106
21 января 2018 в 10:45
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка

«Все девушки хотят стать моделями, а я — топ-моделью». Репортаж с выпускного в Национальной школе красоты

Сегодня ровно на 50 моделей в мире белорусского глянца и гламура стало больше — в Национальной школе красоты вручили дипломы ученикам и ученицам. Большинству из них всего 16 лет, они мечтают о Нью-Йорке и Париже, грезят показами Gucci и Victoria’s Secret. Немного дрожат на сцене и не до конца уверенно стоят на каблуках. Все это выглядит трогательно в 16 лет. Onliner.by побывал на выпускном в Национальной школе красоты.


Чтобы официально называть себя моделью, нужно пройти кастинг и полгода отучиться. Половина мест бесплатные, остальные стоят 180 рублей в месяц — и это один из самых дешевых курсов в Национальной школе красоты. За шесть месяцев парни и девушки прошли 90 часов дефиле, оттачивая движения так тщательно, чтобы контролировать на подиуме даже кончики пальцев, и отработали несколько показов — для «Беллегпрома» и «Белвеста», например.

— На самом деле ребята приходят к нам совсем сырые. Несмотря на то, что у нас есть четкие требования для моделей по росту (не менее 175 сантиметров для девушек и не менее 185 для парней) и по возрасту (от 16 до 25 лет), на кастинг приходят абсолютно все. Что касается параметров внешности… Лицо модели отличается от классической красоты. Широкие скулы, узкий подбородок, большие глаза. В жизни ее могут считать «инопланетянкой» в хорошем смысле слова, но на подиуме она будет звездой, — вводит в курс модельного дела ведущий специалист по связям с общественностью Национальной школы красоты Дарина Михалевич.

— Сегодня волнение все равно сказывается на тех, кто выходит на подиум, потому что это юные модели. Кстати, мало пишут и говорят о белорусских моделях-парнях. А ведь они у нас тоже есть! В Беларуси, к сожалению, все еще существуют гендерные стереотипы, вплоть до того, что отцы запрещают сыновьям ходить на уроки дефиле, мол, это не по-мужски. Хотя юноши приходят сюда, чтобы получить уверенность в себе и эстетическое воспитание, научиться себя преподносить, расправить плечи, в конце концов. Участвуя в фотосессиях, выкладывая кадры в соцсетях, молодые люди становятся более значимыми в глазах одноклассниц и одногруппниц. Но из-за гендерных стереотипов на кастинги в основном приходят девушки. Сегодня у нас среди выпускников 12 парней и 38 девушек — вот такое соотношение, — вздыхает Дарина Михалевич.

А что думают о своей модельной жизни, красоте и успехах сами выпускники? Мы поговорили с парнями и девушками, помня о гендерном балансе.

— Я давно думала о Национальной школе красоты, о том, что здесь учатся модели. Друзья целый год говорили мне: «Лиза, сходи попробуй себя!» А я такая: «Да ладно вам, не шутите». А потом случайно пришла в день кастинга и прошла его. Мои родители не верили, мама сказала: «Лиза, ты выдумываешь!» А моя фамилия уже была в списке поступивших, — говорит 18-летняя студентка колледжа Лиза Баркова. — Я воспринимаю моделинг не как игру, а как свою будущую карьеру. Понимаю, что это тяжелый труд, но все равно хочу стать успешной моделью. За один показ в Беларуси, конечно, сначала платят небольшие деньги — от 20 до 50 рублей. Мне хочется видеть себя на фотосъемках за границей, на показах Gucci, Dior, Victoria’s Secret, пройтись по подиуму в коллекциях от-кутюр — это же мечта любой девочки! У всех девушек, которые здесь учатся, есть самомнение: «Я модель, я такая-растакая». На самом деле неважно, модель ты или простой рабочий на заводе. Для меня это не имеет никакого значения. 

23-летний Никита Струков пришел в моделинг из большого футбола — раньше он играл за БАТЭ.

— Сейчас я работаю детским тренером по футболу. Я окончил БГУ ФК. Как оказался среди моделей? Когда я профессионально занимался футболом в БАТЭ, у нас один парень из клуба, Алексей Холод, начал свою модельную карьеру. Сейчас он висит на билбордах, снимается во многих рекламных роликах. Вот и я решил сходить на кастинг. Если честно, не думал, что возьмут. А в итоге не просто прошел, а попал на бесплатное обучение. Насчет гендерных стереотипов — я с этим не сталкивался. Косых взглядов не было. Парни, с которыми играю в футбол, отнеслись к моему модельному обучению нормально. Я бы хотел поучаствовать в Неделе моды в Нью-Йорке, Лондоне, Париже или Милане. 

16-летняя Анна, второкурсница колледжа технологии и дизайна легкой промышленности, держится более скромно:

— Я стараюсь не афишировать, что училась в Национальной школе красоты. На кастинг я попала практически случайно. Мне просто стало интересно: что это такое — быть моделью? Захотелось прочувствовать эту атмосферу. Мои родители поддерживали меня в этом. Сегодня мама пришла на выпускной. Больше всего за время обучения мне запомнился самый первый показ, а еще чувство радости и гордости, когда меня выбрали на кастинге. 

24-летний Денис уже вплотную приближается к верхней возрастной планке для моделей. Парень учится в БГУИРе и работает техником, а в свободное время ходит на кастинги.

— У меня много знакомых, которые говорили: «Денис, у тебя довольно смазливое лицо. Плюс ты очень высокий. Можешь попробовать себя в роли модели».

— А у вас хорошо с самоиронией.

— Почему самоирония? Нет. Надо пользоваться природными данными. Сегодня я прошел кастинг в Mark Formelle. Еще подписал контракт с модельным агентством Национальной школы красоты. Будем работать. 

Одиннадцатиклассница Стефания Валашимас очень хотела пройти кастинг, но боялась отказа. В дело пришлось вмешаться матери. Она привела 16-летнюю дочку на кастинг буквально за руку.

— Все девушки хотят стать моделями, а я — топ-моделью. Понимаю, что это будет очень сложно. Сегодня я просто рада, что у меня есть такой документ — диплом Национальной школы красоты. Еще и контракт с модельным агентством заключаю. Мое отношение к мужчинам из-за этих успехов не изменилось. Со мной по-прежнему легко познакомиться, — смеется Стефания.

О вещах более серьезных Onliner.by поговорил с директором модельного агентства Национальной школы красоты Юлией Цуриковой, которая имеет немалый опыт модельной работы.

— К сожалению, практика показывает, что в моделинге останется только малая часть тех выпускников, что вы сегодня видите на подиуме. Есть очень перспективные парни и девушки, но даже при всей их модельной внешности не у каждого сложится карьера, не все будут зарабатывать. Останутся только те, кто не сломается, проходя бесконечные кастинги и получая отказы; кто по-настоящему верит в себя и очень любит это дело. А еще те, кому в определенный момент улыбнется удача: на показе окажется нужный человек, заметит и начнет продвигать. Когда я говорю о твердости характера, то имею в виду, что нужно уметь переживать отказы. Кроме того, зачастую моделям приходится работать на проектах, когда требуется отсутствие сна. Работаем — спим четыре часа — снова работаем — четыре часа на сон — опять на подиум. И это частая ситуация. Бывает сложно, когда приходится выступать при нулевой температуре в коктейльном платье на улице. В модельном ремесле это, к сожалению, часто случается. Такова специфика работы. И не все это выдерживают.

Умные весы в каталоге Onliner.by

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка
ОБСУЖДЕНИЕ