его 28 февраля. Деньги ей передали в кафе «Традиция».

— Ольга Николаевна сказала, что это традиция поздравлять директора КШП с днем рождения, — говорит она. — Кем заложена такая традиция, я не знала. Я этого не хотела. Мне сказали, мол, придите, 10 минут посидите, вас поздравят. Я сказала, что мне такое не нравится.

— В итоге-то вы пришли и принимали деньги. Почему? — задали вопрос прокуроры.

— Во-первых, я не знала, что мне дарят. Например, цветы, коробка конфет и открытка. Понятное дело, я не открою открытку и не скажу, мол, все, я не хочу этого подарка, — объясняет она. — Более того, эти деньги могли бы мне пригодиться для следующей передачи денег.

Белорусские рубли Шумченко складывала в конвертик, а доллары в открытку — часть денег (около $3 тыс.) хранила у себя дома, часть — в сумочке. Говорит, за 2,5 месяца работы передать деньги в ГУПР не успела. Все ждала сигнала от начальства.

— Осознавала, что деятельность незаконна, — говорит она. На вопрос, почему не отказалась в этом участвовать, отвечает: — Мы были запуганы до такой степени, что нам не давали рта открыть, говорили: вы никогда не устроитесь на работу. У меня двое маленьких детей, и я понимала, что кроме как мойщицей полов не устроюсь.

Деньги начальнику ГУПРа Сергею Барисевичу Шумченко так и не передала. По ее словам, если вдруг она не получила бы сигнал, то собиралась передать сумму в коридоре.

Я раскаиваюсь в содеянном и понимаю, что поступала незаконно, но это была система, которая существовала долгое время, и одна я ее бы все равно не сломала, — отмечает Шумченко. — Барисевича я увидела при приеме на работу, второй раз ездили с ним согласовывать назначение с администрацией района и один раз на совещание. Никаких намеков не было, мы вообще не разговаривали.

Что интересно, до того как устроиться заведующей комбинатом школьного питания Заводского района, Алеся Шумченко раньше работала завпроизводством школы №111 и подчинялась КШП Ленинского района под началом Бронислава Рослика. Там, как выяснилось, сбора денег не было. Но при этом на сотрудников выписывали материальную помощь, которую те не получали.

— На тот момент я не знала, что это деньги для начальника ГУПРа, все о чем-то догадывались, но думали, что у Бронислава Рослика свои какие-то дела, — объясняет Шумченко.

Кроме этого, она отмечает, что были товарно-транспортные накладные без поставок товара. Это ТТН на колбасы, горошек, кукурузу, кофе — на дорогостоящий товар. Они включались в меню на выбор, но по факту их не было.

— Я спрашивала, где товар, который у меня идет по накладной, водители сказали: съели по дороге, завскладом сказала, мол, не твое дело, — говорит она.

Судебное заседание продолжится в пятницу 3 августа.


Напомним, из 13 обвиняемых (11 из них — женщины) за стеклом находятся пять. В их числе Сергей Барисевич и три бывших директора районных комбинатов школьного питания.

Большинство остальных пришли в суд без конвоя — многие были освобождены и находятся под домашним арестом.

Почти все статьи касаются взяточничества — 430 (Получение взятки) и 432 (Посредничество во взяточничестве) Уголовного кодекса. Максимальная санкция по указанным статьям — лишение свободы на срок до 15 лет с конфискацией имущества и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Читайте также: 

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Настасья Занько. Фото: Onliner.by