Адарья Гуштын, naviny.by" /> Володя, у меня один вопрос: деньги будут или нет? Доля меня не интересует

Суд над Япринцевыми: «Володя, у меня один вопрос: деньги будут или нет? Доля меня не интересует»

 
13 064
28 июля 2016 в 17:18

В суде Центрального района идет процесс по громкому уголовному делу в отношении бизнесмена Владимира Япринцева и его сына Казбека. На скамье подсудимых также находится заместитель гендиректора компании «ТМЦТ» Александр Арабян. Все трое обвиняются в мошенничестве, совершенном группой лиц или в особо крупном размере. Сегодня продолжался допрос Владимира Япринцева. «Володя, у меня один вопрос: деньги будут или нет? Доля меня не интересует», — обратился к нему один из потерпевших.

— Володя, у меня один вопрос: деньги будут или нет? Доля меня не интересует, — спросил Юрий Савяк.

— Я когда-нибудь отказывался платить по долгам сына? Как мне сказали, так я и сделал — переписал долю на Мамиашвили и Аксентьева. Еще раз — речи о том, что деньги были твои, не было, — пояснил обвиняемый.

Адвокат Савяка уточнил:

— Владимир Геннадьевич, вы сказали, что узнали о проблемах от Мамиашвили в декабре 2014-го. Неужели тогда сын не сказал вам, какой масштаб трагедии?

— Нет, если бы он все рассказал, никто бы сейчас здесь не сидел.

Что касается гарантийных писем от компании «Трайпл», то Япринцев-старший пояснил, что подписывал их, чтобы поддержать сына, «мыслей обманывать не было». Он также уточнил, что эти документы носили больше ознакомительный характер — в банке такое письмо никто бы не принял и кредит под него не выдали.

Кроме того, обвиняемый подчеркнул, что на переговорах с Савяком, Мамиашвили, Аксентьевым и его супругой Надеждой Черновой вопрос о поставке топлива ни разу не поднимался, речь шла только о возврате денег.

— Деньги отдавали Савяку, переводили на его компанию, — отметил Владимир Геннадьевич.

По подсчетам обвиняемого, он в общей сложности передал более 1,5 млн долларов Савяку, Аксентьеву, Мамиашвили. И это — без учета доли в «Трайпле» (33%). Свою долю он, кстати, оценивает в 100 млн долларов.

— Уверен, что в сентябре продолжил бы платить по долгам сына. Мы продавали «Кемпински», были на финишной прямой. А потом все сорвалось, когда нас арестовали, — пояснил Владимир Япринцев.

По его словам, Юрий Чиж до последнего не говорил родным Япринцева, что написал заявление в КГБ на своего друга и партнера.

— Я считаю, что мое дело имеет моральный характер. Это вопрос порядочности. Мы были друзьями, братьями [с Чижом. — ред.]. Я сейчас с трудом все это вспоминаю, — заявил он.

Адвокат Владимира Япринцева запросил в Австрии баланс компании Савяка за 2014 год. Исходя из озвученных в суде данных, минус 24 млн долларов, о которых идет речь как о долге, не фигурирует в данных документах. Потерпевший Савяк так и не смог пояснить, почему так вышло.

Кроме того, прозвучало, что Казбек Япринцев и Александр Арабян передали Мамиашвили и его партнерам 6 млн долларов. Однако расписок никто не оформлял.

Вопросы Владимиру Япринцеву задает его сын Казбек:

— Что такое Forex, на твой взгляд?

— Не знаю. Ставишь на валюту и ждешь — не уверен... Я знаю, как заднюю подножку поставить, чтобы человек не играл на Forex.

— Документы о Forex следствие представило?

— Нет, — пояснил Япринцев-старший.

Адвокат Владимира Япринцева еще на первых судебных заседаниях заявлял ходатайство о том, что Андрей Рабцевич не может проходить потерпевшим по делу, поскольку деньги по топливному контракту были перечислены со счета одной компании (в Шотландии) на счет другой компании (офшор на Виргинских островах). В уголовном деле потерпевшим может быть только физическое лицо.

Однако Рабцевич, похоже, подстраховался и заключил договор займа с Владимиром Япринцевым в счет погашения долга Казбека и его партнеров. По крайней мере, на этом настаивают обвиняемые.

Япринцев-старший отмечает, что по факту деньги в счет займа ему никто не передавал. Говорит, что возвращал Рабцевичу часть долга. Договор был заключен до ноября 2015-го.

Известно, что Андрей Рабцевич параллельно обратился в суд с гражданским иском с требованием взыскать с Япринцева-старшего 6 млн долларов. В рамках уголовного процесса, напомним, он заявил об ущербе в 2,8 млн долларов. По сути, речь идет о двойном взыскании.

Владимир Япринцев сегодня заявил, что также обратился в суд с просьбой признать тот договор займа безденежным, поскольку средства по факту Рабцевич ему не передавал. Этот иск суд рассмотрит после завершения уголовного процесса.

* * *

Показания дает Александр Арабян. Говорит, что познакомился с Казбеком Япринцевым 12 лет назад, вместе учились в «нархозе». Отношения у них были и дружеские, и деловые. Вместе занимались бизнесом с 2004 года.

В 2008-м им предложили работу в компании «ТрайплМеталлТрейд», которая занималась поставками цинка и других металлов. Через некоторое время они стали ее учредителями. У фирмы на тот момент были серьезные финансовые проблемы, долги. Позже компанию переименовали в «ТМЦТ», начали заниматься еще и цементом.

— Это была первая компания по импорту цемента в Беларуси, — уточнил обвиняемый.

В 2006 году Арабян познакомился с Исааком Пападопулосом. Тот работал в нефтяном отделе «Трайпла», консультировал Казбека и Арабяна по бизнесу. Также стало известно, что одна из офшорных компаний, «Дата кросс», была оформлена на Пападопулоса.

Что касается гарантийных писем от «Трайпла», Арабян настаивает, что они имели больше моральный, а не юридический характер. И Япринцев-старший, по его словам, настолько доверял сыну и его друзьям, что особо не вчитывался в текст гарантийных писем и не знал о существовании офшорных компаний.

— Нам клиенты говорили: наш банк готов отпустить деньги, если будет хоть какой-то гарантийный документ, потому что сделка между двумя офшорными компаниями. И мы это письмо отправляли по электронной почте. Оригинал только один раз дали, Савяку, — уточнил Арабян. — Через офшоры работали, чтобы не было проблем с НДС, чтобы была плавающая цена. Тем более мы ведь тоже покупали у офшорных компаний. По-другому работать невозможно, если ты только не являешься переработчиком. До сих пор все так работают, через иностранные компании.

Арабян рассказывает, что Magna Carta College в Оксфорде, в который Япринцев-старший вложил 5,5 млн фунтов стерлингов, прибыли не приносил.

Владимир Япринцев давал Казбеку или Арабяну наличные деньги, чтобы они перечислили их через свои офшорные компании на счет колледжа в Великобритании. Как бизнесмены перевозили через границу сотни тысяч долларов, в суде не прозвучало.

— Я связывался с Вадимом Титовым [один из основателей колледжа. — ред.] после задержания Казбека и Владимира Геннадьевича. Вадим сказал, что знает о ситуации и будет стараться поскорее рассчитаться. Какая сейчас ситуация, не знаю, сам здесь [под стражей. — ред.], — пояснил Арабян.

Арабян вспоминает о взаимоотношениях с Юрием Савяком. Познакомились они в 2013-м.

— Савяк проявил к нам интерес. С ним был заключен контракт [первый из трех, в июне 2013-го. — ред.], где было прописано, что мы должны поставить топливо, если он нам до 2 июля 2013 года перечисляет предоплату на 10 млн. Он в срок не рассчитался, — заявил обвиняемый. — Первая часть от него поступила только 10 июля — 3 млн долларов. Но это были деньги с другой фирмы. Он еще спросил, под какой контракт их провести. Мы ждали остальную часть и примерно 14 июля связались с Мамиашвили, объяснили ему ситуацию. Он был зол на Савяка, сказал, что нельзя подводить людей. И тогда мы договорились, что они дают нам 10 млн в оборот, под проценты.

6 млн долларов Савяк получил от некоего Марка, который продал свою квартиру на Манхэттене в Нью-Йорке. И перечислил их на счет компаний Арабяна и его партнеров, как заявил обвиняемый.

— В итоге мы получили от Савяка 9 млн, а не 10, как договаривались, — заявил Арабян. — Савяка все устраивало. Он говорил, считайте, это наша общая компания [австрийская. — ред.]. Ему нужно было показать оборот для банка. Он хотел кредитоваться по европейским стандартам. Говорил, до 50 млн долларов возьмет кредит.

После этих слов стало понятно, почему на встрече с Япринцевым-старшим речи о поставках топлива не шло. Мамиашвили требовал только возврата денег, как заявил Владимир Япринцев.

Примечательно, что гособвинитель во время допроса Арабяна о поставках топлива в адрес Савяка использовал выражение «мнимый контракт».

Арабян настаивает, что вместе с партнерами регулярно выплачивал Мамиашвили и Савяку проценты за использование их средств. В ноябре 2013-го обвиняемый, по его словам, передал на нужды потерпевшего 500 тысяч долларов.

Дальше Арабян с партнерами планировали взять 25 млн долларов кредит на два года. Савяк, узнав об этом, предложил более выгодные условия. Настаивал при этом, чтобы хотя бы раз в квартал через его австрийскую компанию проходил оборот.

— Это сейчас я понимаю, что он хотел показать оборот Надежде Черновой, — уточнил Александр Арабян.

Надежда Чернова, как ранее звучало в суде, — это гражданская жена Иосифа Аксентьева, которая дала Юрию Савяку 15 млн долларов. Участвовала в переговорах по возврату долга.

Гособвинитель спрашивает Арабяна, почему деньги, полученные от Савяка (3 млн долларов), за сутки разошлись по разным офшорам.

— Это были деньги Мамиашвили, они ушли с офшорного счета, а не со счета компании Савяка. И мы распорядились средствами так, как посчитали нужным. Потому что ранее потратили свои деньги, купили объем.

Читайте также:

Без комментариев