505
24 сентября 2016 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Малиновский

«Обидно, когда и рабочему в ЖЭСе, и тебе в НИИ платят по 200 рублей». Как минчанин плюнул и за месяц нашел работу с приличной зарплатой

Дмитрий бредил физикой. Закончил физфак БГУ, магистратуру и увлеченно работал над научными проектами для зарубежных стран в НИИ Академии наук. Говорит, что зарплата огорчала, но работа была увлекательной и приносила моральное удовлетворение, несмотря на грустный расчетник. О том, что подвигло парня в 30 лет полностью сменить сферу деятельности на более престижную, читайте в реальной истории трудоустройства.

Дмитрий говорит, что изначально у него не было глобальных планов зарабатывать по тысяче долларов с первого курса. Парень признается: готов был работать преподавателем и вдохновлять молодых людей. Но на третьем курсе при выборе кафедры оказалось, что ядерной физики с преподавательским направлением нет. Да и к тому времени Дмитрий уже успел разочароваться в этой идее.

— Распределился я в научно-исследовательский институт. И вот тут начались качели, — вспоминает он. — Бывало, год получаешь минимальную зарплату. Примерно — хватает только на еду, потом появляется внешний договор (это когда заказчик не наше государство), и премии могли в несколько раз превышать зарплату. Договор заканчивается — снова сводишь концы с концами.

Чтобы было понятно, парень приводит цифры: официальная ставка инженера в НИИ — около $90—100, младшего научного сотрудника — $100—110.

— Я работал на полторы ставки, соответственно государство платило мне около $150, — объясняет он. — Как-то утром по пути на работу проходил мимо ЖЭСа. Пьяные дворники получали зарплату и собирались гульнуть. Очень жаловались на свои миллион восемьсот. Я в тот момент получал чуть больше двух. И периодически бывало, в расчетном листке можно было увидеть очень интересную запись «доплата до минимальной з/п». На такие деньги выживать, конечно, было сложно, помогали родители. Это приемлемо в 20 лет. Но когда тебе 25+, не кажется нормальным жить за их счет.

Жена Дмитрия тоже работала в сфере науки. Молодая семья могла себе позволить оплатить «коммуналку» (благо жилье было свое), телефоны, интернет и купить еду.

«Покупка вещей или лечение зубов давалось проблематично. Когда учился в магистратуре, было очень обидно потерять зуб из-за невозможности качественно полечить»

— Но это «черные времена». Бывали и светлые. Был большой контракт зарубежный, тогда платили хорошо. Премии достигали $500 и больше, если переводить по курсу. Бывали командировки. Можно было за неделю заработать те самые $500, если хорошенько поэкономить, — говорит молодой человек.

«Я не стеснялся подрабатывать грузчиком и разнорабочим»

На тот момент парень мечтал выйти на стабильную зарплату хотя бы в 800 рублей.

— Проблема в том, что я такую, бывало, получал. И полагал, что мои навыки и умения только растут, соответственно, зарплата хотя бы не должна снижаться, — говорит парень. — На практике это выходило очень странным образом: есть деньги — тебе платят, нет — не платят. И в среднем выходит совсем не то, что хотелось бы иметь. Это странная политика, когда ученый должен продать себя другой стране, чтобы хоть как-то заработать, еще и налог с этого заплатить (налог с НИИ и налог с зарплаты). То есть я должен придумать идею, которая была бы востребована, найти людей, готовых платить за ее реализацию, все сделать в лучшем виде, написать кучу отчетов вдобавок. И с этих денег хорошо если 5% получить. Сложно найти смысл в этой логике.

Так молодая пара ученых прожила шесть лет. Детей не заводили, жили для себя. Дмитрий вспоминает, что в периоды зарплаты побольше жили лучше, в периоды меньшей зарплаты приходилось подрабатывать даже грузчиком.

— Я не стеснялся брать подработки. Подрабатывал и грузчиком, и разнорабочим, укладывал полы, помогал на стройках, — рассказывает он. — Была возможность помогать в проведении турниров по танцам. Получался хороший приработок. За двое суток работы можно было заработать полную ставку института. Правда, двое суток, из которых четыре часа сна и по полчаса в день на обед.

«Диплом магистра на рынке труда никому не нужен»

Год назад в семье появился ребенок. Этот момент стал ключевым для Дмитрия: молодой папа решился что-то поменять в своей жизни.

— Я понял, что хочу для своего ребенка лучшего. Каждый кризис в стране с резким скачком курса очень больно бил по зарплате. Она оставалась той же, а покупательская способность резко падала, — объяснял он. — Большинство моих друзей работают в IT. Звали и меня неоднократно, но физика как наркотик, сложно отказаться. Это реально очень интересно — создавать и исследовать что-то новое. Но с рождением ребенка я решил: стоит попробовать себя в чем-то еще. А в первую очередь — найти стабильный достойный заработок.

Все изменилось прошлой весной. Дмитрий принял решение фактически в один день и засел за поиск вакансий. По словам парня, работы в околонаучной сфере, к примеру, на том же «Пеленге», не было.

— Диплом магистра можно было положить на полочку рядом с дипломом БГУ. Он реально никому не был нужен на рынке труда, — восклицает молодой человек. — Стóят только умения. Не знания, не способности и прочая дребедень. Умения. Нужно делать полезную работу, быстро и качественно.

Поиски работы продлились месяц. Жена Дмитрия поддерживала, родственники тоже, хотя и жалели, что парень ушел из науки.

«Особенно тяжело с моральной стороны. Осознать, что ты никому не нужен. Стране глобально наплевать на твое существование, у работодателя тысячи таких же желающих — твоих конкурентов»

— На рынке и нужно дико пахать, чтобы куда-то пробиться, — вспоминает ощущения парень.

В итоге Дмитрий выбрал для себя профессию тестировщика. Он разослал не один десяток резюме, ходил по собеседованиям. Попал на стажировку в одну из успешных компаний.

— Компанию называть не буду. Здесь такая политика. Но могу сказать, что приходилось допоздна засиживаться и учиться-учиться-учиться, — объясняет он. — Это колоссальный труд и усилия. Нужно быть готовым поставить на какое-то время крест на свободном времени, семье и заниматься только работой. В итоге я прошел стажировку. Потом еще и трехмесячный испытательный срок. Один мой бывший коллега, Саша, говорил: да что там надо, подучил, походил на курсы и работай себе. Нет. Эти ребята (теперь и я) получают свою зарплату не просто так. Нужно не только что-то знать — нужно каждый день узнавать новое и применять это в работе.

Свою новую зарплату Дмитрий афишировать не хочет. Советует промониторить вакансии и узнать уровень оплаты труда в этой сфере самим. Единственное, о чем сейчас жалеет — что не пошел в IT раньше.

— Пожалуй, меня даже все устраивало, раз не стремился изменить, — задумывается он. — Просто в какой-то момент настало время перемен. Я созрел. Главное суметь найти в себе силы и желание этим воспользоваться. В детстве дед часто читал мне одно стихотворение Николая Заболоцкого — «Не позволяй душе лениться». Очень правильное.


А как устраивались на работу вы, дорогие читатели? Может быть, столкнулись с трудностями или несправедливостью? Либо же, напротив, легко и быстро отыскали хорошее место? Присылайте свои истории по адресу za@onliner.by. Составим реальную картину по рынку труда в стране!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: Максим Малиновский
ОБСУЖДЕНИЕ