Печаль декретницы: «Хочу шить шапки, но не могу даже заработать на налог»
1282
21 апреля 2018 в 8:00
Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Малиновский
Печаль декретницы: «Хочу шить шапки, но не могу даже заработать на налог»

Пока официально (да и в большинстве голов жителей страны) декретный отпуск не признан работой, молодым мамам приходится выкручиваться самим. Например, в редкие (или частые) минуты свободы сделать и продать что-нибудь нужное. Кристина тоже так хотела.

Кристина — покорительница столицы. Лет восемь назад она, уроженка Рогачева, получила в Жлобине образование бухгалтера и рванула в Минск. Причина та же, что и у тысяч других молодых людей: на малой родине стало тесно.

— Я приехала с подругой и заначкой примерно в 2 млн рублей (неденоминированных. — Прим. Onliner.by), — вспоминает Кристина. — Конечно, об аренде жилья не было и речи. Семья чемодан денег с собой не собрала: нет у нас его.

Сначала пожили у родственников подруги, а вскоре подоспела работа с общежитием: покорительницы устроились на один из минских заводов.

— Повезло. Взяли инженерами, потому что людей не хватало.

В общем, это какие-то странные инженеры, не те, которых мы обычно представляем. Но в то, что заводу не хватало людей, вы сами поверите, когда узнаете зарплату.

— Вроде бы 1,8 млн нам выплатили ($200—250, курс в то время рос уже неуправляемо, но годы были еще «тучные». — Прим. Onliner.by). Мы были готовы на любую зарплату поначалу, чтобы только закрепиться. Проблема была в том, что зарплату же дают не сразу, надо еще дожить до нее. Ну, справились.

Так Кристина обзавелась какой-никакой работой. Что дальше?

— Муж иногда шутит, что приезжие гастарбайтерши разобрали всех столичных мужчин, — смеется Кристина сама над собой. Но уверена, что и мужу неслабо повезло.

В общем, молодые люди познакомились во «ВКонтакте». Сначала поставили друг другу какие-то оценочки, а вскоре и поженились. В 2013 году Кристина отправляется в декретный отпуск, а потом в еще один.

«Кругом дорого, сделаю дешевле»

Небольшое лирическое отступление.

— Я еще когда маленькая была, очень любила что-то сшивать и ножницами резать. Вот только машинки у нас не было.

Пример Кристины показывает, что если часто повторять эту мантру (как почтальон Печкин, у которого не было велосипеда), то машинка появится. Так и случилось: муж адекватно отреагировал на детские мечты.

— В декретном отпуске сначала тяжело, потом скучно. Привычный график жизни сломался. Бабушка с дедушкой помогают. На самом деле времени стало много. Я бы и сидела на попе ровно, будь у нас лишние деньги.

— Сколько вам нужно?

— На четверых (двое взрослых и двое сыновей) 2—3 тыс. рублей в месяц нормально было бы. Сейчас так не получается, конечно. Это такие мои фантазии.

Чтобы приблизить фантазии, Кристина решила заняться шитьем. Вместе со швейной машиной муж купил оверлок — шей не хочу.

оверлок; рабочих нитей: 3, 4; нитей для плоского шва: 3; максимальная ширина строчки: 7 мм; максимальная длина строчки: 4 мм; регулировка давления лапки; скорость шитья: 1300 об/мин
электромеханическая, горизонтальный ротационный челнок, автоматическое выполнение петли, швейные операции: имитация оверлочной строчки/трикотажная строчка/декоративная строчка

— Почему вы решили, что это вообще монетизируется?

— А я и не решала ничего такого. Сначала хотела шить для себя. Потом появилась идея с шапками и снудами. Позже увидела, что многие продают через интернет. Это сейчас таких предложений стало много, а еще несколько лет назад было не так. Или я плохо искала.

В общем, шила Кристина шапки себе, знакомым, потом по сарафанному радио вести о ее умениях (к слову, тоже не сразу полученных) пошли в народ. Никакого бизнес-плана в голове не было.

— Как устанавливали цену?

— 25 рублей за комплект (шапка и снуд). Посмотрела, сколько у других, и сделала чуть дешевле.

В Instagram видела, что есть мастер, которая продает комплект за 40. Видно, она шьет хорошо и красиво разные вещи. Но платить 40 рублей — это дорого, как мне кажется.

На рынках и в магазинах, по мнению Кристины, тоже дорого. Да еще нужно размер подобрать и ткань, чтобы понравилась. А у нее все на заказ.

— На каждом комплекте я зарабатываю около 10 рублей. Это из той ткани, которая вам нравится. И вашего размера. Если никто не отвлекает, то минут за 40 управлюсь. Но времени на исполнение заказа беру больше: надо же и в магазин сгонять.

В магазин надо, потому что у Кристины склад размером с ящик комода.

— Ткани покупаю буквально по метру в интернет-магазине, это где-то 18—21 рубль. Плюс нитки (цена одной катушки — 3 рубля), которых нужно по четыре штуки на каждый цвет. Кнопки я использую немецкого производства, про расходы на поездки я промолчу. С метра ткани выйдет три комплекта. Казалось бы, прибыль неплохая, но кому нужно сразу три одинаковых комплекта? Поэтому чаще всего остатки ткани уходят на близких людей и знакомых. А это не деньги.

На покупку машинки, оверлока и мелочовки семья потратила около $1000. То есть Кристине нужно продать примерно 200 комплектов «шапка — снуд», чтобы окупить оборудование.

Можно пробовать развернуться, но продавать «в серую» становится страшно. И вот Кристина решает легализоваться.

Когда легализация равна банкротству

— Можно втихаря работать, но понятно же, что это до поры до времени. Первый штраф составляет вроде 5 базовых, дальше не знаю.

Кристина услышала про ремесленничество.

— Но оказалось, что мой вид деятельности не подпадает под него. Там есть вязание, перчатки, но нет шапок. Позвонила в налоговую — мне сказали, что список на сайте.

Подключила мужа, начали читать, изучать форумы. Наткнулись на то, что 19 сентября 2017 года вышел указ №337, по которому я могу работать как физлицо с уплатой налога 59 рублей в месяц (такова такса в Минске). Мое шитье, похоже, туда и попадает.

И вот дилемма для декретницы. Похоже, законодательная среда не учитывает их интересы. А заключаются они в простой и робкой инициативе: «хочу попробовать, но с большой вероятностью ничего не получится».

— Я начала с прошлого года. Пока училась, пока искала — за неполный год продала всего около десятка комплектов. Поймите: сегодня продала два, в следующий месяц — ни одного.

Рекламного бюджета для продвижения и расширения аудитории у Кристины нет. Действует она на ощупь:

— Вижу в Instagram маму с ребенком — отправляю приглашение. Рано или поздно им ведь понадобится шапочка.

Чтобы вернуть уплаченные в качестве налога деньги, Кристине нужно продать шесть комплектов. Это явно выше ее возможностей. Поэтому молодая мама отвечает на вопрос о легализации так:

— Я не готова платить 59 рублей. Пока буду скрытничать. А если в правилах вдруг появится какой-то пунктик… Но налог — это еще полбеды: вроде бы тогда меня лишат 50% выплат по декретному отпуску, а это еще 200 рублей. Ну как так с нашими инициативами?

Кристина (и ее мнение разделят тысячи мам) приходит к выводу, что для огромной трудовой декретной силы нет условий. И Instagram, превратившийся в коммерческую площадку, остается единственным полем для работы и небольшого сбыта. За рамки социальной сети выходить невыгодно (и опасно).

— Летом буду повязки шить и панамки. К зиме научусь делать шапки с утеплителем. Вдруг спрос пойдет? Тогда и о налоге можно будет подумать. А легализовывать дело, которое не выходит за масштабы моего, нет никакого смысла.

Уже в этом году Кристина выходит на работу — спустя пять лет. Что ее ждет, она может только догадываться.

— Рублей 300, наверное, ну 400…

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Владыко. Фото: Максим Малиновский