246
30 сентября 2016 в 8:00
Автор: Александр Владыко. Фото: Александр Никонов

Бизнесмен с дипломом программиста: «Я мог бы завидовать разъехавшимся по миру однокурсникам, если бы не занимался своим делом»

Каждый раз, просматривая данные о средних зарплатах, буквально цепляешься взглядом за одну строчку, цифры в которой в разы больше, чем в любой другой. Что должно было случиться, чтобы, получив диплом после окончания факультета прикладной математики и информатики БГУ, человек без богатых родителей и выигрыша в лотерею ни разу не вышел на заветную для многих работу и не пожалел об этом? И такой человек нашелся. Дмитрий рассказывает, как одна поездка в США изменила его жизнь и почему ему хорошо в малом бизнесе. История риска, который оказался успешным, — в материале Onliner.by.

— Мне всегда нравилась математика. Поэтому на ФПМИ я учился нормально, но за компьютером не сиделось. Не лежало сердце к программированию, понимаете?

С Дмитрием мы разговариваем на фуд-корте Galileо. Сейчас здесь работает его розничная точка. Но история бизнесмена, а не студента ФПМИ началась в 2004 году.

— Тогда набирали курс в Институт бизнес-технологий «Атлант-М». И мне повезло попасть туда. Еще и стипендию долларов 50 платили — приятно! Учеба проходила в вечернее время параллельно с 5-м курсом ФПМИ. Маркетинг, менеджмент, финансы — там я получил больше практических знаний, чем в БГУ. У нас преподавал Сергей Шеин [сейчас — директор института — прим. Onliner.by], который такие интересные истории рассказывал! Сейчас я осознаю, что многие из них были сильно приукрашены и даже не могли случиться в реальности, но для понимания бизнес-процессов и учебы — то что надо. Там я узнал, что в бизнесе — как на войне: есть крестьяне и воины. Первые поддерживают дело, вторые развивают. А ФПМИ я благодарен за развитие логики и математики.

После года учебы Дмитрию предложили работу в холдинге.

— Тогда была идея сделать на базе какого-нибудь автоцентра обучающую базу для молодых сотрудников. Выбрали Брест. Туда я поехал заниматься финансами. Было скучно, честно говоря. Поэтому при первой возможности вернулся в Минск. В компании-импортере Volkswagen открылась вакансия. Там я занимался финансами еще около полутора лет. В «Атлант-М» тогда бизнес был построен неплохо, тем более для Беларуси.

Я был обычным младшим сотрудником — таким платили не много. Это нормальная практика для любой крупной компании: социальные плюшки, корпоративы, кофе, приятный офис и строчка в будущих резюме. Сначала все это хорошо и работает, но потом уже начинает хотеться самостоятельности в принятии решений и денег, чтобы тратить их по собственному усмотрению. Конечно, топ-менеджеров мотивировали лучше. Но сейчас я уверен: при удачном стечении обстоятельств свой бизнес все равно приносил бы им больше.

Потом на полтора года я стал руководителем отдела еще одной компании холдинга, которая занималась грузоперевозками.

В 2009 году Дмитрий наконец получил визу в США. Не с первой попытки: за много лет до этого уехала за океан и осталась там его старшая сестра, поэтому во въезде ему отказывали предсказуемо долго.

— Я поехал на месяц и увидел то, что должен был увидеть для понимания своей цели в жизни. Я назвал бы это словом «движуха». Какой город? Да неважно! Мы час летели вдоль восточного побережья, и вся земля под крылом самолета горела ночными огнями. Вот это энергия, думал я.

Потом меня впечатлил бизнес сестры (у нее с мужем ресторан). Впечатлил с первого взгляда: настолько там было просто, что захотелось бросить все и начать делать в Минске что-то подобное. Идеи у меня рождались одна за одной: мексиканские чуррос, пицца, бургеры. Главное — и этому меня научила сестра — хорошее место для старта.

Через месяц я вернулся в Минск. Идеи есть, а денег мало. На зарплату в «Атлант-М» бизнес не начнешь. Спустя несколько недель пошла текучка, и пыл стал угасать.

И тут сестра говорит: «Зачем тебе работать на кого-то? Приезжай, английский подучишь, поможешь нам с бизнесом, подтянешься». Долго не думая, я уволился и поехал в США на год.


В Америке Дмитрий работал на общих основаниях у сестры. Экономя на проживании и питании, за год он смог накопить определенную сумму.

— Кажется просто, но это не так. Соблазнов потратить деньги там намного больше, чем в Минске. Можно сесть на самолет и полететь зимой в Калифорнию, например. Американцы уверены в завтрашнем дне и легко тратят деньги. Это большой плюс для экономики. Потому и бизнес там развивается легко: к тебе точно завтра придут и купят мороженое или бургер. Они никогда не сидят дома по вечерам или в выходные.

Название для своей будущей фирмы Дмитрий придумал там же.

— Однажды мы зашли в калифорнийский бар и заказали по коктейлю. Понравилось, стали спрашивать рецепт. Продавщица-латинос плохо говорила по-английски, и главное ее объяснение было «People like it, people like it…». Потом мы весь вечер прикалывались над этим и вдруг решили, что это есть офигительное объяснение: какая разница, из чего что делается, если людям нравится?

— Одним из бизнесов сестры был смузи-бар. Мне казалось, что это оптимальное по соотношению затрат и отдачи дело. Я подошел к этому серьезно, написал бизнес-план.

— По белорусским или американским реалиям?

— Скорее, как оказалось, по американским. Безо всяких оговорок по поводу потенциальных вопросов с санстанцией или налоговыми органами. Там же другой принцип: открываешь ресторан и работаешь. Провинился — накажут жестко, вплоть до закрытия ресторана. Если клиент подавился или поскользнулся, сработает страхование ресторана, чтобы справляться с потенциальными исками. Если есть жучки-паучки, об этом быстро станет известно через соцсети, и люди перестанут ходить. Рынок отреагирует быстрее санитарной проверки — ресторан обанкротится. У нас же иначе: сначала надо доказать состоятельность, а потом начинать работать. Вроде бы смысл один и тот же, но…

Хочу, чтобы мой бизнес оставался малым бизнесом. Периодически с улыбкой встречаю планы открыть в Беларуси сеть из 20—30 заведений. Все, кто обещал такое, обычно быстро сворачивались.

У нас бы сработал американский принцип, он дал бы толчок для роста конкуренции. Вот на этом фуд-корте в Galileo настоящие рыночные отношения, здесь тяжело вести бизнес. Но все стараются, есть регулятор в лице арендодателя, поэтому поддерживаются и качество, и внешний вид. А есть фуд-корты, где точки разные, но принадлежат одному собственнику. Может, потому они и не такие успешные.


Из США Дмитрий привез денег, которых хватило бы на покупку новой машины, но для старта бизнеса их было впритык. Он занял еще немного и чуть позже взял кредит в банке.

— Мне повезло с местом. Я вернулся в феврале 2010 года, в марте зарегистрировал юрлицо и уже в мае открыл первый объект в ТЦ «Глобо» — бар свежевыжатых соков с мороженым и смузи. Это были минимальные инвестиции, никакого премиума. Людям понравились смузи, это было новинкой.

Но лето выдалось жарким, и заработанных за летние месяцы денег мне хватило, чтобы окупить все затраты и даже начать другой бизнес — привозить технологическое оборудование для баров, ресторанов и производства мороженого.

— Важный вопрос: это нормальная ситуация, когда ты представляешь бизнес одним, а совсем скоро он начинает вести тебя совсем в другую сторону?

— Это не то что нормально — так чаще всего и бывает. Ты плывешь, и открываются новые возможности. Главное — что-то делать. Изначально я хотел создать сеть типа Jamba Juice. Но это оказалось утопией. В США много мест — заезжай и делай бизнес, вода, электричество, рампы — все есть. Будто хозяева зданий все знали и предусмотрели заранее. А у нас такого нет. Мест совсем мало.

Мы открыли второй объект, третий. Но чем больше их появлялось, тем понятнее становилось: бизнес не масштабируется, управлять этим все сложнее и сложнее. При небольшом товарообороте нанять хорошего администратора с достойной оплатой невозможно. В итоге один объект работает в плюс, другой — в минус, третий — в ноль. И смысл? Лучше иметь один-два объекта, которые приносят деньги.

Мы стали закрывать и продавать объекты, оставив один. Поняли, что бизнес нужно диверсифицировать. Сейчас у нас единственный объект — в Galileo, поставка из Италии продуктов питания, технологического оборудования, сервис и консультирование. Всего понемножку, но только так можно жить и развиваться.

Я сейчас должен был быть хозяином самостоятельно работающих объектов, а моя основная задача — время от времени приезжать с Мальдив и проверять поступления на банковский счет. Все оказалось не так, но разочарования нет.

Второе, что я понял, — хочу, чтобы мой бизнес оставался малым бизнесом. Это подходит для Беларуси, где весь рынок сравним, наверное, с миллионным городом в США или со Смоленской областью. Например, в Италии количество микрофирм составляет 60% от общего числа предприятий. Периодически с улыбкой встречаю планы открыть в Беларуси сеть из 20—30 заведений. Все, кто обещал такое, обычно быстро сворачивались.

Неправильно рассуждать, что малый бизнес — мало работы, большой — много. Это похоже скорее на проблемы маленьких и больших детей. В малом бизнесе сложнее потерять, всегда можно поднапрячься и вернуть все или создать заново — все в твоих руках. А в большом бизнесе инвестиции могут сгореть по объективным обстоятельствам.

— Вы на самом деле решили остановиться? Мол, всего достаточно — и хватит? Сколько тогда нужно для комфортной жизни?

— Мне сейчас удобно. Когда родилась вторая дочка, я понял, что надо уделять время и семье. Бизнес рано или поздно уйдет, такова природа нашего существования. Появятся молодые ребята с новыми идеями — к этому нужно быть готовым. А семья и дети — это на всю жизнь.

Сейчас я трачу на бизнес около 10 часов в день, часто работаю в выходные, но это нормально. Если идти дальше и копать глубже, дело съест всю жизнь — и зарыться недолго. Так нельзя.

Как-то устраивался ко мне на работу один человек. Я у него тоже спросил: сколько нужно для комфортной жизни в Беларуси? Он ответил: тысяча долларов на члена семьи. И я с ним согласен. Двое детей и пара родителей — надо $4 тыс. А если один, то тысячи хватит на все.

Мы с женой решили: раз хорошо работаем и напрягаемся, нужно и отдыхать правильно. Например, раз в три месяца надо уехать куда-нибудь на неделю и хорошо отдохнуть.


— В 2010 году вы написали бизнес-план. Представляли себе все так, как и вышло?

— Ну конечно [смеется — прим. Onliner.by]! По тому плану, я сейчас должен был быть хозяином самостоятельно работающих объектов, а моя основная задача — время от времени приезжать с Мальдив и проверять поступления на банковский счет. Все оказалось не так, но разочарования нет. Вообще, бизнесом заниматься интересно. Я столько же лет был наемным работником — от самостоятельной работы пользы и воспоминаний намного больше. Главное — научиться справляться со стрессами.

— Почему молодые стартапы часто заканчивают неудачей?

— Кто-то не рассчитал силы, кто-то — знания или просто много пиарился. Другим просто не повезло. Но я говорю честно: теперь лучше пойду работать водителем Uber, чем на кого-то. Я никогда не вернусь к работе в офисе: там мне уже некомфортно. С удовольствием перешел бы на работу с большой зарплатой, свободным графиком и, что самое главное, нулевой ответственностью. Но так не бывает.

Больше половины моих однокурсников-программистов сейчас живут за границей, работают в крупнейших компаниях по всему миру и в основном по специальности. Счастливы они по жизни или нет — вопрос второй. Не знаю. Семейных людей среди них относительно мало. Я мог бы завидовать им, если бы не занимался своим делом.

Диваны в каталоге Onliner.by

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Владыко. Фото: Александр Никонов
ОБСУЖДЕНИЕ