Конфликт с ветеринарной клиникой в Минске

 
1022
24 июля 2018 в 12:55
Источник: Татьяна Ошуркевич. Фото: из архива героев публикации

Пятого мая Любовь первый раз привезла своего йоркширского терьера Прутика в ветеринарную клинику «Доктор Вет». Говорит, у животного была тошнота. Пса прокапали, а потом выяснилось, что нужен стационар. Любовь пошла и на это, но после двух суток нахождения там псу стало только хуже.

— На первичном осмотре у нас взяли анализы и диагностировали хроническую почечную недостаточность. Я знала, что с таким диагнозом у моего Прутика осталось не больше шести месяцев жизни, но получилось четыре дня. В первый наш приход ветеринар назначил капельницы, — объясняет женщина. — Неделю мы возили его на процедуры в клинику. Но лучше ему не стало. Тогда врач посоветовала пойти к специалисту по лечению почек. Оказалось, собаке не обойтись без стационарного ухода. Мне объяснили: нужен плазмаферез, собаке станет лучше.

Собаку положили в стационар, который стоит 220 рублей в сутки. По словам женщины, после плазмафереза питомца навестил муж, но Прутик его не узнал. Мужчину заверили: это действие укола.

— Врач сказала, что завтра утром мне позвонит и расскажет о результатах анализов, — продолжает Любовь. — Не дождавшись звонка, я поехала в клинику. Когда была возле порога, раздался звонок. Лечащий врач сказала, что анализы у Прутика стали лучше. Буквально через 10 минут мы с мужем зашли в стационар и увидели, что он лежит в клетке и нас не узнает. Собака была в неадекватном состоянии. На вопрос, что с питомцем, ответили, что все хорошо. Когда я пришла, то увидела, что моя собака ослепла. В присутствии трех человек врач сказала, что у него просто расширены зрачки от препарата. Вечером я забрала питомца домой, на тот момент Прутик уже не видел и не мог стоять на ногах. Двое суток собака мучилась от страшной боли, и за это я платила 220 рублей в сутки!

Минчанка решила забрать его домой. Ночью животному стало хуже, с утра его снова отвезли в больницу и оставили в клинике.

— Потом Прутика осмотрел другой врач. Выяснилось, что все это время у собаки было отслоение сетчатки, а вечером и вовсе произошло кровоизлияние, — объясняет хозяйка питомца. — Прутик очень сильно мучился, поэтому его решили усыпить. Но я не могу понять, зачем было держать собаку двое суток в таком состоянии, с признаками, не совместимыми с жизнью?

Любовь обратилась с жалобой на клинику в Мингорисполком. Сейчас ждет ответа.

Клиника: «Вы ежедневно навещали Прутика, своими глазами видели его состояние, о какой страшной боли вы теперь говорите?»

В клинике журналисту Onliner.by ситуацию не прокомментировали — в справочной не поднимают телефон. Когда мы приехали в лечебницу, нам предоставили номер директора, но по данному номеру также никто не ответил.

Между тем, на сайте отзывов о «Доктор Вет», где Любовь оставила жалобу, 3 июля ветклиника объяснила свою позицию:

«Уважаемая Любовь Аркадьевна! Мы вместе с вами искренне сожалеем об утрате Прутика. Мы понимаем, как вам тяжело пережить подобную ситуацию, несмотря на предсказуемый и ожидаемый исход.

5 мая вы обратились в клинику с йоркширским терьером Прутиком с жалобами на вялость, рвоту третий день. Оперативно поставлен диагноз: хроническая почечная недостаточность. Рекомендовано срочно начать назначенное лечение. Вначале наблюдалась положительная динамика. Однако в дальнейшем контрольный анализ крови показал рост креатинина, свидетельствующий о нарастающей почечной недостаточности. Врач проинформировала вас, что прогноз осторожный, ближе к неблагоприятному. Хроническая почечная недостаточность (ХПН) — патология, которая в ветеринарной медицине, к сожалению, не лечится. При прогрессировании данного заболевания животное погибает. Цель проводимой терапии при ХПН сводится к продлению жизни.

В связи с прекращением положительной динамики при амбулаторном лечении вам был рекомендован стационар.

Врачом на приеме, затем в стационаре вам была еще раз разъяснена тяжесть заболевания. Вами было подписано информированное согласие, в котором вы подтвердили, что получили все необходимые разъяснения, согласны на госпитализацию и проведение животному необходимой диагностики, лечебных мероприятий, в предполагаемом объеме процедур и их стоимости. Интенсивная инфузионная терапия в стационаре в течение суток также не дала результата. Оставалась последняя возможность — аппаратная очистка крови (плазмаферез). Вами было принято решение о проведении процедуры, подписано письменное согласие. После плазмафереза началось снижение показателей креатинина, собака стала активней, принимала пищу. Врачом было предложено продолжить терапию в амбулаторном режиме. Однако перед выпиской 18 июня было обращено внимание на расширение зрачков и шаткость походки, которые врач первично трактовала как возможную реакцию на введенные препараты, а также снижение температуры тела животного. В связи с этим было предложено дальнейшее наблюдение в стационаре.

В 15:00 зафиксировано резкое увеличение артериального давления, почки не работали, ответа на препараты не наблюдалось. Вечером вами было принято решение забрать своего питомца в тяжелом состоянии, о чем свидетельствует письменный отказ от стационарного лечения. Врач сообщила о состоянии собаки, о том, что собака ослепла. Вас предупредили, что если препараты не сработают отсрочено, то гибель неминуема, могут наблюдаться судороги или отек легких с признаками удушья. Тогда гуманней провести эвтаназию.

19 июня вы вновь обратились в клинику в связи с ухудшением состояния собаки. Не могли принять решение, бороться дальше или нет, но все-таки попросили оставить Прутика в стационаре. Состояние собаки не улучшалось, почки окончательно отказали, диурез не восстановился. Вами принято решение об эвтаназии.

Ваша самоотверженная борьба за жизнь Прутика заслуживает уважения, все врачи боролись вместе с вами. Зачем же вы теперь несправедливо, незаслуженно и голословно их обвиняете?

Ряд ваших высказываний, вызванных эмоциями, совершенно не соответствует действительности.

При лечении Прутика ежечасно контролировался диурез, давление контролировалось несколько раз каждую смену, по показаниям применялись необходимые препараты. Повышение давления пропущено не было.

Потеря зрения — это сопутствующая патология ХПН, с которой есть смысл разбираться, только если решена основная проблема. О потере зрения вам было сообщено вечером 18.06.2018, подтверждено УЗИ 19.06.2018. В этот же день вами принято решение об эвтаназии по причине отказа почек, а не из-за потери зрения.

Прутик находился в стационаре по вашему желанию, врачи боролись всеми доступными методами за восстановление функции почек, постоянно информируя вас о его состоянии, получая от вас согласие, в том числе письменное, на каждое действие. Вы ежедневно навещали Прутика, своими глазами видели его состояние, о какой страшной боли вы теперь говорите? Вы осознанно забрали Прутика домой с отказавшими почками, поэтому вам пришлось всю ночь наблюдать за его мучениями. Да, принять решение прекратить мучения любимца всегда очень трудно, вам на это понадобились еще одни сутки. Зачем же за достоверную информацию обвинять врачей в цинизме? Не сказал — почему не сказал, хотел срубить побольше. Сказал — циник и убийца, не хочет бороться за жизнь. Это обычный поиск виновного, так нам проще. Но винить некого. И вы, и врачи сделали все возможное, чтобы Прутик прожил дольше».

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Источник: Татьяна Ошуркевич. Фото: из архива героев публикации