«Меня спросили, не хочу ли я стать учредителем в обмен на помощь с поиском работы. Я согласился». И попал на полмиллиона долларов

12 июня 2017 в 8:00
Автор: Александр Владыко. Фото: Влад Борисевич

«Меня спросили, не хочу ли я стать учредителем в обмен на помощь с поиском работы. Я согласился». И попал на полмиллиона долларов

Право на ошибку есть у всех. Набивать шишки даже полезно. Вот только Илью из Борисова шлепнуло так, что он может и не подняться. Несколько лет назад парню, который зарабатывает ремонтом квартир, предложили стать учредителем компании. Теперь нет ни компании, ни предложивших должность друзей — только огромный долг.

Илья сам рассказал свою историю. Последние пару лет парень не придавал значения каким-то письмам и повесткам: какие могут быть вопросы к нему, если он в делах «собственной» компании не участвовал? А в последнее время засуетился — после того как домой пришли судебные исполнители с требованием вернуть почти 270 тыс. рублей. И это еще не все.

— В 2013 году у меня был друг Саша (уже бывший друг), — уточняет Илья. — Спросил, не хочу ли я стать учредителем какой-то компании. Сказал, что сам таким занимался — ничего страшного нет: ни работы, ни обязанностей, ни ответственности.

Что обещали взамен (понятно же, что обещания в таких случаях быть должны)? Илья уверяет, что обещали одно — помочь найти клиентов для ремонта. Кстати, в итоге нашли.

— Поверив, я подписался, зарегистрировал ЧТУП, нанял директора (тоже попросили найти — Илья нашел парня из своего круга общения. — Прим. Onliner.by) и забыл обо всем. Сейчас я уже не такой доверчивый, но кто из нас не полагался на рекомендации друзей?

Илья настаивает, что никаким боком в деятельности ЧТУП не участвовал.

— Вроде компания занималась продажей строительных материалов.

В начале 2015 года учредитель Илья получает звонок от своего директора с предложением встретиться.

Был учредителем, стал ликвидатором

— На встрече я услышал, что от компании ничего не осталось, что надо ликвидировать ЧТУП, и получил пачку документов. У меня также уточнили, есть ли знакомый бухгалтер, который поможет до начала ликвидации с заполнением налоговых деклараций.

Илья нашел бухгалтера, который изучил полученную пачку документов и констатировал: для ликвидационного процесса это мусор, а не документы. Там не было ничего от первичного бухучета: ни актов, ни накладных, ни счетов. Учредитель снова обратился к директору (уже бывшему) и получил ответ: больше ничего нет, как и последнего занимавшегося ЧТУП бухгалтера.

Илья решил, что это не повод беспокоиться, и продолжил заниматься своей жизнью, отвлекаясь лишь на необходимые этапы в связи с планируемым закрытием.

— Я отправился в Минск, где было зарегистрировано ЧТУП. В налоговой мне сказали объявляться банкротом и начинать процесс ликвидации компании.

Как водится, спустя короткое время по юридическому адресу из налоговой приехала проверка и… ничего не нашла. Зато, запросив в банке информацию, налоговая получила данные о поступлении денег на счета ЧТУП. Напомним, никаких бумаг о расходах и оплатах нет. Значит, все пришедшие на счет суммы и становятся облагаемой базой.

Илья продолжает наблюдать за действием со стороны.

— Потом меня вызвали в органы финансовых расследований. Там мне сказали, что я могу не беспокоиться, я и расслабился.

Тем временем дела его ЧТУП в рамках процесса о банкротстве были переданы антикризисному управляющему и в конце концов попали в суд. Илья ни с управляющим не общался, ни в суд не ездил. А последний взял да и вынес предсказуемое решение: по субсидиарной ответственности взыскать с Ильи 961 тыс. рублей.

— Когда мне начали приходить бумаги из суда, я едва понимал, о чем речь. У меня простой склад ума, с финансами не очень связанный, — пытается объяснить молодой человек.

В конце мая домой пришли судебные исполнители. Проблема для учредителя прояснилась еще резче. Недавно его уволили с работы. Илья подозревает, что случилось это после того, как работодатель получил документы о принудительном исполнении решения экономического суда.

Но суммы долга настолько огромны, что парень продолжает рассуждать о них на своей волне.

— Я признаю, что затянул, проспал все сроки, и виню себя за доверчивость и невнимательность. Виновен в этом. Но я же не брал никаких денег и никаких бумаг об их переводе или получении не подписывал! Директору, который занимался делами, дали штраф в 600 рублей, а мне — 961 тыс.?!

Представьте, что вы сдали кому-то квартиру. Ну не будете же вы нести ответственность за то, что там какое-то преступление совершили ваши квартиросъемщики! Я готов дать показания на детекторе — ну как-то же можно доказать невиновность?

С авторами идеи учредительства наш герой давно не общается: не видит смысла. А по номеру, по которому Илья связывался с директором своей компании, нам ответили, что «ошиблись, никакого такого здесь нет».

Антикризисный управляющий, который «закрывал» ЧТУП, Илье не верит:

— Процесс банкротства завершен. Какие вспомнить обстоятельства? Их не было! Учредитель ничего нам не предоставил, на письма не отвечал. Все разговоры о том, что «не понимаю и не разбираюсь», — это несерьезно. На мой взгляд, компания была обычной пустышкой. Никаких оснований «понять и простить» нет.

Парня жалко, но…

Схематично о ситуации, в которую попал Илья, рассказал Игорь Ошуркевич, глава Ассоциации по антикризисному управлению и банкротству.

— Все может быть так, как говорит Илья: такие схемы проворачиваются давно и в больших объемах. Правда, чаще в роли пострадавших оказывались студенты и бомжи. Раньше освобождали от уголовной ответственности, но финансовая нагрузка на них ложилась всегда. Чем она грозит? Это едва ли не пожизненный долг. Будучи неоплаченным, он влечет за собой запрет на выезд за границу, лишение водительских прав и жизнь на «серой» ее стороне (как правило, все переходят на «серую» сторону, потому что долг будут забирать из официальной зарплаты).

Со стороны деятельность ЧТУП, учредителем которого был Илья, на самом деле очень похожа на обычную «финку» — организацию по легализации или обналичиванию денег.

Процедура банкротства для всех одинакова, отличаться может только вход в нее. Чаще всего ликвидируют компанию сами собственники (учредители, акционеры и так далее).

Конечно, когда налоговая проверка увидела «приход» более 6 млрд рублей и полное отсутствие документов, налоги посчитали расчетным методом.

Почему Илья оказался крайним? После того как в дело вступил антикризисный управляющий, сводят долги перед кредиторами и активы. Если активов не хватает, то сумма непогашенных долгов по субсидиарной ответственности вешается на виновных — например, на Илью как учредителя.

Но перед этим определяется степень виновности и директора, и учредителя. Виновность может быть не только в действии, но и в бездействии. По закону учредитель должен был ежегодно утверждать бухгалтерский баланс за предыдущий год. Он этого не делал? Бездействие.

Но хуже для Ильи другое. Его бывшие друзья были правы: учредитель не принимает участия в хозяйственной деятельности компании. Но когда он начал ликвидировать ЧТУП, то должен был принять у директора документы по акту приема-передачи. Понимаете? Когда в конце рассматривается вопрос о субсидиарной ответственности, этот акт становится очень важным документом. Илья должен был подтвердить, что что-то делал. «У меня нет документов, но вот мои запросы на имя директора, а вот заявления в милицию»… То есть не так нужны были документы, сколько зарегистрированные шаги по их поиску.

Все будет зависеть от того, найдет ли Илья документы. Это, конечно, очень сомнительно. Потому что если компания работала как финансовая структура по обналичиванию денег, то документы никто не покажет, их проще «потерять». Так организаторы схемы получают финансовую ответственность, но уходят от уголовной.

Мне жалко таких ребят. Этих ситуаций вагон. Совет всем: если вы реально не собираетесь контролировать деятельность фирмы, то не нужно и ввязываться. Понимайте степень юридической ответственности за свой статус. Потом никто не поверит и не будет слушать, что вас «просто друзья попросили».

Офисная бумага в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Владыко. Фото: Влад Борисевич
Без комментариев