07 июня 2017 в 8:00
Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков

«Бабушка отказывается понимать, чем я занимаюсь». Самый популярный видеоблогер РБ о доходах, трендах, квартире и армии

В понедельник по центру Минска бегало несколько сотен обеспокоенных девочек-подростков. Это походило на пубертатный апокалипсис. Тинейджеры истерично пытались отыскать машину, в которой скрылся их провозглашенный сетью кумир, но не преуспели. На излете прошлого года видеоблогер Влад Бумага хайпанул настолько мощно, что это до сих пор вызывает озадаченность, интерес и восторженную оторопь.

Влад — внешне скромный парень из Серебрянки, который вел довольно незаметную жизнь до декабря прошлого года. Примерно тогда на его канале было опубликовано видео «Ночь в закрытой батутной арене».

Парень стремительно прибавил в подписчиках до миллиона и быстро стал главным ютьюбером всея Беларуси. В понедельник в честь своего 21-го дня рождения Влад устроил сходку в минском ТЦ Galleria. Трудно понять почему, но на нее собралось что-то вроде трех тысяч человек. Бумага досрочно выиграл звание главного ньюсмейкера недели.


Сходка, валик, пошумите

— С днем рождения.

— Спасибо.

— Как прошло?

— Очень понравилось. Был классный день. Нас с друзьями позвали на KFC Battle — утро стартовало в Питере. В плане фестивалей это вообще начало моей блогерской карьеры. Организаторы поздравили, мы обсудили с ними дальнейшие движения.

Дело в том, что все началось относительно недавно. Декабрь 2016-го стал для меня толчком. Я попал во всю эту блогерскую движуху. Вот пригласили на KFC Battle потусоваться. Без особых напрягов. Основной смысл — просто быть там. Потом я прилетел в Минск и отправился в Galleria.

— Насколько ты удивился, увидев толпу, которая собралась в Минске?

— Очень серьезно. Мы приехали пораньше. Я не видел, как наполняется пространство, но ребята на словах передавали мне. Потом пошли с парковки в лифт и стали спускаться. Вот тогда я осознал удивительный масштаб. По форме сходки все было ожидаемо. По количеству людей — совсем нет.

Анонсы таких событий делаются в том числе для того, чтобы посмотреть по комментариям, какая идет отдача, и спрогнозировать, сколько людей соберется. Но в любом случае приходит больше.

Мы делали какую-то мини-сходку, еще когда у меня было 2 тыс. подписчиков. Собралось где-то 100 человек. Но в комментариях под анонсом обозначились только 50 желающих. Это было на улице, на Немиге. Особой организации не требовалось, мы просто болтали.

— А теперь?

— Теперь была организация, мне помогали люди из моей белорусской партнерской программы MediaCube. Ребята очень классно продвигают всю эту историю блогинга в РБ. Никто воду не мешал, мероприятием занимались только они.

— Какого количества людей ты ожидал на сходке?

— Украинский блогер Мартыненко делал сходку на улице. У ребят немного не получилось, и пришло что-то в районе тысячи. В принципе, мои ожидания были примерно на том же уровне. Но народу собралось в три раза больше.

Кажется, по большей части все прошло гладко. Да и люди у нас адекватные. Я оценил это по моменту, когда уходил со сцены. Не было ведь какого-то отдельного канала. Мы шли прямо через людей, и никто не тягал и не рвал меня. Все супер. Если просили отойти, то ребята отходили.

— Ты довольно незаметно скрылся.

— У нас там была гримерка. Я попросил своих ребят собрать подарки. Дождались, пока все разойдутся, и уехали на машине друга. Говорят, потом на парковку выбежали ребята и искали меня.

— Видел бегущих за тобой людей?

— Нет.

— А на видео?

— Зацепил какое-то. Снято за Galleria на дороге в сторону Hilton. Но меня там не было. Я не знаю, за кем они бежали.

— В центре Минска несколько сотен подростков куда-то бегут — как ты реагируешь на случившееся?

— Я, блин… Ну, я честно не понимаю, как это работает. Я не понимаю любви к кумиру в принципе. У меня просто не было таких кумиров, я ни по кому так не фанател и никого не любил, чтобы прочувствовать подобную эмоцию.

Но вообще, меня очень радует искреннее отношение. Не было такого — прийти, чтобы прийти. Реально есть какая-то любовь. В подарках было много больших и классных работ. Мне нравится, что есть близость с ребятами. Допустим, говоришь в микрофон «Пошумите!» — и идет фидбек. Это класс.

Плюс огромное количество подарков. Я недавно сделал ремонт в квартире (у меня «однушка»). В спальне — конструкция из поддонов. Вдоль стены был промежуток, который хотелось чем-то забить. И вот теперь за счет подарков все стало очень прикольно.

— У тебя своя квартира?

— Ну… Да. У моей мамы молодой человек появился. Квартира его. Раньше сдавалась, потом мне предложили туда переехать.

— Сколько завесил ремонт?

— Не много. Больше всего денег ушло на стены. Мы их красили, шпаклевали, старались экономить и делать все по интернету своими силами. Думали: «Ну а что там сложного?» Правда, пришлось переделывать. Бесконечно ездили в «Материк» за валиками. В итоге красили-красили-красили.

Серебронкс, хоккей, «Грибы»

— Ты из Минска?

— Да.

— Из какого района?

— Серебрянка. Серебронкс — нормальный, не такой криминальный, как всем представляется. Ну да, по детству, в школе еще была какая-то футбольная движуха. Но минимальная. На районе болели за «Динамо». У меня одноклассник был прямо фанатом. Так получилось, что я входил в его тусовку. Правда, не пробивал выезда, просто был в движении.

— Чем занимаются твои родители?

— Мама нархоз окончила недавно, заочку. А у папы свой шиномонтаж.

— В одном из выпусков вы с друзьями обклеили офисными стикерами его машину.

— Папа у меня просто добрый. Первое время он вообще не понимал, чем я занимаюсь. Хотя это понимание пока тяжело дается всем в стране. Я, допустим, скидываю бабушке фотографии со сходки, а она просто отказывается понимать происходящее. Вообще никак. Однажды был эфир на одном канале. Я подсказал ей время: «Вот, послушай». Отработали. Потом перезванивает: «Влад, что происходит? Почему?»

Вообще, папа топит за мое образование, за бизнес. Правда, сейчас уже понимает: я себя вполне классно чувствую, я счастлив, у меня интересная жизнь. Отец вполне поддерживает меня. А мама с самого начала сказала: «Класс!»

— Какие советы дает отец?

— А мы сегодня до интервью виделись, общались. Он, конечно, не шарит — в том смысле, что не знает требований интернета. Такой: «Вставай на коньки! Давай больше мужицкой темы! Постригись налысо!» Весело. Но, конечно, я его слушаю в том, что касается советов по жизни и взаимоотношений с девушкой.

— Ты сделал версию песни «Тает лед», называется «Тает срок». Что у тебя с армией?

— Был момент дикого бума каверов на «Грибы». Появилась идея что-то сделать. Сперва думали в сторону вейпинга и электронных сигарет. А потом решили про армию сделать. Тем более у меня как раз возраст.

А с армией все нормально. Долгое время я занимался хоккеем и год жил в Чехии. Тогда повестки не приходили, сейчас вот появилась. Как раз-таки сегодня был в военкомате и заполнял все бумаги. Но думаю, что по здоровью не пройду.

— Что со здоровьем?

— Не скажу. (Улыбается.)

— За кого ты играл?

— За «Юность» и «Динамо». Минские клубы, команды из ребят 1996 года рождения. Играл нападающим. Хоккей — вообще крутой. Будь у меня сейчас ребенок, отдал бы заниматься. Это команда, это ребята, это общение, это дисциплина и какая-то школа жизни. Тем более мы покатались по Беларуси. Я малым много чего повидал.

Занимался 9 лет. Когда вернулся из Чехии, пришлось закончить по здоровью. Да, хотелось попробовать себя за границей. Тем более были возможности и знакомый в Чехии. Но не получилось. Плюс желание стало пропадать. Мне тогда как раз было 16.

Честно, не жалею, что закончил. Не жалею, потому что ребята уходят в тему с головой: хоккей, команда, тренировки-тренировки-тренировки. А мне однообразие не нравится. Пугает даже.

Наблюдать за игрой — так интерес уже пропал. Но если бы сейчас вышел на лед, думаю, смог бы в какой-нибудь ночной лиге поиграть. А вообще, в зал хожу. У меня там тренер есть. Поддерживаю форму.

— Как в итоге начался твой YouTube?

— Меня постоянно ломало чувство неопределенности. Начинаю чем-то заниматься — надоедает. На брейк-данс месяц походил — понимаю, что мои, так скажем, коллеги как-то дико углубляются, — нет, это не то. Скейтеры — та же тема. Не нравилась субкультурность. Но потом я наткнулся на YouTube. Тогда уже были сформированы топы, и я просто не мог не попробовать.

Сперва тупо снял фокус с деньгами. Загрузил — ноль просмотров. Ясно. Потом мы с другом начали играть в игру — какую-то стрелялку. Потом добавили камеру. Потом я сделал какие-то ответы на вопросы. Ну а потом стал анализировать просмотры и думать, что нравится аудитории.

Тогда только появились черные косметические маски. Я рассказал, как ими пользоваться. Получилось мое первое хайповое видео. Так я понял, что на YouTube есть какие-то алгоритмы, которые помогают тебя продвигать. Стал прорабатывать, смотреть обучающие курсы по оптимизации канала. В итоге начал ловить тренды, и все у меня сошлось с челленджами.

Девочки, батут, суперкоммерческий

— Как на твои видео реагировали родители?

— Папа не говорил прямо, что ему не нравится, но я все понимал. Мы сегодня разговаривали. Вроде он признал, что я занимаюсь нормальным делом. Но все равно переживает. Говорит, чтобы был начеку.

— Ты начеку?

— Вроде да.

— Готов к тому, что сейчас нужен всем, а через полгода о тебе могут забыть?

— Сейчас вся моя карьера, весь мой рост основан на том, что я слежу за происходящим. Я не блогер определенного формата, который может закончиться, когда тема перестанет играть. Искренне стараюсь давать своим зрителям то, чего они хотят от меня. Допустим, сейчас музыка началась.

— Кто твоя аудитория?

— В «инсте» у меня больше девочек. Там, в принципе, фотки такие — показать, какой ты красивый. В YouTube, если смотреть аналитику, — парни возраста от 15 до 21. А девочки — помладше, 13—17 лет. Парней больше. Некоторые считают, что меня смотрят только дети и девочки, судя по данным «ВКонтакте». Но «ВКонтакте» — это и есть соцсеть для детей и девочек.

— Сколько подписчиков было на канале A4 до публикации «Ночи в закрытой батутной арене»?

— 250 тыс. — что-то в этом роде.

— Почему батут?

— Там проще всего спрятаться. Я взял камеру напрокат. Попросил друга сходить со мной. Ну и мы двинули.

— Ты был в зале до дня съемки?

— Я видел его раньше.

— После того как спала волна интереса, видео стали разоблачать. Мол, оно постановочное. Как все было?

— Оно было так, как было…

— Ты предварительно звонил в центр и договаривался?

— Ну… Был момент, что я просто пришел — не звонил. Да, мы разговаривали, чтобы мне в итоге не попасть под белорусское законодательство.

— Как представители батутной арены отреагировали на предложение?

— Нормально. Никого не пришлось уговаривать. Я делал это как контент. Многие потом писали о супергениальном маркетинговом решении, типа, как целые офисы его продумывали. Но нет. Я просто хотел сделать классный ролик, который много кто посмотрит.

Вообще, я позиционирую себя блогером, который за любую движуху. Если к кому-то обращаюсь, то не прошу каких-то диких гонораров. Договариваемся на взаимовыгодных условиях. Я за движ. Я не суперкоммерческий проект.

— Ты пытался сохранить флер таинственности вокруг видео про батуты?

— Не знаю. Я загрузил видео и особо никак ничего потом не комментировал. Просто продолжил снимать видео.

— Ожидал такого хайпа?

— Нет.

— Какими были прогнозы?

— Обычное видео, я не делал на него ставку. Но когда цифры стали рекордными, понял, что произошло нечто неординарное. По 80—90 тыс. человек в день подписывалось. Это удивляло.

Потом появились хейтеры — и я стал настоящим ютьюбером. Я нормально отреагировал. Не буду же каждого переубеждать. Можно, конечно, но зачем на это столько сил своих тратить? У меня такое мнение: если пишут, значит, не просто так. Периодически прислушиваюсь к чужому мнению. Мне интересно. От плохих комментов в депрессию не ухожу.

Солодуха, заряжает, Маликов

— Как ты относишься к своей популярности?

— Я понимаю, она есть, но при этом просто продолжаю делать то, что делал. Да, стало появляться больше возможностей и предложений, которыми можно и нужно пользоваться. При этом мне не сносит крышу, я не звезжусь, нет никаких маниакальных моментов. Просто делаю то, что нравится. Именно поэтому у меня ролик может выйти раз в месяц или полтора. Только если появляется что-то годное, делаю выпуск.

— Что за предложения?

— Те же фестивали. Вот сейчас с одной музыкальной группой делаем одну очень классную работу. Она появится у меня на канале 1 июля.

— У тебя была совместная работа с Александром Солодухой.

— Солодуха — классный и интересный дядька. В нашем видео он просто танцевал. В принципе, мы объяснили, что хотим сделать кавер на песню Скруджи «Рукалицо». В оригинале снялось много российских медийных личностей. Солодуха без проблем приехал. Много шутил. Я был сильно погружен в процесс, не помню, о чем именно, но он очень заряжает энергией. Прикольный мужик.

— Ему платили?

— Честно, не знаю. Но мне кажется, что ему самому было интересно поучаствовать в чем-то таком. Мы ему объяснили, что это прикольно, что те же звезды российской эстрады тоже записывают совместные работы с блогерами.

— Почему ты запел?

— Опять же тренд.

— Дуэт Хованского и Маликова…

— Что-то типа того. Музыка сейчас в тренде. Я не позиционирую себя певцом, просто делаю что-то смешное и забавное.

— За счет чего живут большие блогеры?

— У них проекты, под которые берутся люди. Они все придумывают и делают. Вроде так. Я, честно, не знаю. Если профессиональный блогинг — это продакшен, то я пока не профессионал.

— Ты можешь кормиться с YouTube?

— Да вроде хватает. Есть система монетизации за рекламу — это все, что выскакивает внизу окна и что мы закрываем крестиком. Но я стараюсь не делать из своего блогинга выжимание денег. У меня роликов на канале всего штук 70. Но если бы я хотел, в каждом была бы реклама. Правда, я не люблю это.

— Твои первые деньги с YouTube?

— Долларов 70. На еду, наверное, потратил. Не помню. Надо иметь большие цифры, чтобы получать супермного. У меня копилось по $10, по $20. Правда, надо накопить долларов 100, чтобы их вывести. Сейчас есть партнерка — ребята выводят мои деньги на карту.

— Сколько ты вынимаешь за месяц?

— Не говорю про деньги. Это мы с папой решили, что про деньги лучше не говорить.

— Узнают на улицах?

— Раньше раз в неделю узнавали, я радовался. Сейчас почаще. Мне интересно. Был один нелепый момент в аквапарке. Я только вышел из душевой, стою возле кабинки. Подходит парень, просто молча достает телефон, сует мне в лицо. Я такой: «Может, не надо?» Он такой: «Почему?» И, не дождавшись ответа, уходит. Еще как-то сбоку в трамвае кто-то со вспышкой меня сфоткал.

— Очень важный вопрос для тех, кто постарше: почему твое видео популярно?

— Ну, есть у меня какое-то свое видение в голове. Кажется, что людям это будет интересно — и я делаю его интересным. Я стараюсь тонко чувствовать тренд.

— Ты когда-нибудь шел на сделку с совестью из-за тренда?

— Нет. Я много чего пропускаю. Есть свои рамки. Я на своем канале не ругаюсь матом. Мне это кажется нелогичным. Зачем ругаться в своих видео? Если мне предложат рекламировать алкоголь, не стану этого делать. Просто не хочу, чтобы моя аудитория видела алкоголь.

Вообще, многое от желания зависит. Вот на 8 Марта предлагали что-то про женщин рекламировать. Вроде все классно, но я отказался. Просто было неинтересно.

Обществоведение, Минск, быть классным

— Сейчас ты получаешь высшее образование?

— Нет. Когда мы обсуждаем это с отцом, приходим к выводу, что саморазвитие, безусловно, важно. Я стараюсь заниматься этим и хожу на какие-то курсы. В учебе, конечно, есть плюсы, но не столько, сколько пока можно получить, не учась. Хорошо было бы получить образование и попасть на хорошую специальность, но к ней действительно нужно подготовиться.

— Где бы хотелось учиться?

— Не знаю… Я бы даже, возможно, не думал об этом, если бы не отец. Хотя это обсуждаемо.

— Как ты учился в школе?

— Выше среднего, не забивал. Экзамены сдал хорошо, как обычный парень. Лучше всего давалось обществоведение. Еще история и все предметы, на которых надо было рассказывать и пересказывать, давались хорошо.

— Планы на будущее?

— Как пойдет. Хочется больше движения. Канал — это образ жизни. В целом у меня простая задача — быть счастливым человеком. И я делаю все для ее выполнения. Хочу быть классным, классно жить и интересно показывать это людям. Я не считаю, что мы очень далеко от того же русского YouTube. Просто все говорят, что нас, блогеров, много. Но нет, нас мало, по пальцам можно пересчитать. Мы не отстаем от соседей, нас просто всего ничего.

— Насколько для тебя важно позиционировать себя белорусским блогером?

— Я стараюсь. Все время упоминаю: Минск, Минск, Беларусь, Минск. Даже не потому, что это у меня план такой. А потому, что просто хочется. Организм требует говорить, что я из Беларуси. Хотя в Москве меня узнают чаще, чем в Минске.

— Что ты делаешь для саморазвития?

— Сейчас хожу на курсы речи. Книжки читаю.

— Последняя книга, которую ты прочитал?

— Не хочу говорить про последнюю книгу, она очень личная.

— Предпоследняя?

— Ну, это такое… Не хочется делиться источниками своего вдохновения.

P. S. Увидеть Влада Бумагу и других популярных блогеров можно на международном фестивале «Вiдак» 18 июня в Футбольном манеже в Минске.

Офисная бумага в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Никита Мелкозеров. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков