Дом культуры. Репортаж из глубинки, которую учат зарабатывать самостоятельно

36 308
113
12 февраля 2018 в 8:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий; архив язненского Дома культуры

Дом культуры. Репортаж из глубинки, которую учат зарабатывать самостоятельно

Недавно работникам культуры довели очередной план: пора учиться зарабатывать самостоятельно. Работники культуры озадачились и принялись думать, как осуществить разнарядку. Речь ведь шла не только про большие и важные концертные залы на тысячу посадочных мест, но и про крошечные дома культуры где-то там, где заветные $500 — это сказка из телевизора. Мы уехали в белорусскую глубинку посмотреть, как зарабатывает культура в деревне: как крутятся люди, которые красят серую жизнь сельчанина. Репортаж из агрогородка в Миорском районе — в материале Onliner.by.

Часть 1. Лирика

Агрогородок Язно замело снегом и убаюкало до наступления весны — сейчас здесь можно встретить редкого велосипедиста и любопытную детвору, которая зыркает глазами из-под теплых зимних шапок, свисающих на лбу.

На перекрестке — самом видном месте — стоит добротная «будынина» — Дом культуры. Он предусмотрен здесь с четкой целью: разбавить похожие друг на друга дни. Кружками, объединениями, концертами — чем угодно, лишь бы местный житель не заскучал в монотонном ритме размеренной сельской жизни.

Фронт работы — полторы тысячи человек со всего сельсовета: бабушки, у которых остались только воспоминания и скромная пенсия на самое необходимое, мелюзга, которой еще не о чем вспоминать, но очень хочется ежедневно открывать что-то новое, молодежь, которой в деревне на 700 человек нужно чем-то занять себя. Слишком крутая и многослойная задача для двухэтажки, не так ли?

Тетя Оля — диск-жокей

Новейшая история язненского сельского Дома культуры началась лет тридцать назад, когда сюда приехали работать две одноклассницы Лариса и Оля: одна — директором, вторая — художественным руководителем. Тогда культура в сельской местности была на качественно другом уровне, поэтому задорные девчата залихватски управлялись с баяном в коровнике — несли искусство на рабочие места. Сейчас бессменные руководители учреждения только качают головой, когда вспоминают те времена.

— В девяностых было такое, что три года это здание вообще не отапливалось: люди вышестоящие экономили деньги, — говорит Лариса Геннадьевна, женщина с добрыми глазами и интеллигентной речью, как и полагает работнику культуры. — Зима лютая, в помещении хоть волком вой, а мы праздничный новогодний концерт делаем — люди в телогрейках сидят, пар изо рта валит…

Сейчас концертный зал на 150 посадочных мест выглядит совсем иначе. Здесь вообще многое изменилось: в 2008-м здание закрывалось на капитальный ремонт и открылось в обновленном виде только через два года. Тогда Дом культуры обрел пристойный вид, и теперь, говорят, на дискотеках местные пацаны даже стесняются курить в помещениях и выбегают на улицы. А если кто-то и закурит, то рискует получить по щам.

Одноклассницы Лариса и Оля как-то незаметно превратились в этом доме в двух женщин предпенсионного возраста, задача которых — веселить местных.

— Недавно у нас праздничные новогодние концерты были — с Дедом Морозом и Снегурочкой, а как же! — прохаживается по большому актовому залу руководитель. — Костюмы сами шили, из подручных средств. Людей было много: здесь полторы сотни посадочных мест, а пришло человек триста. Ставили лавочки, стульчики дополнительные. Танцы были — веселились! На днях сделаем небольшое мероприятие к 14 февраля, потом будет Масленица, потом 23 февраля…

— Только о том, как будем поздравлять мужчин, еще и не думали, — виновато улыбается художественный руководитель тетя Оля — так ее здесь называют.

Дискотеки делают в другом зале, поменьше. Сюда съезжается ребятня со всего сельсовета, из Миор и Глубокого — тусоваться, танцевать и иногда задорно выяснять отношения, если кто-то пригласил на медляк не ту, кого стоило бы приглашать.

— Кто диджей? Я диджей! — смеется тетя Оля, худенькая, деятельная женщина с невидимым пропеллером. — Иногда обижаются, кривятся, мол, ставлю что-то не то. Но восьмидесятые у нас хорошо идут! И девчата на флешках приносят новинки. Иногда как поставлю что-то… Думаю: раньше бы цензура не пустила! А они веселятся, смеются. Я, наверное, и на пенсии буду ходить на танцы — тетя Оля, диск-жокей!

Женщины показывают скромное, но достаточное техничное оснащение Дома культуры и рассуждают о том, что молодежь уже не та: компьютеры заменили реальные увлечения, улицы опустели, санки ржавеют в сараях.

Хотя малые, которые обычно сычами сидят перед мониторами, иногда прибегают сюда культурно обогатиться — в кружок декоративно-прикладного творчества. Его руководитель, Тамара Александровна, аккуратно отглаживает утюжком соломку — потом из этого получится вот такая шапочка или что-то вроде того.

Пенсионерка раньше работала преподавательницей трудов в школе, а сейчас учит детишек делать красоту: все выставки и украшения для мероприятий — по ее части.

— Вот видите, что делается: нужно солому сначала вот так заготовить, потом вот так вот ее на листы наклеиваем и делаем планшеты — вот если б кто-то за меня это сделал, я бы все остальное сама закончила, — объясняет громоздкую методику Тамара Александровна. — А это такая унылая работа: надо съездить в поле, нажать, высушить, отбелить… Ребята приходят и помогают.

— Малых за соломой посылаете?

— Не-не-не, все сама!

— У нас участковый врач — гаспадар на мероприятиях, — говорит Лариса Геннадьевна. — Так она ему такую шляпу сделала!

В кружок записались 15 человек, но собрать их на одном занятии вместе нереально: то болеют, то подготовка к мероприятию, то снег выпал и пора на горку.

— Это хорошо, если дети на горку ходят. А некоторые из школы пришли — и сразу в компьютер! — жалуется директор Дома культуры. — Компьютер поглотил и старого, и молодого.

— Не, мой сдох компьютер, слава богу. Внучка ногой на него встала. Так я сейчас в мобильнике сижу.

Женщины хохочут.

Саломея Антоновна и «Вера. Надежда. Любовь»

Когда-то давно, в шестидесятых годах прошлого века, язненский Дом культуры строил местный колхоз. Возглавлял его свекор Саломеи Антоновны — деятельной женщины, которая несколько лет назад организовала здесь настоящий дамский клуб.

— Вот угадайте, сколько нам лет! — азартно блестит глазами пенсионерка. — 65? Ха-ха-ха, вот мы и хотели на комплимент нарваться.

В родную деревню мужа Саломея Антоновна вернулась, когда супружеская пара вышла на пенсию. Вскоре главы семьи не стало: онкология. Женщина принялась думать, чем себя занять, и решила создать любительское объединение «Вера. Надежда. Любовь».

— Запрашаем у нашу святліцу — вось такія ў нас маладзіцы! — смеется Саломея Антоновна.

— Готовимся ко Дню всех влюбленных. Спонсоров у нас нет, а женщинам приятно будет. Так мы маленькими поделочками-валентиночками их поздравим, — аккуратно вырезает из материи сердечки Ева Николаевна, активистка женского клуба, садовод-любитель, азартный грибник, кулинар — к этому списку можно прилепить еще с десяток регалий.

Как-то незаметно объединение стало самым массовым в Язно: сейчас в нем 25 человек — в основном это одинокие женщины, которых в агрогородке хватает. Они моментально придумали себе кучу занятий: сорганизовали фитнес, привели в порядок старые солдатские могилы, сходили в пилигримку, съездили на экскурсию в Мир и Несвиж, в Полоцк на концерты органной музыки и в музей книгопечатания. В общем, постарались всячески разнообразить унылые будни в одиночестве.

— Женщины красивые, одинокие. И как нам жить, как нам веселиться? Сделали первое собрание в сельсовете 5 марта 2009 года. С тех пор и существуем, — Саломея Антоновна взахлеб рассказывает про свое объединение, добрые дела, посиделки за чаем и называет Язно лучшим местом на земле.

Из сельсовета дамский клуб перекочевал в Дом культуры. Женщины попросили их приютить — и получили помещение бесплатно.

— И мужчин к себе в клуб приглашаем — так веселее. Они нам и на баяне сыграют, и песни споют! — кокетничают хохотушки-женщины. Они помогают друг дружке садить картошку, ухаживать за цветами, обмениваются рецептами и угощают лакомствами. В общем, делают свою жизнь максимально насыщенной и интересной.

— Что про нас говорить? Няўрымслівыя! — смеется Саломея Антоновна.

Саша-рокер и оптимизация

Второй этаж Дома культуры — это музыкальная школа и библиотека. Они оказались в этом здании после оптимизации, потеряв собственные площади. В музыкалке тилинькают на баяне, аккордеоне и пианино 19 учеников-воробушков, а занимаются с ними два хлопца-преподавателя, которые попали в Язно по распределению и остались здесь трудиться.

— Соль, фа, ми, ре, до, — терпеливо диктует ноты маленькой аккордеонистке преподаватель Михаил. Он попал сюда на работу семь лет назад и сейчас принимает на уроках 11 учеников. Учит их раздвигать мехи и играть незатейливые мелодии.

Малышка-аккордеонистка исподтишка поглядывает на незнакомцев и лихо мажет мимо нот, пытаясь собрать надиктованное в четкую мелодию.

Михаил отпускает ученицу и рассказывает про специфику работы.

— В деревне больше нет никаких кружков и секций, только спортивная. Девочек, конечно, больше, потому что с хлопцами сложнее: усадить его заниматься в таком возрасте тяжелее, да и спорт для них интереснее. А девочки занимаются: кому-то родители инструмент купят, кому-то даем домой поиграть, если есть возможность…

«Парк» инструментов здесь не обновлялся еще с детства Михаила — он местный и сам учился на них играть.

— Еще до моего рождения куплены, но нам хватает. Инструменты довольно неплохие, — говорит Михаил.

Во втором классе работает коллега Михаила Саша. Парень попал сюда из Полоцка после учебы. Теперь сам учит детей играть на баяне и пианино. В кабинете есть еще гитара, но это просто чтобы заинтересовать малого.

— Я здесь не скучаю, — говорит Саша. — В Полоцке у меня была насыщенная молодость, играл в рок-группах, так что теперь хочется тишины. Здесь жена, здесь ребенок, денег хватает. Что еще нужно?

Библиотека — самая топовая локация во внутренностях Дома культуры.

Сюда заходят за книгами примерно 300 человек из полуторатысячного сельсовета. Детективы, любовные романы, классика, детские сказки, свежая пресса — о предпочтениях местной аудитории рассказывает библиотекарь Лариса Карпова, общительная женщина, которая сама привозит свежую литературу из райцентра.

— Бывает, что нужно 100 книг притащить из города, — рассказывает Лариса Эдуардовна. — Ну а что делать? Находим машину, справляемся.

Местные библиотекой гордятся. Здесь собрана солидная даже по меркам райцентра коллекция: белорусская классика, русская литература, современная фантастика и детективы, историческая проза.

— Библиотека у нас одна на весь сельсовет — это результат оптимизации. Конечно, это очень мало. Хорошо было бы, если бы я могла выезжать в деревни в определенные дни недели, но тогда были бы обижены мои местные читатели: у меня компьютер, цветной принтер, на котором очень много работ выполняется.

На принтере можно распечатать документ или сделать фото на паспорт — это востребованная платная услуга. Наступает момент, когда от лирики пора переходить к прозе.

Часть 2. Проза

Учреждениям культуры нужно научиться зарабатывать, передавала БЕЛТА слова министра культуры Юрия Бондаря. Такую задачу он поставил на коллегии министерства по итогам работы в 2017 году. Было сказано следующее: «Сфера культуры пока так и не научилась зарабатывать, а ее развитие в огромной степени зависит от ассигнований из государственного бюджета. Основные задачи на 2018 год в сфере экономики культуры: обеспечение роста внебюджетных (собственных) средств организаций культуры не менее чем на 6% к уровню 2017 года; увеличение объема экспорта услуг; обеспечение роста заработной платы за счет наращивания доходов от внебюджетной деятельности, оптимизации структуры и численности работников; активизация работы по привлечению спонсорской помощи в сферу культуры».

Все эти слова лучше всего проходят проверку на прочность здесь, в белорусской глубинке. Язненский сельсовет вряд ли у кого-то повернется язык назвать богатым. 300 рублей — самая распространенная зарплата у местных. Это деньги, за которые нужно обеспечить себя и семью и как-то попробовать разнообразить свою жизнь. Местный Дом культуры зарабатывает меньше, чем среднестатистический житель Язно, но дает тому возможность украсить свой досуг посещением кружков и секций, концертов и читального зала. Концерт в Доме культуры стоит 1,5 рубля, если выступают местные артисты — например, экономист из колхоза, которого сельчане ласково называют Басковым за внешнее сходство и душевный репертуар. Если приезжает витебская филармония, публики в зале поменьше: билеты дорогие, да и не каждый оценит такую музыку.

Дискотеки продают по рублю за вечер. Руководители Дома культуры говорят, что это минимальный прайс, поднимать который никто не собирается: отдых для молодежи должен быть доступным, а с местными зарплатами иной человек вряд ли отжалеет на веселье даже рубль. Библиотека выдает читателю книгу по 8 копеек за день пользования. Платные услуги по распечатке — самая внушительная статья библиотечных доходов. В общем, кое-как дела идут: в прошлом году язненский Дом культуры заработал 2400 рублей — это примерно $100 в месяц.

— Мы сами на себя зарабатываем, — говорит Лариса Геннадьевна. — До нас доводится план, и мы стараемся выполнять его за счет танцев, за счет концертов. 2400 рублей — это хорошие цифры для сельского клуба. Это если танцы, то сколько нужно собрать человек, чтобы такая сумма получилась! Стараемся. Когда только ввели платные услуги, местные были недовольны. А мы смеялись. Говорю: «Я начинала танцы с 50 копеек когда-то в молодости, и сейчас они по рублю. За тридцать лет ничего не поменялось!»

На бюджетные деньги покупается аппаратура, на заработанные — микрофоны, призы для мероприятий, хозтовары. Если понадобится, закажут новые костюмы для местной гордости — ансамбля «Язынка», который выступает в Витебске и Минске и имеет награды от Министерства культуры. Ну и на питание участникам самодеятельных коллективов остается, когда те выезжают на мероприятия.

— У нас своя кочегарка в подвале. Хорошо, что в этом году такая зима мягкая, меньше расходов будет, — рассуждает Лариса Геннадьевна. — Обычно уходит 15 тонн брикета и 15 тонн дров — если перевести в деньги, получается приличная сумма. Освещение, наши зарплаты — все оплачивает бюджет. Мне кажется, что зарабатываем мы прилично. Куда уже больше? Только культура и зарабатывает. А как дом культуры на селе выживет без финансирования? В девяностые мы три года работали без отопления, так тогда нас председатель колхоза пожалел и поставил электрические обогреватели. А сейчас… Как мы себе на зарплату заработаем?


На порог двухэтажной «будынины» выскакивает раскрасневшаяся девчушка и размахивает худым рюкзачком. Только что она отсидела урок в музыкальной школе, а теперь побежит домой к родителям. Когда-нибудь они с гордостью придут в актовый зал на концерт и увидят своего малыша, лихо наяривающего полечку. Нарезает последнюю партию матерчатых сердечек на День святого Валентина Ева Николаевна — одинокие сельчанки получат свою порцию внимания и любви. Тетя Оля запишет с флешки то, что там сейчас котирует молодежь на танцах. У них свои планы. Они отличаются от министерских тем, что цифр там нет. Там есть жизнь.

Микрофоны в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий; архив язненского Дома культуры
ОБСУЖДЕНИЕ