Дорогие ученики: десятки минских школ с эстетическим уклоном готовят к сокращениям. Что происходит?
548
21 июня 2018 в 8:00
Автор: Александр Владыко. Фото: Фото носят иллюстративный характер
Дорогие ученики: десятки минских школ с эстетическим уклоном готовят к сокращениям. Что происходит?

Эта фраза звучала недавно на всех последних звонках: «Дорогие выпускники!» Праздничные шары сдулись, и оказалось, что дорогие не только выпускники, но и учащиеся всех остальных классов. И вообще, это выражение стоит воспринимать буквально. В редакцию обратились педагоги школ с эстетическим уклоном: в районных отделах образования им в устной форме велели сократиться. Учителя опасаются, что это только начало.

Это печально для журналистов, но учителя традиционно выступают анонимно, поэтому никаких номеров школ, фамилий и прочих точностей. Система образования давно превратилась в нечто параллельное реальной жизни, иносказательное со всеми этими «денег с родителей не собираем» и прочим.

Уклон — факультатив — отказ

В урезании финансирования (чего бы то ни было) нет ничего удивительного. С чего бы ему увеличиваться? Но обратившихся педагогов беспокоит другое: расходы на образование режут огульно и неэффективно. Речь идет о школах с эстетической направленностью.

— Такая практика реализуется с 2008 года, когда под нож пошли школы с уклоном: математическим, языковым, музыкальным и другими. Все дополнительные занятия перевели на факультативную основу, — объясняет педагог одной из школ Елена (здесь и далее имена изменены).

По каким критериям все же принимаются такие решения? Педагоги только догадываются. По старой школьной традиции их не считают должным ставить в известность, не то что отчитываться или прислушиваться.

История школы N

— Я работаю в общеобразовательной школе с эстетической направленностью, — рассказывает учитель Наталья. — С первого класса дети осваивают игру на музыкальных инструментах, сольфеджио, занимаются хоровым пением. Вся музыка — доппакет. Это значит, что дети учатся, как и все, а после уроков остаются дополнительно на факультативные занятия.

В результате кто-то после школы связывает жизнь с музыкальной деятельностью, поступает в колледж или Академию музыки, а большинство учеников просто становятся обладателями музыкального образования, но без желания превратить хобби в профессию.

Весной этого года давно ходившие слухи стали претворяться в жизнь. Руководство школ поставили перед фактом: необходимо снизить расходы на одного учащегося.

— Официально это зовут совершенствованием, или оптимизацией, или еще какой-нибудь монетизацией. Но не будем никого обманывать: по факту это обычное урезание. Почему принялись за школы с эстетическим уклоном? Ну не естественные же науки резать. Наверное, посмотрели, что это лишнее, есть система музыкальных школ (курируется Министерством культуры. — Прим. Onliner.by). Но не учли, что таких школ мало и что мы добровольно отказываемся от работающей системы и широты возможностей образования как такового.

— В музыкальных школах развиваются навыки ребенка — навык игры на скрипке, например, — добавляет учитель Елена. — Ну а дальше что? А мы даем развитие по всем направлениям. Дети, которые учатся в одном классе, в рамках одной школы более сплоченные. Впоследствии эти ребята становятся основой многих коллективов разной направленности: инструментальной, хоровой, хореографической. В музыкальных школах таких возможностей меньше.

За что бороться?

Душевое финансирование стало настоящим. По его показателям не то что программу сокращают — закрывают школы. Многие справедливо считают процесс нормальным: советское наследие часто оказывается дорогим и требует жестких решений.

— Проект по душевому финансированию идет несколько лет. Кулуарно он признан удачным, расходы сократили. Ученик должен стоить 1400 рублей, школа — соответственно, уместиться в бюджет. Все, что выше цифры, — сократить. Сейчас один ученик в общеобразовательной школе с эстетической направленностью обходится приблизительно в 2 тыс., а в гимназиях с таким же направлением еще дороже — около 3 тыс. Соответственно, нам нужно что-то убирать.

Наши собеседники говорят, что бессмысленно противиться оптимизации, но они не согласны с ее бессмысленной и хаотичной формой.

— Если быть откровенным, то у многих возникает вопрос: за что бороться? Ну будет меньше выпускников-музыкантов — пусть свободное время потратят на курсы программирования.

— Давайте сократим. Сразу это не проявится. Дорогу не отремонтировали вовремя — тоже сразу не видно. А потом она вдруг оказывается разбитой. Так и с культурой. Мы потеряем культурный пласт, который подпитывает не только музыкантов-профессионалов — всех. Эстетический взгляд на вещи, умение видеть красоту в своем деле — это касается каждого. Классическое образование с определенным взглядом на вещи, определенный стиль поведения формируют культурную среду. Мы начинаем терять культурные подпорки, которые делают нацию достойной.

Можно вместо театра пойти в ресторан. Это тоже нужно. Но если вы цените только материальное, то проседает духовное, семья, дети. Это совершенно другой кругозор и наполнение вашей жизни. То, что свяжется с досугом, вымывается.

Уничтожаемая сейчас система была выстроена в советское время. Она функционировала и давала стабильный хороший результат. Масса выпускников наших школ подпитывала и подпитывает культуру страны. Дорого? Хорошо. Ну оставь эту систему хоть в зародыше. Сейчас денег нет, но они могут появиться — и придется все начинать с нуля?

Елена говорит, что многие дети уйдут на улицу.

— Почему же? Пойдут на курсы математики.

— А если не пойдут? Мы же ничего не предлагаем взамен, кроме 15 рублей в час.

Далее педагоги (никакого широкого обсуждения не было, поэтому и рассказать они об этом могут только диктофону) предлагают сокращаться точечно.

— Десять лет назад все уклоны перевели на факультативную основу, потом убрали отметки. И что? А то, что исчезла одна из опор для детей и родителей, — факт. Ну что за реформы у нас вообще такие? Зачем скопом? Иначе сложно?

Наталья и Елена уточняют, что на сегодня некоторые школы можно сократить вообще, потому что у них низкие показатели в работе.

— Было бы хорошо отследить рейтинг школ. Есть школы с низкой эффективностью. Правильнее было бы их закрыть, оставить в каждом районе несколько сильных школ. Но работа слишком скрупулезная, надо собирать много информации — это долго и сложно, возможно, заниматься этим некому. А 1400 рублей надо дать уже скоро.

Нужно задать критерии (это поступления, конкурсы и так далее), а их нет. Все эти вводные нужно было дать еще несколько лет назад. А то сократили, отчитались и пошли дальше резать. Нелегко объяснить родителям, почему их ребенок продолжать заниматься музыкой не будет.

Собеседницы вздыхают:

— Создали бы инициативную группу…

— Зачем? Вас когда-нибудь слушали?

— Нет. Все на словах. Никто не готов нести ответственность. Министерство сообщает комитету, комитет — району, район крутится как может. Возможно, информация доходит недостоверная.

Родители? Готовы платить, но частично

— Как говорят мотиваторы, если не хотите меньше тратить — больше зарабатывайте. Можно ли залезть в кошелек родителей?

— Мы общаемся с родителями — они давно привыкли за что-то платить: различные кружки, бассейн, танцы, — но адекватные нашей жизни деньги. Например, в музыкальных школах образование стоит 25—30 рублей в месяц. Может, можно сделать так и в наших школах? — предлагают педагоги.

— Этих денег хватит?

— Нет. Музыкальные школы дотируются. И мы тоже. Но это хоть что-то. Вместо этого родителям предложат платные занятия по цене 15 рублей за один час (игра на музыкальном инструменте). Это неподъемные для большинства деньги.

С другой стороны, 15 рублей — это рыночная цена. Если бы мы были частной школой, то по такой цене работали бы в ноль: два часа индивидуальных уроков, хор, сольфеджио, оборудование, свет, инструменты. Да, наши дети дорогие… Но в итоге оно того стоит.

Анализируя успехи детей, вы увидите, что большинство победителей учебных олимпиад в наших школах — это учащиеся, которые занимаются музыкой. У них мозги развиваются по-другому. Музыка — это лишь верхушка айсберга. В основе — более образованные, креативные и творческие люди.

— Вы ссылаетесь на культурный опыт Германии. Сколько там стоит музыкальное образование?

— Я не знаю. Но давайте не сравнивать уровень жизни. В России, например, школы сохранили и закрывать не собираются.

Все ли снова пойдут в школу 1 сентября?

Педагоги — точно не все. Ученики недосчитаются некоторых уроков с уклоном. В конце мая руководители школ отчитались по результатам сокращения часов по эстетической направленности на следующий учебный год.

Сокращали часы музыкального образования чаще всего по принципу меньшего из зол. В результате поставленный план (10—50%) не выполнен, но имитация выполнения присутствует.

Педагоги признают, что о 100%-ной ликвидации речи никто (пока) не ведет. Но это не должно вводить в заблуждение.

— Эту гонку за показателями уже не остановить. Экономия — она ведь бесконечна. Такими темпами осталось год-два работы.

На вопрос, беспокоит ли их личное увольнение, обе отвечают, что беспокоит, но во вторую очередь.

— Мне есть куда уходить, — рассказывает Ольга.

— Чего ждать? Никто не знает. В образовании сегодня сильнейшая система субординации. Демократической традиции, когда есть обсуждение, альтернатива, нет, право голоса низов отсутствует. Сверху решили, спустили вниз, там исполнили, как посчитали нужным, — так и работает система. Все в устной форме, — рассказывает учитель. — Просто жалко смотреть, как рушится существующая система, вместо которой нам предлагают ноль. Все боятся только родителей, которые могут завалить письмами инстанции.


Очевидно, что стремление жить по средствам — нормальное. Но признаться в этом публично — дело непростое. В Министерстве образования нам ожидаемо ответили, что проблем со школами с эстетической направленностью нет, а финансирование — это к экономистам.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Владыко. Фото: Фото носят иллюстративный характер