История о том, как создать в глуши «Оксфорд» по-белорусски

182
24 декабря 2016 в 8:00
Источник: Николай Козлович. Фото: Максим Малиновский. Иллюстрация: Олег Гирель

История о том, как создать в глуши «Оксфорд» по-белорусски

Отец получал 2 миллиона, грустил. Мать вставала в 4 утра, кормила корову, шла в колхоз, возвращалась затемно. Пацан плелся в школу и не понимал зачем. Зима становилась весной, а облака отскакивали от шпиля костела Рождества Девы Марии… И все в Видзах катилось по накатанной, пока в местном колледже не решили, что жизнь нужно украшать, ведь никто этого не сделает за нас. История необычного для Беларуси образовательного учреждения — в жизнеутверждающей рубрике «Оптимисты».


Прежде чем читать дальше, стоит четко представлять, как выглядят декорации. Видзы — небольшой городской поселок в Витебской области с костелом чудной красоты и историей, о которой все забыли. Это небогатые края, здесь нет перспективной промышленности, а есть сельское хозяйство и по зиме встречаются зарплаты в $100 в эквиваленте. Из теплого минского офиса кажется, что главная задача любого молодого белоруса, родившегося в таких местах, — бежать без оглядки на курсы тестировщиков. Но они не бегут.

Михаил Смирнов возглавил Видзовский государственный профессионально-технический колледж 13 лет назад. До этого работал в сельском хозяйстве. Обладатель различных медалей и наград. О них за время нашего разговора он скромно не упомянул ни разу.

В видзовском колледже вот уже больше десятка лет осуществляют уникальный для страны эксперимент, сделав из образовательного объекта градообразующее предприятие, живущее в формате «государство в государстве». 18 зданий и сооружений, лаборатории, солнечные батареи, подсобное хозяйство на 1500 гектаров, озера в аренде, собственное производство молока, мяса, зерна, фруктов, своя деревообработка и масштабные бизнес-планы — все это WIDZY COLLEGE. Смелая попытка жить не как все.

«Многие дети сейчас растут без родителей, к сожалению»

Парень с любопытством смотрит на фотоаппарат: кто это тут приехал? Стучат мячом в спортзале, в аудиториях все больше пацаны. Обычная видзовская пятница.

Директор долго водит нас по своим объектам. Тут небогато, но порядок. Нет зеленых оксфордских лужаек и зданий, простоявших тысячу лет… Но о сравнениях — в конце.

— Что в головах у пацанов и девчонок, закончивших 9—11-й класс? Хотят ли они чего-то от жизни? — начинаем разговор.

— Процентов 50 хотят хороший телефон купить. Это все меркантильные задачи, детские. С возрастом пройдет. Сложнее с теми, кто ходил в городскую школу. У них совсем каша в голове. Школа в этом плане недорабатывает. И с постановкой задач, и с мотивацией. Чего они хотят? Да ничего. С ориентирами приходится работать нам.

Я не буду выдумывать, что у нас какая-то особенная модель, что-то откровенно новое. Все просто: каждый из учеников участвует полноценно в жизни колледжа. В работах по самообслуживанию, в строительных работах, в готовке. Они собирают урожай, занимаются переработкой, стоят на «вахте» в общежитии. Со временем проникаются всеми аспектами труда. Если оставить многих из этих ребят без работы, не запрячь жестко, то мы упустим их навсегда.

— В колледже на периферии совсем другой контингент, отличный от городского. У нас много детей из неполных семей. Есть ребята из детских домов, прекрасно знающие слово «права», но не желающие поначалу запоминать слово «обязанности». Есть ученики, у которых родители и по два миллиона старыми не зарабатывают, еще при этом нередко пьют. Сложный контингент. И приходится уже говорить о наследственности, к сожалению.

При этом у нас нет таких проблем, которые есть в городах. К примеру, на территории не курят.

Хочешь курить — «три наряда вне очереди». Пойдешь коровам хвосты крутить.

Это я условно, конечно: никакого самоуправства нет. Все в рамках учебной программы, которую они должны изучить. Но такой метод работает. Детям нравится, когда есть диcциплина и порядок. Когда возвращаются с практики в каком-нибудь колхозе, говорят: вот у нас в колледже правильно, а там — нет.

— Вы говорите, что у пацана после школы в голове «ничего». Кто в этом виноват? Педагоги или родители? 

— Сложный вопрос. Есть родители, которые уделяют мало внимания своим детям. А школа им этот недостаток компенсировать не может. Уроки проверили, зарплату получили — иди, парень, домой. У нас по-другому. Нам приходится их учить всему: носки стирать, зубы чистить, душ принимать. Некоторые, извините, постели белой не видели. Когда составляли акты обследования жилищных условий, ужасались порой. Про это тоже надо говорить.

И алкоголь, и курение, и безопасный секс — обо всем рассказываем мы, потому что родители, я повторюсь, этим не занимаются. Многие дети сейчас растут без родителей, к сожалению.

Моем их, чистим — и через пару месяцев это уже другой человек. А потом ребенок работает, видит результаты своего труда. Это и есть воспитание. У нас замечательный коллектив неравнодушных людей, которые искренне хотят, чтобы у ребят все в жизни получилось.

Полуфабрикаты

— Проблема вузов, в том числе минских, профильных, в том, что они готовят «полуфабрикаты», — рассуждает собеседник. — Приходит оттуда в реальную жизнь молодой человек, потративший 4—5 лет на учебу, и из него снова надо что-то «лепить». Ему не хватает практики, он не приспособлен для работы в таких тяжелых экономических условиях, как у нас сейчас. Но родители по-прежнему тратят большие деньги, желая получить диплом о высшем образовании, который после никому не нужен. В результате в обществе появилась непонятная прослойка неприспособленных к жизни, но чрезвычайно амбициозных людей. Идут постоянно звонки — «помогите с трудоустройством». Женщины с высшим образованием готовы работать уборщицами! Такие реалии.

Выпускник нашего колледжа готов ко всему. Потому что ученик 5 лет варится в настоящей жизни. Поступил после 9-го класса, окончил первую ступень, его зацепило — учится дальше. И когда приходит уже на предприятие работать, ему все легко, он там уже на передовой был, знает, почем фунт лиха.

Об имидже и «хабзе»

— ПТУ и «хабза» до недавнего времени были ругательными словами, да и сейчас все еще не очень приятно звучат. Стоит ли удивляться, что все мечтают о высшем образовании?

— Я вам расскажу историю. Встречаю как-то в минском магазине парня. Подходит, руку жмет: «Как там НАШ колледж?» Я и не помню его уже. А они помнят. Видзовский колледж — это бренд, хотя мы не сразу, конечно, к этому пришли. Это был тяжелый путь.

Имидж нужно формировать из мелочей. Вот вам пример. У нас работает 14 кружков. Звучит скучно. Но достаточно показать ребятам, что делают в этих кружках, и у них загорятся глаза. К примеру, есть огромный джип, который сделали своими руками, — аналогов в СНГ не имеется. База — ГАЗ-66, «морда» от «Волги», капот от «Москвича», кузов — от Ford Explorer. Машина на ходу. Собрали катер шикарный с «сердцем» от BMW. В фойе стоит мотоцикл. Создали популярный музей. Это такие «фишечки», как сейчас выражаются. Изюминки, благодаря которым они потом не стыдятся — «ай, закончил хабзу», а говорят с гордостью, где учились.

Мы и бренд свой развиваем так, чтобы он звучал гордо — Vidzy college. Нормально же звучит? Так и должно быть. Нашли флаг поселка первыми — золотая пчела на красном щите. Имеем собственный флаг. Это тоже «фишки». Поймите, пока мы не начнем сами для себя жизнь украшать, толку не будет. Будет существование, а не развитие.

О бизнесе и образовании

— Принято считать, что в образовании не может быть денег, поэтому и развитие так себе. У вас какая-то своя модель?

— В Витебской области 12 заведений, которые имеют в составе, как и мы, так называемые учебные хозяйства. Разница в масштабах. У нас «внебюджетом» занимаются 19 человек. У остальных гораздо меньше. Фактически мы не зависим от государственного недофинансирования, а в год зарабатываем чуть больше 300 000 рублей новыми. Крутимся, ищем партнеров. Bosch, например, с нами сотрудничает. В бизнес-части те же проблемы, что и у других сейчас. Переработчики не платят за продукцию, которую сдаем. 100 тонн яблок сдали в Борисовское райпо — деньги зависли. И так далее.

Вот что мы поняли наверняка. Для успешной работы надо переходить на самообеспечение. Мы занимаемся различными видами деятельности, даже собственную выпечку и хлеб стали делать, возрождая видзовские традиции. Это в разы дешевле.

— Директору важно быть менеджером или педагогом?

— Важно и то и другое. Но педагогика — на первом месте. На самом деле я не мог понять сразу, зачем нужны менеджеры в сфере образования, а потом и диплом такой получил. Сейчас думаю: без бизнес-навыков нельзя, такое уже не пройдет.

О выживании и нейронных сетях

В колледже получают 14 рабочих квалификаций. На дневном отделении учатся 250 человек, на заочном — около 60. Еще 500 взрослых каждый год проходят через отделение дополнительного образования.

— О престижности каких-то отдельных специальностей сейчас можно говорить?

— Сложно выделить что-то одно. После 9 классов ребята идут на 3 года обучения с блоком квалификаций: тракторист-машинист, слесарь по ремонту машин и оборудования, водитель категории «С». Но кроме того, — и мы это рекомендуем — можно дополнительно получить квалификацию сварщика, станочника. И вот если на выходе у выпускника больше 5 квалификаций, он точно не пропадет. Для этого, правда, нужно пахать, ходить на дополнительные занятия.

— Вы говорите с ребятами о зарплатах, которые их ждут? 

— Наши ребята — реалисты. Мы им объясняем так: кто хочет заработать, тот всегда сможет это сделать. Но зарабатывать надо честно. А для этого нужно учиться. Не какие-то общие слова — единственный сейчас вариант.

С зарплатой все сложно и одновременно просто. Все зависит от планки, которую себе поставишь. Если лодырь и хвосты коровам расчесываешь — одна зарплата. Тракторист с категорией «А» — вторая. А если все категории — это уже другой уровень. Получил категорию «С» — тут же должен получить «Е», чтобы пойти на фуру в перспективе, чтобы был и такой вариант. Чем больше навыков ты получишь, тем больше будешь приспособлен к жизни. Ребята со временем понимают: они приходят сюда, чтобы получить специальности, которые помогут им выжить.

— Мы сейчас о категориях и выживании, а разработчики нейронных сетей тем временем утверждают, что большинству «ручных» специальностей осталось не более 100 лет. Вы в это верите?

— Требования к специалистам будут возрастать. Наверное, тракторист когда-нибудь и у нас будет управлять процессом при помощи джойстика. Но в смерть рабочих профессий я не верю. Для работы на земле и обслуживания всех этих новых и будущих механизмов кадры понадобятся точно. Плюс к этому, вы снова забываете, что не у всех семь пядей во лбу. Но колледж позволяет раскрыть способности и реализовать себя в жизни.

— Все говорят о воспитании людей труда... А как воспитать не исполнителя, а, к примеру, фермера? Человека, который не побоится открыть что-то свое?

— Навыков, которые они получают, хватит и для фермерства. Вопрос ведь не в навыках. Не каждому дано быть предпринимателем и открывать что-то свое, начинать с нуля. Это уже внутренняя мотивация. А сейчас такие времена, что многие, наоборот, хотят пойти на организованное предприятие, где есть стабильность. Но и бизнесом часть наших выпускников занимается, куда без этого.

Мечты о Vidzy City: гостиница, кафе, ресторан, туризм

— Листаю ваш список квалификаций. Есть такая — «повар-официант». С точки зрения карьеры, вдалеке от столицы — не очень перспективно.

— Это вам так кажется. Уже сейчас есть высокий сезонный спрос на поваров и официантов. Мы специальность открыли только в этом году, в качестве эксперимента, и видим потенциал. Вы же знаете: Браславщина — белорусская Швейцария, агротуризм, большие планы… И людям в этой сфере нужны знания. Соответственно — нужна квалификация и переквалификация. Но я смотрю на все это глубже. Как можно учить чему-то на пальцах? Хотим организовать учебно-образовательный комплекс, или, как сейчас модно говорить, кластер, связанный с туризмом. Чтобы на практике обучать по специальности «туризм и гостеприимство».

Смирнов говорит, что коллектив колледжа давно перешел от слов к делу. В столовой сейчас оборудуют лабораторию для обучения поваров. К июлю к ней сделают пристройку, и в Видзах появится первое полноценное кафе на 140 «квадратов».

— С кухней 19-го века в лучших белорусских и литовских традициях — с домашними блюдами, всякими колбасками и бульбянками, со свежей вкуснейшей выпечкой. И без алкоголя. Это будет место для жителей поселка и для проезжающих туристов. А главное, что практику в нем будут проходить наши ребята. Бесценный опыт.

Есть здесь и более масштабный проект — с рестораном, гостиницей и сервисами для туристов.

— Если в двух словах — это будет «Заездный двор» комплекса Vidzy City. Центром является колледж, образовательный процесс. А вокруг — кафе, гостиница, туристические маршруты. Планируем построить этнографический дом, баню с купелью, точку по продаже сувениров, мастерские по сбору гужевых транспортных средств, навес для бричек и дилижансов и т. п. Выбирай любое ТС — езжай по маршруту или в наше вольерное хозяйство, чтобы оленей, кроликов и страусов покормить, или на рыбалку, или на пляж. Все это будет работать по-настоящему, а учащиеся здесь же получат практические навыки.

У нас и в других сферах образовательный процесс построен таким образом. Есть лаборатория для каменщиков-плотников, но она пустует, потому что ребята учатся делу на реальных объектах. И при этом получают за это деньги. Иногда больше, чем их родители.

— Все это замечательно, но Vidzy City… Инвесторы с миллионами хотели делать здесь туризм в цивилизованном виде и сгинули. Почему должно получиться у вас?

— Может, потому что эти инвесторы были со стороны и не вкладывали душу? Мы планируем вкладывать. Цена вопроса — 350 000 евро с учетом нашего софинансирования. Ничего невозможного. Инвесторов пока нет. Но есть интерес. Все получится. Мы не мечтатели, сами на таких мечтателей насмотрелись. Мы практики.

В здании общежития оборудовали музей. Нам показывают фотографии Видз 100-летней давности. Банк, аптеки всемирно известной сети, реклама на домах…

— Куда это все делось? Как будто и не было ничего, — продолжает директор. — Когда-то Видзы были уездным городом, а Браслав — так, местечком. Мы начали копаться в архивах, выяснили, что нашему учебному заведению 213 лет. Колледж в начале 19-го века был филиалом Виленского университета. И первые специальности перекликались с сегодняшними — огородничество, естествознание, технические дисциплины. Это очень важно — понимать, что у тебя есть история.

В то время Видзы были известны тем, что отправляли на экспорт до 150 000 гусей ежегодно. И ни один рождественский стол в Европе вплоть до Рима не обходился без нашего гуся. Почему бы и это не использовать как бренд? Может, так кафе и назовем — «Видзовский гусь».


В Видзах хотят, чтобы их колледж зазвучал на всю страну и не только. «Где тут Оксфорд?» — спросите вы, и ответ пока такой — в концепции. Видзовская задумка — создать место для учебы, которое будет не просто финансировать себя само, но и влиять на жизнь вокруг, будет развиваться, а не стагнировать. Вопрос, насколько этот неформат жизнеспособен в условиях форматной белорусской системы образования, остается открытым.

Какое будущее ждет людей с высшим образованием? Ответ (и совет) нашего иллюстратора Олега Гиреля

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Николай Козлович. Фото: Максим Малиновский. Иллюстрация: Олег Гирель
ОБСУЖДЕНИЕ