21 декабря 2017 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Анна Иванова

«Люди истерили и матерились на пожарных, вот один и не выдержал». История трагедии в Каменке, которая унесла шесть жизней

В июне прошлого года шестеро мужчин погибли в канализационном колодце в деревне Крупского района. Один за одним они опускались вниз, чтобы спасать друг друга, но теряли сознание и падали в стоковые воды. Среди погибших и двое сотрудников МЧС, которые по непонятным причинам тоже очутились в колодце. После долгих месяцев расследований следствие прекратило уголовное дело, признав, что виной всему трагическая случайность. У родственников свои аргументы.

23-летний Саша Шиманский был четвертым ребенком в борисовской семье. Парень с детства мечтал быть военным, но в школе не прошел проверку на цветоощущение у офтальмолога. Ну как не прошел: включил ребячество, ткнул не в тот цвет. Когда пришло время поступать, в Военную академию Сашу не взяли. Поди докажи, что когда-то в школе ты пошутил. Тогда Саша решил пойти в МЧС. Поступил в Командно-инженерный институт МЧС и в 2014 году отправился на распределение в Крупки. Хотел быть начальником караула, а в родном Борисове такой вакансии для него не отыскалось. Сутки через двое, две боевые машины в подчинении, выезды, тренировки — все то, о чем мечтал парень. Его не увлекала работа инспектора, хотелось выезжать на реальные ЧП.

— Саша всегда был очень позитивным. Он практически никогда не унывал, — Ирина показывает фото брата с традиционной улыбкой. — Мы разъехались по разным городам: я в Островце, Катя в Минске, Таня в Борисове, а он в Крупках. Но несмотря на это, мы были очень дружны. Я, к примеру, всегда знала, что у него в жизни происходит.

Пытались прочистить канализацию жидкостью с серной кислотой

Предыстория трагедии, судя по материалам следствия, такова. В доме №15 по улице Солнечной в деревне Каменка засорился канализационный сток. Происходило такое нечасто. Хозяин дома Сергей Жданович пытался прочистить сток сначала тросом, а в день трагедии, 28 июня, залил в трубы жидкость из автомобильного аккумулятора (в ее состав входит серная кислота).

— Вот показания его жены Ольги. Эту жидкость он наливал в восьмилитровое ведро, там было около 4 сантиметров от дна, сколько это в миллилитрах, я не знаю, — показывает бумаги Ирина. — Видите, он предлагал сначала подождать до завтра, чтобы кислота успела разъесть засор, но где-то в полдесятого вечера все же решил попытаться прочистить трубу из колодца.

Сергей спустился внутрь и стал пробовать пробить тросом канализационную трубу. Он попросил жену прокрутить трос. Та не успела это сделать, как услышала всплеск. Ольга заглянула в колодец и увидела: мужа на поверхности нет. Подумала: сейчас вынырнет. Он и правда вынырнул и пытался схватиться за лестницу, но потом замер и перестал двигаться.

Женщина отправила дочь к соседям за помощью. Откликнулись 34-летний Денис Леоненко со своим тестем Петром Куликовским. Денис спустился по лестнице, нырнул в стоки и вытащил Сергея. Одной рукой он держал соседа, другой пытался схватиться за перекладину лестницы, чтобы подняться, но вдруг ему тоже стало плохо. В колодец полез его тесть, но и тот стал терять сознание и упал.

На помощь мужчинам прибежали односельчане. Кто-то стал кричать, чтобы вызвали МЧС, началась паника и беготня…

Виктор Ситкевич мыл машину, когда к нему зашли и сказали, что в канализацию попали дети. Парень побежал на помощь, его пытались не пускать, но он всех отталкивал. Только успели крикнуть «Не дыши», как он тоже свалился в колодец. Каменчане говорили, что все случилось очень и очень быстро.

— Когда я анализировала материалы дела, то почему-то поймала себя на мысли, что ребята теряли сознание как раз на уровне канализационной трубы, — размышляет Ирина. — Могло ли так совпасть, что пары из нее каким-то образом тоже повлияли? Не знаю, эксперты причинно-следственных связей не увидели.

«Люди ругались матом и кричали: „Чего вы не спасаете?“»

В Крупское РОЧС жители Каменки дозвонились в 21:54 (по другим показаниям — около 21:30). В 21:57 диспетчер отправила на место трех спасателей пожарной аварийно-спасательной части №3 и стала подключать других спасателей. Также она вызвала скорую и милицию.

Ребята из части №3 приехали через несколько минут. Возле колодца уже собрались люди. Командир отделения Макушевский убрал из него деревянную лестницу, поставил свою, надел на себя аппарат со сжатым воздухом, маску и стал спускаться вниз.

— Он вытащил одного мужчину (Петра Куликовского), обвязал его веревкой, потом вылез сам, потому что колодец был очень узкий, и вытащил наружу Петра, — зачитывает показания Ирина. — Чтобы вы понимали, сам колодец — 60 сантиметров в диаметре, глубина его — около 6 метров. По показаниям Макушевского, колодец был заполнен наполовину.

Когда спасатель вытащил первого пострадавшего, сказал, что больше туда не полезет: чувствовал пощипывание в руках и предположил, что это результат какой-то химической реакции, а значит, это небезопасно.

— Ольга, жена хозяина дома, который чистил канализацию, не сказала о том, что муж залил в канализационную трубу жидкость. Говорила потом, что не придала этому факту никакого значения, так как не знала, какой эффект может вызывать эта жидкость, — добавляет Ирина. — Макушевский говорит, что сразу передал Петра врачам скорой, но другие очевидцы в своих показаниях говорят, что на тот момент скорой еще не было. Если честно, то и время прибытия скорой в показаниях разнится. Есть сообщения, что они прибыли в 22:05, а некоторые свидетели говорят, что не видели медиков до момента, когда из колодца моего брата доставали.

На место прибыли трое ребят из пожарной аварийно-спасательной части №1. В расчете был Александр Шиманский, Андрей Слиборский и водитель.

— Свидетели все как один говорили, что, когда Саша с Андреем уже приехали, люди начали паниковать, кричать и истерить. Они орали: «Чего вы людей не спасаете?» Подгоняли, требовали работать быстрее. Они обзывали их, матерились, в общем, творился кавардак. Жена хозяина дома была в такой истерике, что кидала камни в свою же машину, — говорит Ирина. — На тот момент милиции тоже еще не было. Так что наводить порядок и как-то успокаивать население было некому.

Поскольку из всех присутствующих старшим по званию был Александр Шиманский, он взял командование операцией на себя. Парень принял решение откачивать жидкость из колодца. Ребята подогнали пожарную автоцистерну, присоединили рукав и стали качать содержимое колодца. Откачали минуту-две…

«Она держала Сашу за ноги, но кто-то из мужчин сказал: „Женщина, отпустите, не мешайте“»

— Я не знаю, в какой момент Андрей не выдержал всех этих криков толпы и паники… Что ему там люди говорили, даже не представляю. Но каким-то образом у него произошло, что называется «психологическое включение». Он кинулся лезть в этот колодец, а Саша за ним… — плачет Ирина. — Вообще, мы очень долго не могли восстановить картину случившегося. Практически во всех показаниях сотрудники МЧС, гражданские говорили, что не видели, как Андрей и Саша лезли в тот колодец. Ни я, ни мама в жизни бы не поверили, что Саша вот так вот бросится в канализацию. Сколько разговоров про это было, что там скапливаются газы, что там опасно…

Когда показания дала семья Ситкевич (в колодце погиб их сын Витя), ситуация прояснилась. Оказалось, Саша бросился спасать своего товарища.

— Видимо, из-за криков жены Петра Куликовского, которого вытащили в самом начале, один из пожарных, одетый в обычную форму МЧС, стал по лестнице спускаться в колодец, — дрожащим голосом Ирина зачитывает показания Ситкевичей. — В это время второй пожарный разговаривал по телефону и, увидев, что первый спустился, бросил телефон и побежал к люку колодца. Он упал на землю и схватил первого пожарного. Я схватила второго пожарного за ноги, а муж и остальные стали кричать, чтобы помогали держать пожарных.

— Скорее всего, под весом Андрея Сашу тащило вниз, а за ним — и жену Ситкевича тоже, — прерывается Ирина. — Андрей высокий, Саша тоже не щуплый — ей было очень тяжело их удержать.

Но тут кто-то из рядом стоящих мужчин сказал: «Женщина, отпустите, не мешайте». Она ослабила руки, и парни стали падать в колодец. Женщина пыталась схватить Сашу за ноги и удержать, но не смогла. Двое парней упали в колодец к остальным…

— Он у нас такой был, он бы не простил себе, если бы не попробовал спасти подчиненного, — вытирает слезы Ира. — Знаете, что меня больше всего удивляет? Где были остальные коллеги Саши? Почему они не следили друг за другом, не помогали, не проявляли корпоративную солидарность? Увы, ответа нет. У кого-то в показаниях я вычитала, что сотрудники МЧС вели себя как-то растерянно. Все-таки такая ситуация далеко не типичная для них.

Сашу и Андрея вытащили где-то около 22:25. Примерно около этого времени из колодца подняли и всех остальных. На месте уже работали медики.

— Там тоже были нюансы по оказанию помощи. Как отмечают сами фельдшеры, они продолжали реанимировать погибших (хотя уже констатировали смерть), так как этого требовали родственники, — объясняет Ирина.

Сашу и Андрея откачали и отвезли в больницу в Крупки. Родственники до сих пор не понимают, почему не в Борисов: расстояние там практически одинаковое.

Там пытались реанимировать их, но спасти не смогли. Андрей умер в 0:17, Саша — в 0:40. Причина — асфиксия из-за закупорки дыхательных путей.

«Оптимизировали химиков, оптимизировали медиков…»

Сотрудники МЧС приехали к родителям Саши в Борисов с утра и сообщили, что их сын погиб при исполнении служебных обязанностей. Те сразу не поверили: еще вчера общались с сыном, все было хорошо…

Следствие шло полгода, параллельно воссоздать картину случившегося для себя пытались сами родственники: говорили с очевидцами, разбирались в законодательных нюансах.

— Дело закрыли, так как состава преступления и виновных нет, — листает бумаги Ира. — Прокуратура также отказывала нам несколько раз…

Эксперты не подтвердили наличие в колодце сероводорода. Также они отметили, что жидкость из аккумулятора, которой хозяин чистил сток, не могла привести к выбросу сероводорода. Через три часа после ЧП и вовсе показали нулевую концентрацию газов (метана или углекислого).

В своих заключениях ситуацию объяснили так: биогаз мог скопиться над поверхностью канализационных стоков в виде газового слоя (в то время как раз стояла жара). Именно поэтому хозяин колодца, который лез его чистить, мог там дышать: он просто находился над слоем этого газа. Но когда мужчина стал чистить канализацию, он взболтал стоки и спровоцировал еще большее выделение биогаза. Его объемы в колодце выросли — это и стало причиной смерти.

 В разговоре Ирина много раз повторяет фразу «если бы». Если бы люди не паниковали, если бы Андрей не бросился в колодец, если бы женщина продолжила держать Сашу…

— Между тем Андрея нельзя было привлекать к аварийно-спасательным работам по ликвидации пожаров и других чрезвычайных ситуаций. Да, он мог выезжать, но в качестве помощника. Следователи так и не установили причину, по которой он полез в колодец, — говорит Ира. — У меня много вопросов к нашим службам. Выяснилось, что на тот момент могли отправить только две машины скорой на шесть человек. Почему не больше? Почему приехали фельдшеры, а не врачи-реаниматологи? Почему Сашу и Андрея отвезли в Крупки, а не хотя бы в Борисов — при таком-то отравлении?

Есть вопросы и к милиции. Они выехали в 22:10 и прибыли по нашим подсчетам, где-то в то время, когда Андрея и Сашу увозили в реанимацию. Почему не прибыли сразу, когда были паника и давление на МЧС, а позже?

Очень большие вопросы и с оптимизацией, из-за которой химиков из РОЧС убрали в 2013 году, точно так же оптимизировали и медиков, которые направлялись на выезды в районы. Еще в районных МЧС у выезжающих нет газоанализаторов…

— Конечно, хотелось бы найти того, кто сказал Ситкевич отпустить ноги Саши. Опять же большой вопрос к самим людям, которые паниковали, обзывали эмчеэсовцев, мешали работать и вели себя ужасно. В какой-то степени смерть двух спасателей и на их совести, — считает девушка.


 

В мае нынешнего года Александра Шиманского и Андрея Слиборского посмертно наградили орденом «За личное мужество».

Читайте также:

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Александр Ружечка, Анна Иванова
Без комментариев