536
25 февраля 2017 в 8:00
Автор: Артур Боровой. Фото: Максим Малиновский

Прыгнули в Европу: юные белоруски о переезде, кебабах, «луках», польской молодежи и выходе за рамки

В пятницу вечером по улице Краковское предместье текут ручейки пионеров — молодежь отправилась за движухой «на замок». Они будут есть кебабы, слушать уличных музыкантов, пить кофе и трепаться о пройденном дне. Люблин входит в десятку самых удобных для студентов городов Европы, и пускай рейтинги обычно врут, этот город действительно создает впечатление юного и беззаботного. Onliner.by закрывает цикл материалов о Люблинщине беседой с белорусками, уехавшими учиться в местный вуз и считающими, что мир должен быть большим и открытым.

Маргарита родилась в Барановичах, Лена в Бресте. В Польше они недавно. Прошло чуть больше чем полгода, как девчонки поступили на факультет искусств Университета Марии Кюри-Склодовской. Wydział Artystyczny UMCS, Edukacja artystyczna w zakresie sztuk plastycznych — по-польски это звучит так.

Маргарита (слева) и Лена

Польша, вуз, шаблон

Маргарита: В Беларуси я училась в польской школе и сначала думала поступать в Краков. Но родители сказали, что такой переезд не потянем. Далеко, билет в одну сторону только 70 рублей на наши деньги. Мама нашла вариант в Люблине. А мне — хоть куда. Если есть шанс посмотреть, как все устроено в другой стране, надо шансом пользоваться.

Лена: С Маргаритой познакомились на экзаменах, подружились, теперь живем вместе в общежитии. Учимся бесплатно. Язык выучили, беседу поддержать не проблема.

Мы художницы, поступали не абы куда, а по призванию, и лично мне было важно найти место, где нет зашоренности и жестких стандартов. Желательно в «настоящей» Европе. Даже в Польше школа живописи совсем другая, отличается от белорусской. У нас ведь все очень традиционно. А у них требуют выходить за рамки. Чем дальше на Запад, тем меньше этих рамок. Есть, конечно, и преподаватели с академическим уклоном, но их немного.

Маргарита: В Беларуси учат по книжкам, дают какую-то базу, а теперь польские преподаватели говорят, что из нас эту базу выбить очень тяжело. Мы якобы пытаемся что-то делать в рамках сформированного кем-то видения, а должны творить и развивать свое. Мне кажется, что в этом и есть одна из основных проблем белорусского образования. У наших ребят с самого начала какая-то боязнь креатива.

Учеба, компы, беспощадно

Маргарита:  У меня в группе 7 человек, я одна белоруска, есть еще из Украины девочка. На занятиях все очень демократично. Можешь слушать, можешь есть, можешь сидеть в телефоне. Да хоть вообще на лекции не ходи, главное сдать экзамен.  С практическими занятиями строже: три пропуска — автоматом пересдача. Третья платная пересдача экзамена за 5 лет учебы — могут выгнать.

Учиться не заставляют, и если учишься на какой-нибудь экономике или лингвистике, то можно и списать, наверное. У нас по-другому. Вот сейчас 10 предметов — и по каждому должна сдать работы. Только по «малярству» 6 картин.

Лена: Местная особенность — тут преподаватели очень любят критиковать и часто беспощадны.

Маргарита: Недавно был проект, где мы должны были проявить абстрактное мышление — сделать коллаж из газет под заданную цитату: «Мир за окном можно закрыть любой газетой». Эту мысль нужно было передать. Старалась, убила кучу времени, а преподаватель заявляет: у тебя не окно, а крест. И ничего не докажешь. Никакого снисхождения.

Лена: Нравится, что от учебы ничего не отвлекает. Все, что нужно, дают в вузе. Иногда приходится тратиться на материалы, правда. Компьютеры в университете хорошие — не «Маки», но тоже ничего: свежие «Деллы» с нормальными мониторами.

— Назовете ваших любимых художников?

Маргарита: Лора Зомби, наверное.

Лена: Я люблю Климта. И классику мы изучаем досконально. Была недавно в Питере, в Эрмитаже, приехала с особым настроением: «Исчезните все, оставьте меня здесь». В Москву еще хочется попасть.

Лена. Автопортрет

Стипендия, скидки, «всё по 5 злотых»

Маргарита: Стипендия у нас 600 злотых — примерно 280 белорусских рублей. Чуть больше половины плачу за общежитие.

Лена: Цены в Польше приятные, это все знают, но вот на питание у меня уходит больше, чем могло бы уходить дома.

Маргарита: Смотря как питаешься. Я, наверное, в среднем 50 белорусских рублей в неделю трачу на еду.

Лена: Здесь гораздо дешевле все, что нужно художнику. И специализированных магазинов очень много. Проезд дорогой, хоть для студентов есть скидки. Но мы ходим в вуз пешком, на транспорт не тратимся. Скидки есть на билеты в клубы, в кино, на выставки, другие развлечения.

Маргарита: Одеваться можно дешево. Есть аутлет-центр со старыми коллекциями и хорошим ценником. На стоках есть такие места, где продают все по одному злотому. И можно найти крутые вещи.

«Луки», тусовки, Instagram

Маргарита: Я не буду сравнивать Люблин с Барановичами…

Лена: В Бресте движуха есть, но все-таки и Брест сравнивать я бы не стала. В Люблине проходит какое-то совершенно невероятное количество событий. И выставки, и фестивали, в Беларуси пока такого нет.

Маргарита: Когда приезжаешь в тот же Брест, уже непривычно: в автобусах очень много бабушек, взрослых людей. А здесь постоянно вокруг молодежь, четверть населения — студенты. Тусовки, встречи. Совсем другой мир.

Лена: Молодежь везде одинаковая. Кто-то учится, кто-то по клубам. Может, они здесь более открытые. Я сразу побаивалась, думала, будут проблемы, ведь в городе с таким количеством иностранцев приезжих должны недолюбливать. Оказалось, глупости.

Маргарита: Одногруппники отлично приняли, спокойно общаемся, ходим в клубы, кафе, катаемся на коньках. Был выбор дополнительного языка, и вся группа выбрала русский, чтобы меня лучше понимать. Чем отличается молодежь? Что-то я не заметила, чтобы в Польше так много говорили про хипстеров. Есть люди, которые любят помодничать, но они не бросаются в глаза.

Лена: Может, мы их не замечаем просто, у нас все ребята на факультете — с изюминкой.

Маргарита: Мне нравится, как одеваются некоторые преподаватели. С иголочки! Никаких официальных костюмов — джинсы, туфли кожаные, и все так стильно, что думаешь сразу: боже, вот это «лук»!

Лена: Если о «луках», то поляки «инстаграмятся» так же активно, как и белорусы. Еще здесь популярен Snapchat, а вот Twitter — нет. Самая главная соцсеть — Facebook. Мы сидим во «ВКонтакте», а они не понимают, что с нами не так. В Facebook заходим только новости почитать. Среди художников еще популярен Pinterest.

Маргарита: Мне кажется, что в Беларуси неформалы стараются выделиться из толпы через одежду, походы в качалку, а здесь на внешность обращают внимание гораздо меньше. Идешь по улице — никто тебя не будет пристально разглядывать, как в Бресте и Барановичах. Да всем пофиг, как ты выглядишь!

Помню, как приехали на экзамены. Я в строгом платье, в блузке, в балеточках, с папкой, зажатая, а вокруг ребята в ярких штанах, с дредами, курят и громко смеются. Поляки сразу раскусили: «По-русски говоришь?» Кстати, курят здесь очень много.

Лена: Тут и преподаватель может попросить у студента закурить. Обычное дело. К нам все относятся как к взрослым людям. Так и есть, поступают поляки в 19—20 лет.

Маргарита: Я в свое время баловалась, покупала «переводки», которые как татуировки выглядят. Прихожу на скульптуру, преподаватель спрашивает: «Она настоящая?» — «Нет». «А настоящую будешь?» — «Собираюсь». «Молодец!». У нас бы, наверное, сказали: «Ужас, позор, татуировка?! Да тебя никто с ней на работу не возьмет!»

Будущее, диплом, нищета

Маргарита: По диплому я буду художником с правами преподавателя. То есть смогу работать в том числе в каком-нибудь доме культуры или в школе. А вообще это еще нескоро будет.

Лена: А я на 3-м курсе планирую выбрать специализацию «Цифровая живопись». Мне кажется, это самое перспективное направление. Сидишь в Photoshop, рисуешь картинки. Опять же о рамках — в Польше, как нам объясняют, неважно, что будет записано в дипломе, это не отразится на твоем месте работы. Может, я буду иконки рисовать. А может, картины. Да что угодно. Главное — уметь это делать хорошо. Для профессии художника самое важное — иметь портфолио. И пополнять его с самого начала.

— «Счастливый, но нищий» — в РБ о художниках говорят как-то так.

Лена: Если ты художник в Беларуси и умеешь крутиться, регулярно выставляешься, деньги у тебя будут. А если сидеть и ныть, то, конечно, будешь нищим. Рынок труда в Польше отличается от белорусского. Понятно, что хорошо «айтишникам», технарям, но и гуманитарии могут отлично зарабатывать. Вот, например, переводчики. Есть один парень, сдал языковой экзамен в Варшаве, берет за переводы сумасшедшие деньги. За 3 бумажки — документы о доходах родителей для стипендии — отдала миллион белорусских старыми.

Маргарита: Хорошо, что студентам можно подрабатывать, на это не смотрят с осуждением. У нас пока нет времени, все занимает учеба, а знакомые со старших курсов и на кебабах, и на пицце работают. Кебабных, к слову, здесь очень много. Подрабатывают обычно с 3-го курса. Начинающему художнику можно продавать свои картины. 100—200 долларов заработать реально. Вообще ценник может быть любым.

Лена: Картины заказывают как подарок, очень популярны портреты. И иконы. Польша — религиозная страна, поэтому написанные иконы пользуются спросом. Нас, к слову, учат рисовать по канону и технологии — с грунтовкой, позолотой и так далее.

Маргарита: Что еще необычно. Моей одногруппнице 47 лет, у нее в Люблине своя пекарня, магазин. И вот она решила стать художницей. До этого рисовала картины на заказ, в основном копии известных произведений. А потом пришла к выводу, что хочет рисовать что-то свое. Если быть раскрученным, везде себя рекламировать, то можно зарабатывать хорошо. Нам так говорят.

Лена: Честно, не интересовалась пока, помогает ли университет найти работу. Но не думаю, что это будет проблемой.


Наверное, это самая юная эмигрантская история в рубрике «Наши за границей». У уехавших «туда» бесконечно разные мотивы: кто-то авантюрист, кто-то ищет денег, а кто-то самореализации. Беларусь открывается миру, а в условиях открытости к еще одному мотиву для переезда — любопытству пацанов и девчонок — придется относиться как к данности вроде прихода зимы и смены ночи днем.

— Пофантазируем: прошло 5 лет. Желание вернуться в Беларусь возникнуть может?

Маргарита: Не-а. Однозначно.

Лена: У меня и здесь нет желания оставаться, если честно.

Маргарита: В Польше по-разному настроена молодежь. Девчонки местные в общежитии сидят, учат английский, немецкий, мечтают уехать в Германию, Америку.

Лена: Есть такое, но не все мечтают, как мне кажется. Здесь очень сильный национальный дух. Если ты поляк, то это навсегда, ты будешь поляком и в США, и в Англии. Я считаю себя белоруской, всем так говорю, но у нас это не так выражено, как у них. Жаль, наверное.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. sk@onliner.by

Автор: Артур Боровой. Фото: Максим Малиновский
ОБСУЖДЕНИЕ