324
10 июня 2018 в 11:39
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Максим Малиновский
«Обещала себе не плакать, но ведь завтра начинается взрослая жизнь». Душевный репортаж с выпускного в деревенской школе

…Это было бы похоже на первомайский митинг, если бы не антураж блестящих вечерних платьев в пол, завитых локонов и новых галстуков-бабочек — по улице Ленина шла нарядная процессия выпускников. И не как-нибудь, а четко отбивая шаг под марш военного оркестра. Зрителей было много: казалось, весь город растянулся вдоль тротуара. (Спойлер: дело происходило в Сморгони, но точно такую же картину вы могли вчера увидеть в любом районном центре Беларуси). Переживая свои минуты славы, выпускники с чувством горланили названия школ: «Седь-ма-я!», «За-лесь-е!», «Пят-та-яяя!». Делали они это с таким рвением, что некоторые бабушки достали носовые платочки и смахнули слезу: да, сегодня для одиннадцатиклассников — последний день принадлежности школе. Завтра это закончится навсегда.

В поисках душевного выпускного, махнув рукой на светских львов и львиц Минска, случайным образом (как мы умеем это делать) Onliner.by выбрал на карте агрогородок Залесье Сморгонского района Гродненской области. И не прогадал!

На центральной площади Сморгони шесть выпускников из Залесья выглядели куда более скромной делегацией по сравнению с десятками одиннадцатиклассников из городских школ. Люди с трибун произносили скучные речи про «условия, созданные для молодежи» и «выполненные задачи». Публику это мало волновало. Для того ли были куплены платья в пол и решена сложная задача 15-сантиметровых каблуков, чтобы слушать чиновников, маясь на июньском солнце?

Один из депутатов все-таки обратился к одиннадцатиклассникам искренне, отойдя от протокола: «Я хочу поздравить вас. Вот вы и отмучались! (Смех на площади. — Прим. Onliner.by) Но впереди еще не менее тяжелый период. Легче не будет. <…>  Возвращайтесь к нам в Сморгонь, мы вас ждем!»

«Когда нам будет сильно за двадцать…» — пели выпускники в микрофон, видимо, представляя, что к тридцати жизнь уже точно заканчивается. Трогательно волновались, танцуя вальс. Пускали в небо шары и плакали. Восхищенно свистели военному оркестру, который отошел от строгого церемониала и залабал прямо на площади веселый рок-н-ролло-блюз. «Ееееее, Ваня, давай!» А потом все вместе дали гопака вместе с гигантским медведем под Despacito. Было хорошо. Грусть от прощания, разлитая в воздухе, сменялась радостью — до рассвета и взрослой жизни оставалось все меньше и меньше.

 «Выпускной — это как прыжок с парашютом»

После празднований в Сморгони одиннадцатиклассники возвращаются в Залесье — там их ждет главный выпускной в родной школе на улице Огинского. Эти красивые места с соснами до неба и дубами старинной усадьбы — бывшее имение дворянина Михаила Клеофаса Огинского, автора того самого полонеза. «Прощание с родиной» в ля миноре — идеальный трек для сегодняшнего вечера.

В этом году в залесской средней школе только один одиннадцатый класс (шесть человек), а еще в середине 2000-х были две параллели. Те времена помнит директор Константин Грудина, который проработал здесь десять лет. Он по-свойски, с отеческой любовью говорит о выпускниках — невольно им позавидуешь.

— Выпускной — это как прыжок с парашютом. Я же служил в ВДВ. Идешь до самолета — все нормально. А только сядешь в самолет — мандраж такой! Когда загорается лампа и дают звуковой сигнал, вся жизнь пролетает перед глазами. Вот так и выпускной. До сегодняшнего дня воспринимаешь происходящее в порядке вещей. А когда выйдешь на сцену, возьмешь в руки микрофон — забудешь всю речь, которую заготовил. Когда читаешь с бумажки — это не от души. Поэтому я никогда с бумажки не читаю, — признается Константин Грудина и, похоже, прямо объявляет главный принцип жизни в Залесье — делать свое дело от души.

Многое, что происходило в Залесье, не увидишь на выпускном в Минске. А жаль. Например, когда выпускники входят в актовый зал, учителя (sic!) встают. Здесь можно показывать зрителям трогательное видео о тех временах, когда выпускники учились в младших классах. «Вот — Танюша, а это — Саша». — «Вы помните их такими маленькими?» — «Конечно!» — удивляется вопросу школьный директор.

На экране появляются фотографии — 1 сентября 2007 года, первый класс. Снимки сменяются: второй класс, третий, четвертый, дети смеются в школьной столовой, дурачатся на уроках, серьезно смотрят в кадр на экскурсии, улыбаются на велопробеге… Картинки бегут все дальше и дальше, прямо во взрослость. Конечно, мамы одинаково плачут и в Минске, и в Залесье. После песни «Мы вас любим» ребята спускаются в зал, к родителям. Да, здесь можно вот так просто плакать и обниматься с любимыми людьми посреди концерта.

— Понимаете, надо найти свое место в жизни. Чтобы чувствовать, что ты не зря на работу приходишь. Для меня это важнее всего. Сейчас я получаю удовольствие от своего дела и поэтому работаю здесь, в деревенской школе, хотя могла бы уже много раз уйти в другую, — говорит классный руководитель выпускников, учительница английского языка Елена Конопацкая. — Кто-то ищет славу, другие  — деньги или самоудовлетворение. Я ищу то место, где мне хорошо. Открою секрет: тут атмосфера такая — очень добрые люди. Наш директор — не начальник, он как папа. Дети такие, что с ними хочется работать! Я ценю душевную доброту, отсутствие — детским словом скажу — понтов. У этих людей их нет!

— Это мой первый выпуск как классного руководителя. Я сегодня стояла и думала: только бы не заплакать. На последнем звонке рыдала вовсю. Сегодня я ловлю себя на мысли: «Это последний день, когда мы вместе». Знаете, такой комочек в груди — когда расстаешься с людьми дорогими и родными и знаешь, что очень долго не увидишься. Так что мои ученики, может быть, и не догадываются, но мне сегодня очень грустно, — призналась Елена Конопацкая.

«Ваше противопоставление сельских школ и городских — это полная ерунда»

Грустили, конечно, и сами выпускники.

— Я обещала себе держаться, не плакать. Но ощущение того, что все — это конец, я закончила школу и больше сюда не вернусь, начинается взрослая жизнь… Я плакала из-за этого. Мне будет не хватать моих одноклассников, поддержки со стороны учителей. Мы с ребятами так сдружились в этом году! Знаете, если кто-то не сделал домашку, то мы были друг за друга горой, говорили на уроке «Все не сделали!» — рассказывает 17-летняя Таня. — Я буду поступать в педагогический университет в Минск на факультет начального образования. Конечно, я волнуюсь из-за Минска. Я ведь прожила всю жизнь в спокойном месте. Меня пугает вечное движение, машины, автобусы, быстрый темп города. Хочу быть учителем. Или психологом — второе высшее еще никому не мешало.

Денис родился в Сморгони, но год назад его семья переехала в Залесье, так что 11-ый класс парень заканчивал в местной школе.

— Десять лет я проучился в 1-й школе в Сморгони. Мы жили в общежитии, и мама решила здесь построить жилье. Когда я пришел в 11-й класс в новую школу, мы как-то сразу сплотились. Мой любимый предмет — физкультура. Я занимаюсь легкой атлетикой. Точнее, занимался. В 11-м классе не до этого стало: экзамены, ЦТ. Наверное, со спортом уже закончу. Потому что какие есть варианты? Поступить в БГУФК, а потом всю жизнь быть физруком или тренером? Такая дальнейшая позиция меня не устраивает. Я хочу стать независимым человеком, не зависеть ни от чего. Собираюсь пойти в минский колледж. Например, в колледж бизнеса и права или железнодорожный. В Залесье я не хочу оставаться, хотя возвращаться сюда буду, конечно. У меня нет такого, мол, «ой, ты живешь в деревне»! Так получилось, и я этому рад, — говорит Денис. — На выпускном я не плакал. Нет у меня такого убеждения — «мужики не плачут». Просто если бы я расплакался, расплакалась бы и мама, а мне этого не хотелось. 

17-летняя Анна-Мария собирается поступать в Гродненское училище искусств на ведущего народных обрядов и праздников: «Пока у меня есть красивый голос, почему бы не воспользоваться этим?» Эффектная брюнетка с красными губами, она уверенно держится на сцене.

— Я два года живу в Залесье. Раньше мы жили в Сморгони, но здесь родители купили новый дом, потому что надоело жить в квартире. Да и хотелось поближе к природе. Здесь лес, речка — просто шикарно, — описывает выгоды деревенской жизни Анна-Мария.

— И ваше противопоставление сельских школ и городских — это полная ерунда. Здесь все как обычно. Мало того, я никогда не думала, что здесь, в деревне, можно забабахать такой классный концерт, какой мы сделали на наш выпускной. Я училась до 15 лет в городской школе и могу сравнивать. Тут, в Залесье, даже сцена украшена нашими фотографиями, а с таких мелочей все и начинается. В городе же больше официальной части, нет креативности. Да и люди здесь другие — более добрые, простые, понимающие. Что говорить, мы с моим одноклассником живем через четыре дома! Все друг про друга знаем: кто чем завтракает, какой зубной пастой зубы чистит, — смеется Анна-Мария.

16-летний Саша родом из Залесья. Он хочет быть волейболистом в национальной сборной, но больше шутит, чем говорит всерьез:

— Сейчас, на старости лет, в Залесье заняться нечем, кроме учебы. Раньше мы были молодыми, в песочек играли — вот это вот все. А теперь нужно поискать, чем заняться в жизни. Серьезный вопрос.

Алеся переехала из Нарочи в Залесье в этом году. В ее прошлой школе училось 550 человек, а здесь — 113. Можно почувствовать разницу.

— В маленьком классе все стараются держаться вместе. А в большом классе ребята разбиты по кучкам, по группировкам — их нельзя назвать дружными, — считает Алеся. — Я профессионально занималась лыжами, а еще конным спортом и дзюдо. Полжизни спорту отдала. Не знаю, чем еще заниматься, если не этим. Так что буду поступать в БГУФК. Хочу быть тренером конного спорта, тренировать не детей, а лошадей. Вернусь ли я после университета в Залесье? О нет! Здесь вообще нет возможностей. Что тут делать? Я в любом случае останусь в Минске. Может, за границу подамся. Хочется узнавать новое, мир объездить, путешествовать как можно больше. Единственное, что я с сожалением оставлю в Залесье, это моих друзей.

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Максим Малиновский