Диалог Япринцева и Чижа: «Мы сейчас с тобой соседи — ты уже выучил, что такое мошенничество?»

 
298
19 июля 2016 в 14:30
Автор: Александр Владыко

Вынести этот эпизод отдельным текстом позволяет исключительность момента. По эмоциональному накалу в этом процессе пока не было ничего более звенящего. В зале стояли Юрий Чиж и Владимир Япринцев. Возможно, де-юре еще партнеры по бизнесу, но уже точно — бывшие друзья. Обвиняемый задавал вопросы свидетелю, но выглядело это будто наоборот.

Япринцев начал диктовать вопросы, как из пушки. Часть из них носила риторический характер:

— Есть люди, которые тебе должны, но не отдали?

— Есть!

— А почему ты на них не написал в КГБ?

* * *
— Ты знаешь, что мне должны большие деньги?

— Знаю.

— Много ли раз я привлекал деньги в компанию? Были ли случаи, что мы не отдавали деньги в срок? На нас хоть кто-нибудь в КГБ написал? [судя по всему, речь идет о том, что в «Трайпле» Владимир Япринцев отвечал в основном за вопросы безопасности — здесь и далее прим. Onliner.by].

— Мы всегда отвечали финансово.

— А сейчас мы не отвечали финансово? Ну да, это кто как и на каких книжках воспитывался [смех в зале нарушил порядок заседания].

* * *

— Ты знал, что я подписывал бумаги? Или я воровал бланки в обход регистрации? У нас же был разговор, и ты мне сказал: «Володь, надо заканчивать с этими документами. А ты знал, что Ботвинко [первый заместитель «Трайпла»] подписывает бумаги тоже и на те же компании, что и я?

— ...

— Когда я переписывал документы по своей доле на Мамиашвили и Ко, мне стало плохо, я попал в реанимацию. Ты мне хоть позвонил раз?

— Ну зачем тебе в реанимацию звонить?

— А было хоть раз, чтобы ты куда-нибудь улетел, а я тебе не перезвонил, чтобы спросить, как дела?

— ...

— Имел ли я возможность получить в «Трайпле» деньги и вывезти? Своим решением?

— Нет.

* * *

— Как в «Трайпле» получают дивиденды? И что такое мошенничество? Ты же сейчас сосед мой [по изолятору КГБ], уже изучил... Ладно, потом вернемся к этому вопросу.

У нас была похожая ситуация с КГБ? Была. Я уехал в США? Сбежал? [вероятно, речь идет о первом задержании Чижа в конце нулевых]. Как я себя повел?

— Нормально повел.

— Имел ли я право моральное и человеческое обратиться к другу и партнеру со своей ситуацией? Что ты мне сказал? В какой срок мы «закроем» долг Мамиашвили?

— Я сказал, что денег у нас свободных нет. И я поговорю с ним.

* * *

— Мы сколько с тобой знакомы? С 80-х годов. Я тебя часто обманывал?

— В последние три года у нас сложились такие отношения, которые сложно назвать прежними.

— А сказать не мог об этом? Мы же не муж и жена! Ты поверил неизвестно кому, а мне не поверил! Гарантийные письма, которые я подписывал, являются серьезным документом? Скажи? Ты же не видел их ни разу! Были ли у меня когда-нибудь отношения с Мамиашвили?

— Не было.

— Ты знаешь, что я делал утром 11 августа до задержания?

— Не знаю.

— Ты с женой вообще общаешься в таком случае или нет? Расскажи, какие отношения были между нашими семьями?

— Ну зачем это?

— А последний день рождения в Сочи ты с кем справлял?

— Ты был с женой. И моя семья.

* * *
— Тебе что-нибудь известно о наличии у меня недвижимости в США? Ты, кроме как от Миши, слышал что-нибудь о моих планах сбежать?

— Нет.

— А когда у меня долю в «Трайпле» переписывали, до ареста или после?

— Не помню.

— Как такое может быть? Ведь мимо Юрия Александровича Чижа мышь не могла пробежать. У нас же была договоренность до 1 сентября.

— Это инициатива Мамиашвили и его юристов — ускорить. Да, договоренность была до 1 сентября.

— Зачем ты моего адвоката звал к себе?

— Я только просил уточнить, что у меня есть информация. Это ваше дело: 15 млн или 32 млн. Ты договаривался с москвичами. Остальное — моя конфиденциальная информация.

— А потом ты сказал, что если он [Владимир Япринцев] не отдаст 40 млн, то до 70 лет не выйдет... Вопросов больше нет.

Читайте также:

Автор: Александр Владыко
ОБСУЖДЕНИЕ