Жительница Кобрина: «Болею раком, но уже больше месяца не могу получить нужные лекарства, боюсь ухудшения»
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
11 966
144
28 мая 2018 в 10:25
Автор: Настасья Занько. Фото: из архива героини публикации

Надежде Ивановне Петрукович 53 года. Восемь лет назад ей диагностировали рак почки, но через пять лет вернулись метастазы. Женщина пережила несколько операций и в последнее время принимала специальный препарат, который ей государство предоставляло бесплатно. Однако вот уже больше месяца женщина не может получить нужное лекарство и ходит по инстанциям.

Надежда Ивановна работает учителем в школе. Про опухоль почки узнала в 2010 году, пережила операцию по удалению, и пять лет все было в порядке, но метастазы вернулись.

— Пережила семь операций, химиотерапии, нет двух ребер, — перечисляет женщина. — В прошлом году выявили три метастаза в печени, есть они и в костях, и в легких. Сейчас вот инвалидность второй группы у меня, немного работаю — на полставочки в школе. Работа очень спасает, конечно, дети отвлекают от проблем.

В прошлом году специальная комиссия приняла решение о том, что Надежда Ивановна нуждается в специальном препарате для специфических онкобольных. И с июля прошлого года она стала его принимать.

— Препарат, как мне объяснили, перекрывает кислород раковым клеткам, они не получают питания и могут уменьшаться в размерах. Его, как правило, принимают после химиотерапии для достижения стойкой ремиссии, — объясняет она. — После приема я почувствовала улучшение, и врачи тоже это видели. Метастазов не было видно уже в костях и мягких тканях, клетка не получает питания и может уменьшиться в размерах.

По словам Надежды Ивановны, перебои с лекарством были: задержки на несколько дней, неделю, еще один раз ей выдали вместо назначенного аналог. Проблемы начались в апреле.

— За лекарством я пришла к химиотерапевту в Брестский областной онкологический диспансер 24 апреля, — объясняет Надежда Ивановна. — Но врач сказала, что без главврача препарат мне не выдаст. Тогда я пошла к главврачу, его не было, меня попросили приехать через неделю. Через неделю, 30 апреля, я снова была в диспансере. Главврач объяснил, что препарата нет, и развел руками.

Надежда Ивановна стала выяснять, в чем причина. Обращалась и в управление здравоохранения области, звонила на горячую линию Минздрава, созванивалась с сотрудницей, которая непосредственно отвечает за закупку препарата для всей страны.

— Она сказала, сколько заказали, столько и поставили. Мол, все в руках местных врачей. Но неужели местные врачи не знают, что я их пациент и мне положен препарат? — задается вопросом она. —Я отправила обращение в Министерство здравоохранения и буквально в прошлую пятницу получила ответ о том, что министерство поручает «организовать в соответствии с законодательством оказание медицинской помощи». Но лекарства я до сих пор не получила. Вот уже больше месяца остаюсь без лекарства. Почему его нет, я не знаю. 

Купить таблетки сама Надежда Ивановна не может. Упаковка, которой хватает на месяц, стоит $3000, таких денег у простой учительницы нет.

— Понимаете, в чем проблема. Сейчас меня будут отправлять на компьютерную томографию. Месяц без препарата... Боюсь, что будут изменения и ухудшения... А раз они будут, то препарат мне уже будет противопоказан и больше мне не будет помогать... — грустно заключает Надежда Ивановна.

Официально

В Министерстве здравоохранения подтвердили: почему-то в Брестской области на данный момент препарата, нужного Надежде Ивановне, нет. Но объяснили: выход из ситуации есть.

— Препарат в стране есть. Если в Брестской области пациенту не хватает его, то учреждение здравоохранения может обратиться в Минздрав и им будет распределено необходимое количество данного препарата, — объяснили в министерстве. — Пациентке нужно еще раз обратиться в свое учреждение здравоохранения.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Настасья Занько. Фото: из архива героини публикации