Тамагочи, «ракамакафо», ЦТ и «Американский пирог». Большой ностальгический рассказ про школу нулевых

413
14 марта 2018 в 8:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий. Иллюстрация: Олег Гирель

Тамагочи, «ракамакафо», ЦТ и «Американский пирог». Большой ностальгический рассказ про школу нулевых

Школьник шагнул в новое тысячелетие с опаской, но тут же утонул в тысяче новых развлечений, гаджетов и технологий. Его тормошили кучей школьных реформ, пытались увести в узкий профиль и задержать в школе еще на год, забирали и возвращали шестой школьный день, готовили к страшному и неизвестному централизованному тестированию, а он в это время со всей ответственностью тамагочи крутил нижний брейк под Bomfunk MC’s и дразнил учителя красными пятнами лазерной указки. Десять лет пронеслись так быстро, а сейчас кажется, что это была целая вечность. Мы запускаем новый цикл материалов «Миллениум», в котором расскажем об эпохе больших перемен. А начнем его с масштабного рассказа о школе нулевых.

Часть 1. Мы веселились как могли

У школьника нулевых было множество вариантов, как качественно развеселить себя. Какие-то забавы перекочевали в новое тысячелетие из девяностых, какие-то подросток нашел по дороге. Для начала вспомним универсальные вещи, которые моментально распознает каждый школьник, который бегал на уроки с рюкзачком в начале XXI века. Это артефакты эпохи, которые не нуждаются в дополнительных комментариях.

Фишки, тамагочи и лазерные указки: игры нулевых

Это предметы, при виде которых моментально загорались глаза у каждого приличного школьника. Но нулевые если и не изменили правила игры, то модернизировали их уж точно. Привычные квадрат, вада, джео, пионербол и стеклышки, наклейки и фантики, переводные картинки, навороченные тетрис и серия игр «Электроника» стали постепенно вытесняться более технологичными забавами.

Фишки

Только-только появлявшиеся у самых продвинутых сыновей маминой подруги фишки стали наконец достоянием общественности, и каждый уважающий себя школьник заимел солидную коллекцию погов и прочих кругляшей.

Недавно мы подробно описывали историю фишек и технику игры, которой владел каждый подросток. Можете внимательно изучить, поностальгировать и пустить скупую слезу.

Тамагочи

Пока кто-то лихо стучал кругляшами, сбивая десятый слой древней краски со знакомой с эпохой Брежнева парты, другие играли во взрослых. В этом школьнику помогала японская забава тамагочи, благодаря которой можно было вырастить приличную зверушку, готовую шагнуть во взрослую жизнь из небольшого гаджета и сделаться уважаемым гражданином и полноценной ячейкой общества. Детскую радость от вскормленного своими руками питомца нельзя было спутать ни с чем другим, а любой урок прерывался на экстренное кормление хиреющей скотинушки. Радость сменялась моментальными слезами, когда на экране маячил могильный крест, символизировавший кончину подопечного. В общем, хитрые японцы постарались на славу, чтобы выжать из школьника максимум самых противоречивых эмоций.

Вспоминает выпускница 2007 года: «Тамагочи появился у меня в 4-м классе, и он постоянно умирал: наверное, я забывала его покормить. Тогда казалось, что я ни на что не гожусь и никогда не стану хорошей хозяйкой, раз не могу позаботиться о тамагочи. Он был зеленый с желтыми кнопочками, а растила я динозаврика. Динозаврик никак не хотел мне подчиняться — наверное, поэтому они и вымерли»

Появились тамагочи 23 ноября 1996 года, но к нам, как водится, добрались с опозданием и стали достоянием детей младшего и среднего школьного возраста как раз на стыке тысячелетий. Изначально это была игра для портативной консоли Game Boy от Nintendo. Позже появились дешевые отдельные модули, которые сами по себе являлись самодостаточной игрой и скользили в потных детских ладошках, тискавших на резиновые кнопки в надежде сохранить жизнь виртуальному детенышу. В прошлом году, кстати, в США вернули в продажу обновленную версию тамагочи в шести разных дизайнах корпуса и с шестью разными виртуальными питомцами.

Лазерные указки

Технологичное и полезное изобретение, при помощи которого можно было дистанционно обратить внимание на ошибку ученика или указать учителю с места на нужную цифру во время контрольной работы, быстро превратилось в совершенно неуправляемую стихию. Красный луч, бегавший по любой видимой поверхности и слепящий глаза, провоцировал у учителей нервный тик, а школьники скупали все возможные насадки и иногда даже делали их сами. В общем, быть с серебристой или позолоченной указкой было круто. Быть без нее — отстой.

Вспоминает учитель: «Эта мода быстро прошла. Сейчас я достаю указку и показываю что-то детям, они удивляются: для них это ноу-хау. Они хорошо знают современные гаджеты, а то, что извлечешь откуда-то из прошлого, для них кажется новым»

Мода, может быть, и прошла, но примерно два года указка представляла собой эпидемию. С одинаковым успехом красной точкой на стене можно было подразнить и котика, и учителя математики, чем хулиганистый школьник пользовался с особым цинизмом.

CD-плееры

Наконец-то школьник получил вещь! Старенькие кассетные плееры, то и дело зажевывавшие пленку, а в момент истощения батарейки превращавшие любую песню в коровье мычание, канули в небытие, а на их место пришли CD-плееры, в которых не было надобности чистить головку и можно было моментально переключить на нужную песню и получить вполне качественный звук. Выглядел такой гаджет футуристично, а звучал, как пение птиц после грозы.

Вспоминает выпускница 2007 года: «В 4-м классе мне подарили CD-плеер. Помню, что колонок на кухне не было, а я любила делать уроки под музыку, поэтому ставила диск Алсу и засовывала в трехлитровую банку наушники — это был своеобразный усилитель сигнала»

Казалось, что эта эпоха CD будет длиться вечно, но она быстро умерла под гнетом шустрого интернета и MP3-файлов, превративших музыкальный бутик в огромный супермаркет, где можно заблудиться уже на входе. Но это совсем другая история.

Мобильные телефоны

Ключевое событие в жизни каждого школьника произошло в середине нулевых, когда на рынок хлынули относительно доступные мобильные телефоны. Поначалу поход в школу с «мобилой» считался непозволительной роскошью. Школьник, доставший из кармана телефон, ловил на себе косые взгляды сверстников и учителей, но гордо сжимал его в руках и сопел над монохромным экраном.

Вспоминает выпускница 2007 года: «В 2002 году мобильников почти ни у кого не было, а меня мама отпустила с подружкой в Новый год погулять в другой конец города. Конечно, родители обо мне беспокоились и вручили мобильный телефон: „Позвони, когда доберешься“. Мама не дождалась, пока я позвоню, и сделала это сама — мы тогда ехали в троллейбусе. Я помню эти взгляды, когда раздался звонок из Nokia 3310! Люди были удивлены, попахивало завистью»

Все развивалось стремительно, и через пару лет у школьника в разгар урока случался «Бумер» на телефоне. Это был самый популярный рингтон всех времен и народов, явившийся предвестником коммерческого гения Сергея Шнурова. Мальчишка вворачивал «по ходу» по поводу и без и крутил в руках «мобилу», будто собирался решать какие-то очень важные дела.

Еще через несколько лет школьник окончательно сросся с мобильным телефоном. Он был еще не такой шустрый, чтобы стать угрозой для адекватной проверки знаний во время контрольных и самостоятельных работ, но уже вызывал не только раздражение, но и очевидные подозрения со стороны учителей.

Вспоминает учительница: «У нас обычная школа, поэтому конфликтов из-за мобильных телефонов не было. Я просто говорила: „Сейчас я буду объяснять материал, внимание!“ Никто телефоны не забирал. А если ученик не хочет учиться, то он и с телефоном меня не услышит, и без него. Я вижу, что под партой у него телефон, но не буду тратить время на замечания. Можно сидеть и без телефона, но все равно думать только про него. „Мобильной эпидемии“ не было, потому что изначально телефоны были предназначены только для звонков и SMS. Это сейчас они могут подсмотреть что-то в смартфоне, но у меня для телефонов есть специальный „домик“ — они туда их перед контрольной складывают»

Что мы слушали? «Тату», Bomfunk MC’s, «Король и Шут», «Оригами»

Миллениум взрывается фейерверком крупных хитов, которые случаются где-то за океаном. Бритни Спирс, находившаяся на пике карьеры, выпускает сингл Oops!… I Did It Again, а группа Bon Jovi записывает песню It’s My Life, которая до сих пор находится где-то в топах отечественных радиостанций и уважающих себя кавер-бендов.

Эминем, Децл, Bomfunk MC’s

На стыке тысячелетий случается еще одно больше событие: на третье место по продажам выходит The Marshal Mathers LP белокожего рэпера Эминема. С небольшим опозданием рэп приходит и в Восточную Европу. Песню The Real Slim Shady способен угадать с трех нот каждый подросток.

Школьники берут в руки баллончики с красками и идут рисовать граффити, учатся крутить неистовый нижний брейк, широченные штаны идеально вытирают школьные коридоры от пыли, а кое-кто даже экспериментирует с дредами. Учителя новую моду воспринимают с характерным скепсисом, родители тоже недовольны.

Но самое интересное еще впереди. В том же 2000 году выходит первый альбом 17-летнего Кирилла Толмацкого, который записывает музыку под творческим псевдонимом Децл. Это была бомба! Вся страна наизусть учит «Вечеринку» и «Кровь моя, кровь» и, кажется, до сих пор хранит их где-то глубоко-глубоко.

Вспоминает выпускница 2007 года: «„В три кирпича на грудь меня чуть прибило“ — я эти строчки до сих пор наизусть помню! Пару недель назад знакомый в шутку сказал: „Давай рэп зачитай“. Ну я и начала „Кровь моя, кровь“. Откуда я все это знаю?»

Кириллу пишут песни лучшие люди российского хип-хопа стыка тысячелетий, сам он выглядит идеальной ролевой моделью для своих ровесников — ребят нового поколения, родители которых пережили лихие девяностые и сейчас стараются обеспечить детей всем необходимым и даже немного больше.

Но в том же году случается бомба, которая затмевает все на свете. Финская группа Bomfunk MC’s записывает песню Freestyler, и школьников просто рвет на части. Скороговорка в самом начале трека превращается в фонетическую загогулину «ракамакафо», и дети вытирают своими телами пол в попытках вытренировать пристойный брейк. Все это, разумеется, сказывается на внешнем виде школьника коренным образом.

«Король и Шут»

Хип-хоп-эпидемия заканчивается так же стремительно, как и началась. Децл выпускает второй альбом, который по инерции кое-где еще вызывает интерес, но внимание приковано уже совсем к другой музыке: в 2001 году выходит альбом «Как в старой сказке» группы «Король и Шут», и школьник идет заклеивать передние зубы черной бумагой, ставить себе ирокез всеми подручными средствами и натирает мозоли тугой гитарой борисовского производства. «Проклятый старый дом» знают все, «Прыгну со скалы» поют в особенно трагические моменты подростковой жизни.

Постепенно количество школьников, которые приходят на уроки в байках и майках «КиШа», зашкаливает, и все начинает напоминать эпидемию: кто-то даже говорит про панк-рок, вспоминает «Сектор газа» и «Кино» и лабает песни на акустической гитаре — в условиях отсутствия интернета детям на помощь приходят многочисленные песенники с аккордами, которые можно купить в ларьках.

Спустя еще год «Король и Шут» выпускает альбом «Жаль, нет ружья», который становится апогеем массовой истерии вокруг группы. Еще через год у школьников появляются новые герои и злодеи, но настолько народной любви достичь не удавалось уже никому.

Поп-панк и «Американский пирог»

На стыке тысячелетий случается скромное по меркам мирового кинематографа, но большое для всего человечества событие. В 1999 году в прокат выходит комедия «Американский пирог», которую до дыр на «видаках» засматривают прыщавые малые. Культ глупых, но обаятельных американских фильмов только начинается, но отношение к музыке это, казалось бы, имеет мало. Однако в 2001-м выходит вторая часть «Американского пирога», саундтрек к которой пишет поп-панк-группа Blink-182. В том же году выходит альбом Take Off Your Pants and Jacket…

И понеслось: следом всплывают названия тысячи и одной поп-панк-группы, которые так или иначе светились в американских комедиях про школу и колледж, где все просто, доступно и весело, а самая красивая девочка в конце концов начинает встречаться с самым скромным, но искренним мальчиком. Вспомним хотя бы Sum 41 или Lustra.

Вспоминает выпускница 2007 года: «Помню, только построился Ледовый дворец, и там проводили дискотеку — главными хитами были „Нас не догонят“, „Я сошла с ума“ и Freestyler. Это песни моего миллениума. А потом как-то вдруг каждый второй начал приходить в школу в байках „Король и Шут“. Меня это не коснулось, и я продолжала оставаться маминой модницей — уже в лицее начала слушать поп-панк и группу Incubus»

Верните мне мой 2007-й

Чуть позже начались смутные времена, а на смену жизнерадостным комедиям и беззаботным песням из начала нулевых пришел мрачный и депрессивный «челкастый» метал. Школьник начал писать на партах, что мир уже умер, и проводил много времени у штатного психолога, но все равно упрямо считал, что ничего хорошего с ним в этой жизни не случится. Он растет на записях групп Amatory, Jane Air, «Оригами», «Психея», носит черно-красную одежду и через каждые пять секунд смахивает с глаз косую челку. Культ, не иначе.

Все это продолжается чуть больше обычного и к своему закономерному апогею приближается к 2007 году. Чуть позже завсегдатаи сейшенов и им сочувствующие запустят в ход выражение «Верните мне мой 2007-й».

Часть 2. Реформы

В нулевых учитель получал $200 в эквиваленте и отчаянно сражался с многочисленными реформами в системе образования, которые свалились на его голову слишком стремительно. Только представьте, что произошло в школах за десятилетку: ввели 10-балльную систему, централизованное тестирование практически полностью заменило вступительные экзамены в вузы, неожиданно появился и так же неожиданно пропал дополнительный год обучения, исчезли профильные классы, периодически на горизонте маячил шестой учебный день. Лавина школьных реформ оставила внешний вид школы нетронутым, но внутренности изменила достаточно серьезно. Мы вспоминаем и анализируем основные изменения с педагогами 27-й средней школы Минска. Знакомьтесь:

Лилия Владимировна Жмойдяк, учитель физики, стаж — 35 лет
Олег Валерьевич Альшевский, учитель биологии, стаж — 33 года

2002 год. 10-балльная система

В 2002 году школьник ликовал: состоялся переход на пятидневку. Но тут же появились и поводы обеспокоиться. Вместо привычной и хорошо знакомой 5-балльной системы оценивания появилась странная и непонятная 10-балльная. Паниковали не только ученики и их родители, но и учителя: вот какая разница между шестеркой и семеркой? А в каких случаях ставить единицу? А двойку? Вопросов было слишком много.

Лилия Владимировна: С моей точки зрения, 5-балльная система соответствовала требованиям школы. Нам разрешено было ставить минусы и плюсы — получалась та же 10-балльная система. Да, учителям не рекомендовали ставить единицы, но рекомендации не есть обязательство. В индивидуальных случаях, если ученик ничего не хотел делать, то почему нет?

Мы проходили курсы, на которых была конкретизирована система оценок. Мы пользовались этими нормами. Какое-то время они были у нас перед глазами, а потом привыкли. Споров с родителями не было. И сейчас, и тогда во время родительских собраний учителя-предметники приходят и отвечают на вопросы родителей, говорят, какие проблемы с предметом у конкретного ученика. Так было всегда. В параллели 8—9-х классов разработаны рабочие тетради на печатной основе. Они рекомендованы, но дети охотно покупают их: на репетиционных контрольных работах написана «стоимость» каждой задачи — таким образом, ребенок и родители четко знают, за что выставлена конкретная оценка.

Но был у 10-балльной системы и четкий минус: количество очень хороших учеников уменьшилось.

Олег Валерьевич: При 5-балльной системе были второгодники, не успевающие. И никто особо не стеснялся: надо наказать ребенка и поставить двойку или единицу — ставили.

Первое время система работала неплохо, но потом стала пробуксовывать. Сейчас, например, обсуждается вопрос, чтобы 2 или 3 балла считать неудовлетворительной оценкой и оставлять ученика на второй год. Но ведь раньше так и было. Какой тогда смысл в 10-балльной системе? Остается разбежка в 7 баллов. В таких условиях вполне можно было бы оставить 5-балльную систему. Я большого смысла в 10-балльной не вижу.

Вообще, я бы не стал говорить об успеваемости. Успеваемость и владение материалом — это абсолютно разные вещи. Они не стыкуются. Успевать школьник может хорошо, но здесь же столько направлений: можно хорошо рассуждать, читать дополнительный материал. Зазубрить можно, но на ЦТ есть такие вопросы, до которых можно дойти логически, даже не зная материал. Процентов 30 вопросов по биологии можно взять таким образом. Тесты не повторяются, зазубрить не получится.

2003 год. Централизованное тестирование

Еще одна головная боль для учителей случилась спустя год. Вместо вступительных экзаменов в вузы появилось централизованное тестирование — набор вопросов с вариантами ответов и без них, из которых складывалась 100-балльная оценка, в первые годы переводившаяся по шкале в 10-балльную и засчитывавшаяся в качестве экзаменационной при поступлении в вуз. Принцип подготовки к поступлению изменился радикально: старшеклассники побежали к репетиторам, учителя скупали любую справочную литературу и проходили курсы.

Лилия Владимировна: Централизованное тестирование, с моей точки зрения, привело к тому, что дети не хотят и не умеют говорить. Весь урок так или иначе направлен на подготовку к ЦТ: нужно решать как можно больше задач. У нас недостаточно времени на то, чтобы человек вышел к доске и объяснил параграф: даешь новый материал, показываешь применение его на практике и решаешь задачки.

Дети не умеют говорить, но это не только из-за централизованного тестирования. Есть еще какие-то инновационные технологии, благодаря которым все сделают за тебя: только набери запрос в поисковике — и все найдешь.

В базовой школе не хватает часов на то, чтобы ребенок реально мог подготовиться к ЦТ. Если школьник много времени уделяет конкретному предмету, у него выпадают другие. Ребенок физически не может иметь отличные оценки по всем предметам. Был период, когда централизованное тестирование заменило и школьные выпускные экзамены. Это еще больше нагрузило учителей: они выполняли все функции — начиная от регистрации и заканчивая доставкой и раздачей сертификатов. Потом эти функции разделили.

Олег Валерьевич: Централизованное тестирование — это нормальная система. Весь мир идет по этому пути. Дело в другом: сейчас школьных учителей часто обвиняют в том, что дети не готовы к ЦТ. А как дети могут быть готовы, если оно охватывает курс с 7-го по 11-й класс? Как одиннадцатиклассник, который имеет даже десятку по биологии, может держать в голове еще и 7, 8 и 9-й классы? Это совершенно самостоятельные разделы, которые не связаны друг с другом. Ученику нужно поднимать объем материала за весь школьный курс, а с этим проблема.

1998—2008 годы. Переход на 12-летнюю систему обучения и ее отмена

Что это было и зачем, никто толком не понял: чиновники решили ввести в школах дополнительный, 12-й класс. Так рядом с обычным 9-м классом мог появиться диковинный «9-й штрих», занимавшийся по своей особенной системе, которую, кажется, так никто и не распробовал. То есть ни одного выпуска в общеобразовательных школах по 12-летней системе так и не случилось, а учителя вздохнули с облегчением.

Лилия Владимировна: Мы не успели привыкнуть к этому страху, как его уже отменили. Мы успели проучиться по такой системе год или полтора — ни одного выпуска не произошло. Были у нас 9-й и 9'-й классы. Шли по разным программам, но мы так и не дошли с ними до конца и не закончили этот эксперимент.

Олег Валерьевич: Система перехода не была отработана, а подходы в системе образования менялись слишком быстро.

2008 год. Профильные классы и возвращение шестидневки

До 2008 года в школах работало профильное обучение, так что кто-то мог учиться в классе с углубленным изучением математики, а кто-то — больше времени уделять химии и биологии. После этого профили решили убрать и заменить факультативами, которые школьник мог выбрать самостоятельно и заниматься после уроков. В том же году в школы вернулся шестой учебный день.

Олег Валерьевич: Профильные классы — это, с одной стороны, хорошо. С другой — когда первокурсник приходит в университет, ему говорят: забудьте все, чему вас учили в школе, и начинают по второму разу объяснять материал. Профильные классы могут быть разными. Я, например, до сих пор с ностальгией вспоминаю свой — театральный. Это действительно было какое-то развитие.

Лилия Владимировна: Профиль — это дополнительные часы на отработку практического материала. Если ребенок хочет учиться, он найдет это дополнительное время. Все зависит от мотивации школьника, так что отмена профильных классов ни на что не повлияла.

Что касается шестидневки, у детей есть возможность приходить на дополнительные уроки по предметам. Кто-то из учеников не может найти компанию и сходить на каток или на выставку, поэтому есть такая возможность в субботу. В школе работают кружки, психологи. Шестой школьный день обязательный, но не все обязательное хочется делать. Ну и родителям, конечно, хочется провести свой выходной день с ребенком.

Часть 3. Воспоминания

Школьник начал меняться стремительно. В начале нулевых анкеты, письма и квадрат были привычным делом, а к концу десятилетия пропали навсегда. Только представьте: в 2000 году диковинкой считался тамагочи, а в 2010-м никого уже было не удивить мобильным телефоном с интернетом.

Кажется, сейчас и учителя, и ученики из нулевых погружены в обстоятельную рефлексию: момент действительно был переломным, но каждый воспринимает его по-своему. Педагоги жалуются, что гаджеты убили в учениках стремление думать и анализировать. Бывшие школьники жалуются на то, что информация в нулевых была дичайшим дефицитом. Сравним ощущения учителей и бывших учеников.

«Это смешно, но я праздновала свой 13-й день рождения в „МакДональдсе“!»

Саша Захарик на стыке тысячелетий пошла в 4-й класс. Это она делилась с нами воспоминаниями об играх, гаджетах и музыке. Все самые яркие школьные годы девушки прошли уже в XXI веке, а теперь от них остались яркие вспышки, которые всплывают в памяти, если хорошо постараться: анкеты, анонимные письма с признаниями в любви, ручки с бесцветными чернилами и интернет-революция.

— В 4-м классе мы встречали 2000 год. Меня тогда впервые взяли на взрослую вечеринку: погулять ночью со взрослыми, посмотреть на салют и запустить фейерверк. Той же зимой старшая сестра впервые взяла меня с собой в ночной клуб, когда приехал Шура. Концерт должен был начаться в полночь, а начался только в четыре утра, потому что артист опоздал. Я к тому времени уже засыпала, но мы дождались, послушали пару песен под фонограмму и уехали домой. Это было очень яркое впечатление.

Я была отличницей, поэтому не сильно переживала из-за 10-балльной системы. Было все равно, что получать — пятерки или десятки. Потом я отличницей быть перестала, потому что появились первые влюбленности, другие увлечения и все такое. Вот какое анонимное письмо с кучей ошибок я получила в 5-м классе:

«Я не хочу, чтобы ты узнала, кто тебе пишет. Просто знай: есть на свете человек, который тебя без памяти любит. Я знаю, что я полный дурак, потому что не называю себя, хоть и очень люблю. Пока, любимая, целую!»

Я никогда не открывала почтовый ящик, это делали папа или мама. Наверное, мама увидела это письмо и отправила меня за ним: решила сделать сюрприз. Я открываю и нахожу это признание. Было безумно приятно, учитывая, что все мальчики меня боялись. Мне кажется, что сейчас письма никто не пишет. Есть социальные сети, а там как-то проще выразить свои чувства: отправить гифку или красивую песню в ЛС.

Гелевые ручки — это было очень круто, а вот автоматические карандаши я не любила, потому что они все время ломались. Но самая крутая штука — это ручки, которые стирали чернила. Самые принципиальные учителя на своих уроках запрещали ими пользоваться, потому что кто-то мог сделать ошибку и потом все стереть.

В первой половине нулевых я не имела никакого доступа к интересующей меня информации. Мои родители — инженеры. В доме звучали максимум записи Depeche Mode и a-ha благодаря старшей сестре. Круто, но сыт этим не будешь. Сравнивать мне было не с чем: дома лежали диски Бритни Спирс, Кристины Агилеры, Уитни Хьюстон, но я понятия не имела, кто такие Этта Джеймс, Аретта Франклин, которые сейчас являются для меня ориентирами и образцами. Никто не мог подсказать и дать мне информацию. А потом появился интернет, и я получила возможность искать и знакомиться. Сейчас границ просто нет — можно делать все!

Сейчас смотришь на 13-летних девчонок: они уже такие чиксы! Они знают, как им одеться, улыбнуться, заселфиться так, чтобы все мальчики попа́дали. А я праздновала свой 13-й день рождения в «МакДональдсе»! Это очень смешно: мы с подружками сидим в праздничных колпаках, сзади стоят пластиковые стаканчики. Трындец! С другой стороны, мы все время что-то выдумывали: закапывали секретики, играли в квадрат, лазали по турникам. Потом мне подарили видеокамеру, и мы в школе снимали какую-то рекламу и передачи. Даже учителя после уроков приходили и смотрели, как мы это делаем.

«Дети стали меньше думать, у них нет умения анализировать»

А теперь мнение строгих учителей — Лилии Владимировны и Олега Валерьевича. С одной стороны, у подростков появилось множество возможностей, о которых раньше можно было только мечтать. С другой — только считаные школьники научились и захотели ими пользоваться.

— Дети стали жить по принципу, что можно не работать самому и получить все извне. До 2000 года они больше старались и работали индивидуально. Наверное, мы еще не пришли к тому, что дети поймут: нужно трудиться самостоятельно. Раньше за дополнительным материалом ребенку нужно было пойти в библиотеку, найти его, пропустить через себя, выбрать основное и познакомить с ним класс. Сейчас все это делают за него, и школьник не вникает.

Не все могут грамотно пользоваться информационными технологиями. Говоришь подготовить презентацию или подобрать материал — дети не всегда могут грамотно «загуглить» то, что им нужно найти. Хотя все сидят в мобильных телефонах и играх.

Ребенок может сэкономить кучу времени, но вместе с тем он должен пропустить всю эту информацию через себя. Задачки сложные, может потребоваться помощь. Но ты же сам разберись с тем, что ты делаешь. Дети стали меньше думать, у них нет умения анализировать. Мы топчемся на уровне 6—8 баллов, а звезд среди учеников все меньше и меньше, потому что у ребенка изначально нет мотивации думать и развиваться.

Позитивные изменения тоже были. Для тех, кто стремится познать и пропустить через себя гораздо больше материала, технологии открыли доступ к огромному количеству информации. Дети не тратили время на пустые игры и переписку, а занимались поиском нужных сведений. Для них это очень хорошо. Раньше ребенок мог спросить только у учителя, а с развитием интернета получал ответ сиюминутно. Хотя до сих школьники очень часто идут к учителю, потому что это последняя инстанция, авторитет.

У детей появилась возможность участвовать в интернет-олимпиадах, зайти на сайт вуза в любой точке мира. У нас есть ученики, которые занимают призовые места на различных конкурсах в Москве. Они участвуют самостоятельно, а мы даже не всегда об этом знаем. Один наш ученик занял 16-е место на олимпиаде по философии из тысячи участников со всей России. Если у детей есть интерес, они найдут себе применение. Пока до нас дойдет, ученик уже сам все узнает и сам отправит заявку на участие в олимпиаде. Почувствует свои силы и не будет вариться в собственном соку.


За десятилетие все изменилось слишком стремительно и радикально. Вряд ли нынешний школьник до конца понимает те вещи, которые остались теплыми воспоминаниями для нынешних тридцатилетних. А эти воспоминания вряд ли удастся уместить в один (даже самый большой) текст. Поэтому предлагаем вам продолжить его в комментариях, а фотографии школьных артефактов с небольшими историями-воспоминаниями присылайте на почту ac@onliner.by. Мы опубликуем самые интересные из них.

Детские столы и парты в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий. Иллюстрация: Олег Гирель
ОБСУЖДЕНИЕ