175
23 апреля 2018 в 8:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий
Роскошь и нищета Сан-Паулу. Репортаж из человеческого муравейника

Полторы Беларуси упаковали в одну бетонную громадину. Здесь проще вызвать воздушное такси и долететь по нужному адресу, чем стоять в многочасовых пробках и смотреть в серое небо. Нам повезло: бразильский мегаполис Сан-Паулу ласкал осенним солнцем и открывал все дороги, будто жалел за 12-часовой перелет через Атлантический океан. Мы увидели землю, полную бедняков, и небо, усеянное богачами, облизнулись на местной «Комаровке» и растворились в японском квартале, прошли мимо безымянного митинга и поговорили с местными «за жизнь». А теперь предлагаем окунуться в атмосферу человеческого муравейника по имени Сан-Паулу.

В этот город впихнули, кажется, все, что только можно было: огромные проспекты, напоминающие сталинский ампир, и темные улочки, где лучше не показываться без сопровождения охраны, пальмы и европейскую архитектуру, суету и чопорную важность. Сан-Паулу — это отдельный мир, который остальные бразильцы так и не приняли до конца. Это все равно что ростовских назвать москвичами — первые обидятся, вторые посмеются.

Мы выбираемся в Сан-Паулу, считай, из пригорода — 600-тысячного Сан-Жозе-дус-Кампус, образцового бразильского города, жизнь в котором тоже немного отличается от уклада остальной страны. Сопровождать нас вызывается местный таксист — это оптимальный вариант для путешественника, который не знает, с чего начать, но намерен успеть все. За поездку мы платим $250 — за эти деньги вежливый мужчина с минимальным английским будет возить нас весь день и покажет главные достопримечательности, которые нужно ухватить в Сан-Паулу. Возникает лишь одна проблема: необходимо срочно раздобыть местные деньги, чтобы заплатить нашему гиду задаток, и тут же возле обменника образуется очередь. Лайфхак: по возможности избегайте валютных операций в Бразилии, это очень утомительно. Ваш паспорт отксерокопируют, потом будут долго стучать по клавишам и в итоге попросят поставить пару автографов. В общем, процедура затянется минут на 15 минимум — так себе удовольствие. Если учесть, что английский здесь практически не знают, любая коммуникация с кассирами добавляет головной боли.

Дорога между Сан-Жозе-дус-Кампус и Сан-Паулу — это скоростное шоссе, по обочинам которого грибами растут обшарпанные деревушки, которые лучше обходить стороной. Дорога связывает между собой два крупнейших бразильских города — Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу. Две технологичные махины, два источника миллиардных капиталов обрамлены настоящей жизнью: пальмы, горы, грязно-серый бетон и истрепавшиеся билборды.

Сквозь пригород Сан-Паулу приходится продираться битый час: огромные складские площади, многотысячные стоянки, многоуровневые развязки, нагромождения металлического хламья — все признаки многомиллионного города начинаются задолго до его появления. Вся эта индустриальная мешанина плачевно сказывается на экологической обстановке в городе: специалисты давно бьют тревогу из-за грязи, которой покрыт бразильский мегаполис. Тиете и Пиньейруса — две убитые автомобильными выхлопами и заводскими отходами артерии — сейчас существуют разве что двумя памятниками человеческой неряшливости: даже во время редкой для Сан-Паулу засухи воду из этих рек не брали для мытья.

Когда окраины смыкаются где-то за спиной и оставляют позади гектары складских площадей, тонны пыли и бетона, машина продирается через город со скоростью резвого пешехода. Мимо проносится неказистый стрит-арт, который ставит под вопрос повсеместность хваленых бразильских граффити. Окна на первых этажах спрятались за решетками: местные опасаются визита непрошеных гостей.

Паулиста (так называют местных) спешат по своим делам. Остальная Бразилия недолюбливает этих выскочек — здесь первым делом напрашивается аналогия как раз с Москвой и остальной Россией. В Сан-Паулу постоянно спешат, суетятся и занимаются только зарабатыванием денег — все остальное не так важно. Нужно выживать прямо здесь и сейчас, пока бетонная громадина не похоронила очередного сорвиголову, остановившегося на минуту посмотреть по сторонам.

Всю суть города можно уловить на подъезде к муниципальному рынку «Меркадо». Пока машина плетется к местной «Комаровке», мы таращимся на сотни боксов, из которых выглядывают голые манекены, бойкие торгаши и бездомные собаки. Здесь можно купить все барахло на свете: местные махают руками и пытаются втюхать автомобилистам видеорегистраторы, палки для селфи и еще тысячу и одну мелочь. Не думайте, что сможете проигнорировать уличного торговца и просто проехать мимо. За пару часов в пробке вы начнете чесать голову: а может, мне действительно нужен этот видеорегистратор?

Кепки, джинсы, платья, кокосы, жареные куры, пестрые витрины с бюстгальтерами — такой движухи не видели ни одесский Привоз, ни нюрнбергская рождественская ярмарка. Пакеты с мусором важно тухнут на тротуаре, будто кому-то до этого есть дело. Тысячи людей ежедневно идут сюда зарабатывать на жизнь под палящим бразильским солнцем.

«Меркадо» действительно напоминает «Комаровку», но только обустройством площадей. Рыночная требуха отличается от белорусской так сильно, что у любого торгаша разовьется депрессия.

Здесь срочно хочется что-нибудь купить: кусок говядины, соленую рыбу, маринованные оливки, хамон, специи, фрукты — за время прогулки по «Меркадо» можно вдоволь надегустироваться всего, что только можно себе представить. Цены здесь практически не отличаются от белорусских: взгляните на них и сравните сами (1 бразильский реал сегодня равняется 59 копейкам).

Прямо за рынком выстроился стихийный городок из картонных коробок — здесь живут бездомные, которых можно встретить в городе повсюду. Эти хозяева города пухнут на жарком солнце и разносят смрад по центральным улицам — если захотите поглазеть на кафедральный собор Се, будьте готовы к нашествию бродяг. Впрочем, стоит рискнуть — вы увидите один из крупнейших неоготических храмов в мире.

Когда мы выходим из машины на площади Праса-да-Се, наш провожатый говорит слово dangerous и показывает в сторону бездомных и проституток, которые примостились по периметру. Здесь нужно держать ухо востро: зазеваешься — останешься без рюкзака или телефона. Полицейские помогут вряд ли.

Площадь окружена высотками, потерявшись среди которых можно представить себя в какой-нибудь не особо примечательной европейской столице. На тропики здесь намекают только температура и пальмы, кое-где усаженные в центре города.

Для бедняков здесь оборудован пункт приема макулатуры, поэтому очереди стоят на протяжении всего рабочего дня. Впрочем, на наши рассуждения о количестве бездомных местные отвечают улыбкой: разве это много? На самом деле Сан-Паулу — относительно благополучный город, и для того чтобы увидеть реальный уровень жизни определенных слоев населения, лучше ехать куда-то еще. Все это — результат многовекового расового неравенства, отголоски которого в Бразилии живут и сейчас: темнокожему человеку сложно найти хорошую работу. Люди рождаются на улице, проводят здесь всю свою жизнь и умирают в недрах бетонной коробки под названием Сан-Паулу.

Если вы начнете как следует гуглить, то вполне можете подумать, что Сан-Паулу — самый скучный город на планете. Здесь, в этом гигантском бизнес-центре действительно мало достопримечательностей. При этом турист найдет чем себя развлечь. После Второй мировой войны в бразильском мегаполисе оказалось много мигрантов из Японии, которые моментально сорганизовались в одну из самых мощных диаспор в мире.

Байро Либердаде — это самый настоящий японский квартал посреди бразильских тропиков. Здесь круглосуточно причмокивают лапшой и тусуются под светом традиционных фонариков. Сотни японских ресторанов, магазинов, закусочных и стритфуда, постоянная движуха сделали это место одним из самых популярных в городе. Будьте готовы к тому, что придется смирно волочить ноги в неторопливой толпе зевак.

При этом Сан-Паулу высоко котируется среди ценителей искусства: в городе огромное количество музеев и галерей, в которые стремятся попасть туристы со всего мира. Таким вот образом мегаполис компенсирует погоду, грязь и отсутствие выхода к океану. А еще знамениты местные тусовки: в городе 13 тыс. ресторанов, 15 тыс. баров и ночных клубов, где можно прожигать ночь, если не боитесь всех тех страшилок, которые рассказывают про местных.

Отчасти эти страшилки — правда. В какой-то момент к вам может воробушком подпорхнуть тщедушный пацаненок и выхватить из рук мобильный телефон или кошелек. Так что лучше не изображать из себя туриста с фотоаппаратом на шее, глазеющего по сторонам. Ведь пацаненок — это самое безобидное, что может с вами случиться. По крайней мере, он будет без ножа в руках.

Декорации в Сан-Паулу меняются за каждым поворотом: сейчас ты едешь среди обшарпанных и грязных домишек, а в следующую секунду жмуришься от вида монументальной стеклянной высотки. Через пару часов город готовится включить бордовые фонарные столбы, которые превратят улицы в громадную огненную змею, струящуюся через десятки километров.

Сан-Паулу не любят за климат: здесь всегда идет дождь, а погода бо́льшую часть года напоминает белорусскую — те же серость, слякоть и влажность. А еще далеко добираться до океана. Вы только подумайте: нужно проехать 80 километров. Паулиста выбираются из города на пляжи Убатубы (про нее мы расскажем чуть позже).

Паулиста — это не только местные жители. Так называется еще и центральный проспект города, который, добавь в Минск хотя бы чуточку жизни и зеваку-туриста, напомнил бы проспект Независимости — такой же широкий и монументальный. Мы растворяемся здесь среди сотен тысяч прохожих — местных и приезжих, которые парочками плетутся в толпе: глазеют на сувениры, стоят в очереди за кофе или участвуют вон в том безымянном митинге, ради которого власти перекрыли движение на громадном проспекте. Автомобилист терпеливо дожидается развязки и не смеет сигналить. Мало ли как поведут себя темпераментные митингующие бразильцы.

На улице резко темнеет, а мы радуемся солнечному дню — редкому для Сан-Паулу. Над головой стрекочет вертолет, мелкие пацаны рыбешкой лавируют между прохожими. Паркурщики, металлисты в безрукавках с изображениями старых хеви-метал-банд (таких здесь полно) курят на ступеньках городского театра, два подтянутых красавца ласково держат друг дружку за руки. Это город, в котором смешалось все на свете, — полторы Беларуси, упакованные в коробку из бетона, стекла, денег и ядовитых выхлопов.


Чтобы увидеть все внутренности этого города, нужно провести в его утробе неделю, а то и больше, но у нас не было времени на медленные танцы — мы поймали настроение города за хвост и умчались прочь из огромного человеческого муравейника. На край земли, к стихии титанической силы — океану, который моментально смывает всю грязь мегаполиса.

Чемоданы в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий