996
04 апреля 2017 в 8:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий

«Два года не разговариваю с папой из-за своего внешнего вида». Юная модель о нестандартном образе и поколении «лайков»

У Арины волосы зеленого цвета. Еще много пирсинга. А недавно 16-летняя минчанка сделала себе татуировки на ладонях. Бабушки явно не поймут — даже у людей помоложе есть очень много вопросов к Арине по поводу ее внешнего вида. Впрочем, позиция девушки такова: пока человек никому не мешает, он вправе делать то, что считает нужным. В рубрике «Поколение» говорим с Ариной о поколении «лайков», взаимоотношениях с родителями и способах мимикрировать.

Арине 16 лет. Она учится в лингвистическом колледже, много времени проводит с друзьями и является моделью неформального агентства. Вообще-то, там в основном люди с татуировками, но для Арины сделали исключение: уж слишком необычно выглядит девушка с зелеными волосами.


— Я родилась в Минске и живу в Мачулищах. Далековато, конечно, да и место специфическое. Это военный городок, но в нашей семье военным был разве что дедушка. Мама раньше была индивидуальным предпринимателем, а сейчас просто работает продавцом в магазине. Папа — менеджер по продажам.

В детстве я была сорвиголовой: дралась с мальчишками, тусовалась с друзьями в какой-то заброшенной столовой… Я часто сбегала из дома: носились с друзьями по Мачулищам, а нас ловили всем городком и отводили к родителям. Зачем сбегала? Скучно дома сидеть — а это адреналин. В общем, застала и период активных игр, и то время, когда все уселись за компьютеры.

В школе я была абсолютно обычной девочкой, конфликтов с одноклассниками не возникало. Ну только с мальчиками иногда дралась, даже в девятом классе. А с девочками дружила: никогда не была изгоем, но и душой компании меня не назовешь. В общем, если ребята куда-то собирались, то меня всегда звали.

В семье я одна. Может, просто поэтому с жиру и бесилась. Говорят, что единственный ребенок в семье растет эгоистом. Я за собой такое замечаю: однажды у нас с мамой зашел разговор насчет второго ребенка. Я сказала: «Не могу представить, что вы будете любить кого-то так же, как и меня, или даже больше». Родители к моему мнению прислушались.

Вообще, папа у меня очень строгий. Раньше за мной был тотальный контроль: никакого доступа к интернету, никакого компьютера, домой в девять вечера без опозданий. Если опаздывала, начинались долгие и мучительные разговоры. Могу сказать, что это ни к чему не привело.

Я выросла полной противоположностью той, кем ожидали увидеть меня родители. Им бы хотелось, чтобы я была простой девочкой, которая бо́льшую часть своего времени проводит за учебой и выглядит как все. Вышло иначе.

С папой мы не общаемся уже два года из-за моего внешнего вида. Мы живем вместе, но при этом ни здравствуйте, ни до свидания. Если честно, я вообще не переживаю по этому поводу. Когда мы общались, за мной был тотальный контроль — и больше ничего. Я редко слышала от папы что-то хорошее в свой адрес: он постоянно был чем-то недоволен. А сейчас… Если мне понадобится какая-то помощь, я уверена, что он меня все равно любит и поможет. В то же время я получила больше свободы. Поэтому… Не могу сказать, что сильно рада, но и не грущу. Говорить пробовала, но взгляды на многие вещи у нас в корне различаются, а у папы такая позиция: есть мое мнение и неправильное.

Конечно, хотелось бы жить отдельно от родителей. Они замечательные и очень хорошо ко мне относятся, но нет-нет да и проскакивают какие-то замечания. Это напрягает. Они делают это, потому что волнуются и любят меня, я это прекрасно понимаю. Но запретный плод всегда сладок. Чем больше контролировать и что-то запрещать, тем больше хочется это сделать.


— Мой внешний вид… Мне просто нравится — вот и все. Началось все с того, что в 14 лет я проколола себе нос. В третьем классе появился такой бзик: я увлеклась пирсингом и бодимодификациями. Завела себе тетрадь и рисовала там всякие идеи, которые хотела бы воплотить в себе или других людях. Смотрела много видео — погрузилась в эту тему. К сожалению, эту тетрадку я потеряла, а через некоторое время немного остыла.

В 14 лет мы немного поругались с папой. Он забыл удалить пароль от Wi-Fi, я залезла в Instagram на планшете и увидела мальчика из Бразилии с проколотым носом.

Сначала хотела проколоть пупок, а после этого фото подумала, что кольцо в носу — это красиво. Решила, что возьму иголку, поиграюсь, потыкаю — все равно ничего не сделаю. В итоге тыкнула и поняла, что останавливаться уже глупо.

Позвонила маме, спросила, есть ли у нее в магазине сережки для носа. Она спрашивает: «А зачем тебе?» Говорю: «А я нос проколола». Мама подумала, что это шутка, а потом пришла домой на обед. «Не больно?» — спрашивает. Сказала, что я вставила сережку для уха, а она слишком большая и смотрится некрасиво. Мол, надо поменять. С папой помирились. Он, конечно, сказал, что сережка мне не идет, и попросил ее снять. Ответила: «Да, хорошо, я подумаю».

Потом я поступила в колледж. Однажды увидела, что одногруппница растягивает тоннели. У меня на этот счет были сомнения: а вдруг не понравится и потом зашивать придется? Было страшно, но скоро я увидела, как к этому относится знакомая, и поняла: операцию проводят под наркозом, все обратимо и я, в принципе, смогу убрать дырки. Начала растягивать уши. Кстати, из-за этого у нас с папой и произошла самая глобальная ссора. Доходило до того, что он брал в руки плоскогубцы и говорил: «Иди сюда, будем тоннели снимать». Я понимала, что он шутит, но все равно было не по себе. Потом второй раз проколола нос, потом еще и еще. Не перебор? Если мне не понравится, я всегда могу снять лишнее.

Явных причин делать пирсинг не было. Я просто увидела — и мне понравилось. Решила: а почему бы и нет? Молодая, да. Потом, возможно, перебешусь и смогу снять все это без проблем. Просто белорусы слишком консервативные. Я каждый день ощущаю это на себе. Кто-то хвалит, но чаще ругают и смеются. Мол, зеленкой волосы покрасила. Иногда в общественном транспорте подсаживаются пенсионерки и начинают морали читать: «Тебе некрасиво! А как родители относятся?» Я стараюсь не отвечать резко, потому что ко мне ведь изначально предвзятое отношение. Чтобы изменить его, тактично отвечаю, что это мой выбор и что я, пока не мешаю окружающим, могу поступать так, как хочу. Ведь внешний вид никак не влияет на мои умственные способности: у меня один из самых высоких средних баллов в группе. После этого они если и не меняют свое мнение, то становятся помягче.


— В колледж я поступила, потому что у меня гуманитарный склад ума, с точными науками вообще не складывается. Только на вторую неделю обучения узнала, что буду учителем английского языка. Нам говорят: учитель, учитель… Я спрашиваю: «А почему учитель?»«Ну как же! У тебя в дипломе будет написано „Учитель английского языка“». А это последняя профессия, которой бы я посвятила себя по собственному желанию. Детей я не очень люблю и не думаю, что могу хорошо контактировать с ними. В то же время профессия нервная, сложная и низкооплачиваемая. В общем, после колледжа я хочу поступить в МГЛУ, выучиться на переводчика и устроиться в какую-нибудь организацию. Хотя сейчас переводчиков выпускается слишком много… Конкуренция слишком высока.

Помню, в детстве я хотела стать парфюмером, ювелиром или балериной. Но каких-то курсов в Беларуси я не знаю. Да и где я буду востребована? А балет… Я занималась хореографией лет с семи, а мне сказали, что нужно с пяти лет минимум по три часа в день тренироваться. Труд титанический, а я слишком ленивая.

Однажды меня пригласили на кастинг. Я к таким вещам отношусь со скепсисом, потому что бывает очень много разных розыгрышей, а иногда еще предлагали прислать фото в белье — меня такое напрягает. Но здесь посмотрела — вроде все нормально. Заполнила анкету, а через три дня мне написала директор и позвала на пробы. Были тестовые съемки, на которых я вообще не знала, что делать. Нам скинули какое-то обучающее видео, чтобы не спрашивали перед камерой «Как мне стать?». Я посмотрела, но все равно первым делом задала этот вопрос. В итоге меня взяли и сказали, что потенциал у меня есть. Уже на третьей съемке я держалась достаточно уверенно, а сейчас могу сказать, что являюсь одной из лучших моделей, — и это не только мое мнение. Вообще, там ориентируются на татуированных моделей, а у меня татушки только на ладонях, и набила я их совсем недавно. Но для меня сделали исключение, потому что выгляжу я неформально.

Модельный бизнес заинтересовал меня лет в 13. Я подавала заявки в обычные модельные агентства, но все отвечали мне: «Ты подходишь по всем параметрам, кроме роста…» Нужно было минимум 172 сантиметра, а у меня тогда было 168. Я даже делала какие-то упражнения, крутила обруч, правильно питалась. В итоге поступила в колледж, начались все эти окрашивания волос, и я поняла, что это не мое. Я выгляжу так, как хочу, а не так, как командуют мне модельные агентства. Зачем загонять себя в рамки? Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на вещи, которые нам не нравятся.

В то же время на практике мне приходится снимать с себя весь пирсинг и надевать парик. Были конфликты с заведующей отделением в колледже. Мне нужно было срочно уехать в другой город, и я пришла подписать заявление, чтобы списали пропуски. Она отказалась: «Пока не перекрасишься, я ничего не подпишу». Отвели к завучу по учебной части, она увидела меня впервые и спросила: «А как ты на практику ходишь?»

А у меня есть фотоотчет с практики: юбка ниже колена, парик, весь пирсинг снят, макияж неброский — никаких вопросов ко мне нет ни у директора гимназии, ни у классного руководителя, ни у детей.

Мне поставили условие: если буду ходить в парике на учебу, заявление подпишут. В итоге мне пришлось уехать, через два дня я вернулась и пришла к завучу в парике. Она спрашивает: «Ты перекрасилась?» Говорю: нет, мол, парик, если перекрашусь — волосы повыпадают. Она посмотрела и сказала: «Вот видишь, совсем другой человек». Спросила, не обижаюсь ли я. Я сказала, что не обижаюсь, но вопрос все равно остался. В правилах сказано про опрятный внешний вид — но я всегда выгляжу опрятно.

Я не особо вижу смысл в таких правилах. Мол, нельзя вести классные часы у второклассников в таком виде. А вдруг им понравится и они тоже захотят так выглядеть? Мол, какой пример ты подаешь? Вот если я буду курить, но выглядеть как все, то никаких вопросов не будет… А по-моему, гораздо важнее, какой ты человек внутри.


— Мне интересны глобальные вещи. А мои сверстники не могут рассуждать на такие темы, им сказать нечего. С ними можно обсудить публикацию в Instagram, в какой цвет ноготочки покрасить. Вообще, ребята сейчас слишком мало читают. Даже если кто-то и берет в руки книгу, то для того, чтобы выложить фото в Instagram: «Смотрите, какая я образованная! Я читаю!» Кто-то может купить книгу, сфотографировать, а потом поставить на полку и забыть. Я увлекалась книгами все детство и прочитала их огромное количество, но никогда об этом не кричала. Зачем?

Меня на самом деле очень интересует, что происходит вокруг. Я со многим не согласна, но не хочу об этом распространяться. Не стоит никому ничего навязывать: если меня о чем-то спросят, я скажу, но просто так озвучивать свое мнение не вижу смысла.

Вообще, я очень интернетозависимая. В сети провожу все свободное время, хотя его не так уж и много. Конечно, разница между живым общением и виртуальным глобальная: в интернете ты не видишь эмоций человека, не понимаешь, что он хотел сказать на самом деле. Скобочка-смайлик не заменит эмоцию: может получиться, что человек хотел сказать совсем другое, а ты просто неправильно поняла его.

На самом деле от недостатка общения я не страдаю. В любой момент могу договориться о встрече с друзьями в реальном мире. А «лайки», репосты… От «лайков» красивее и интереснее не станешь. Если ты интересен сам по себе, то аудитория в соцсетях будет накапливаться, а о тебе начнут говорить. Людям просто будет любопытно читать твои мысли и дискутировать по этому поводу.

Накрутками «лайков» я не пользуюсь, хотя многие мои знакомые идут по этому пути. «ВКонтакте», Instagram… Раньше была еще и Ask.fm, но эта соцсеть становится все менее популярной, многие продают свои аккаунты с тысячами подписчиков. «Лайки» часто ставят взаимно. Для чего это? Я понятия не имею. «Лайк» — это пару секунд. А если он взаимный, то человек, скорее всего, даже не всматривался в твою фотографию — просто нажал кнопку и пошел дальше. В чем тогда смысл?

Глобальной цели у меня пока нет. Я живу здесь и сейчас, потому что все слишком нестабильно: могу завтра выйти на улицу, а мне на голову упадет кирпич. А я там себе напланировала… Конечно, хочу учиться и развиваться. Но я реалист. У меня нет работы, меня обеспечивают родители. Ну что я имею? У меня есть любящие родители, друзья, учеба — а что еще может быть в моем возрасте?

Косметика для губ в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий
ОБСУЖДЕНИЕ