Дело Япринцевых: в зале суда появился свидетель Юрий Чиж

 
257
19 июля 2016 в 10:10
Автор: Александр Владыко

В Минске продолжается рассмотрение дела по обвинению Владимира и Казбека Япринцевых. На прошлой неделе анонсировалось, что сегодня в качестве свидетеля в суде должен будет появиться Михаил Мамиашвили, но вчера адвокат потерпевшего Савяка заявил, что у Мамиашвили сегодня встреча с Путиным. А потом поездка на Олимпийские игры (если российская сборная туда отправится). Сегодня утром в зале появился Юрий Чиж — он допрашивается в качестве свидетеля.

— С Владимиром Япринцевым я знаком примерно с 1983 года, — начал Чиж.

Юрий Чиж в костюме, выглядит уставшим и похудевшим. Мимо обвиняемых прошел молча.

— Компания «Трайпл» работала в сфере торговли нефтепродуктами примерно с 2002 по 2012 год. Нефтяной бизнес остался как узкий сегмент дочерней компании, связанный с АЗС. От поставок нефти в страны дальнего зарубежья мы ушли. Владимир Япринцев этим почти не занимался. Это входило в должностные обязанности первого заместителя.

Обвинитель задает вопросы, касающиеся практики использования гарантийных писем от имени «Трайпла». Напомним, пострадавшие получили такие от Япринцевых.

— Владимир мог участвовать только в переговорах. Изредка, — отвечает Чиж. — Но никаких гарантийных писем никогда не подписывал и не мог. Все финансовые документы «Трайпла» обычно проходили через совет учредителей. Право подписи было у меня, первого заместителя и бухгалтера. Мы редко практиковали подобного рода гарантийные письма — чаще банковские гарантии. Это не было достаточным обеспечением.

Возможно, у Владимира было право подписи — надо уточнить у юристов. Но обо всех письмах я узнал только недавно — все было без моего ведома.

По поводу отношений с Казбеком Япринцевым и Александром Арабяном Юрий Чиж говорит следующее:

— С Казбеком знакомы более 20 лет. После учебы он короткое время работал в ProStore, потом «Трайпл нефтетрейд» они взяли. Это была наша компания, но я настоял, чтобы мы с ней все связи разорвали. Это было 5—6 лет назад.

Арабян? Я не помню, работал ли он в структуре «Трайпл».

Юридический адрес их компании совпадал с адресом «Трайпл». И остался там же после того, как компания «ушла» в самостоятельное плавание.

После этого были предложения от Казбека и Арабяна — я выслушал, но не поддерживал. Только на уровне слухов имел информацию об их деятельности.

Владимир Геннадьевич со мной не разговаривал о бизнесе нефтепродуктов — только просил выслушать Казбека и Александра. Думаю, он знал.

Также Чиж говорит, что ничего не знал об офшорных компаниях по торговле нефтепродуктами.

— Знакомы ли вы с Михаилом Мамиашвили?

— Еще с конца 80-х. Мы оба занимались греко-римской борьбой и через спорт познакомились.

— А Савяк знаком вам?

— В 2013 году вышел на связь Мамиашвили и попросил о встрече в Москве. В ресторан он привел с собой Савяка — тот изъявил желание купить нефтепродукты в Беларуси. Мы к тому времени свернули свою деятельность, я это объяснил. А он уточнил, что от Казбека и Арабяна появилось предложение поработать в этом направлении. Я сказал ему, что они никогда этим направлением не занимались. На этом разошлись и больше к этому не возвращались. Потом как-то еще раз в Москве увидел их [Казбека и Арабяна] вместе с Мамиашвили. Он не стал уточнять — у нас тут свои дела. Это было примерно в 2014 году.

Юрий Чиж помнит, что в июне 2013 года встречался с Мамиашвили и Ростовцевым в ресторане «Золотой гребешок», но не может сказать, был ли на встрече Савяк.

— Несколько раз мы вскользь касались этой темы, но Владимир уходил от разговора об их делах с Савяком, эта тема была ему неприятна. Только в 2014 году я узнал, что там были какие-то деньги.

В 2014 году первый сигнал прозвучал в конце мая. Мне позвонил Аксентьев и в двух словах намекнул, что есть проблемы с Япринцевым, а точнее с возвратом денег. Договорились, что при встрече обсудим детали. Когда я спросил у Владимира, он ответил, что проблема есть, но она техническая. Мол, должен то ли 10, то ли 15 млн долларов, но это небольшие деньги для Михаила.

В сентябре этого же года на чемпионате мира в Ташкенте подошел Мамиашвили — как решится наша проблема? Я пригласил Владимира. Но общего разговора не было: Владимир забрал с собой Михаила и Савяка — они ушли.
В Минск начал часто приезжать Мамиашвили и Савяк. Владимир обратился ко мне за помощью, потому что попал в сложное положение. Это было уже в 2015 году.

В начале августа 2015 года Чиж отправился в Москву на встречу с Мамиашвили и Аксентьевым. Потом подошел Савяк.

— Там я наконец услышал, что было на самом деле. Общая сумма претензий около 32 млн долларов. 15 млн было выдано Аксентьевым, остальные — Мамиашвили и в какой-то степени Савяк.

Савяк выступал техническим партнером, отслеживал документооборот, отгрузки, вагоны. Я понимал, что это деньги Мамиашвили и Аксентьева, — уточнил Юрий Чиж.

Напомним, что на прошлой неделе сам Савяк отрицал связь долга и Мамиашвили.

По словам Юрия Чижа, Владимир Япринцев ссылался на задержку в движении денег по банку, «но она же не может длиться месяцами и годами».

— Мы встретились, он сказал, что все накрылось, денег нет, все сгорело, якобы на «Форекс», но документов никаких я не видел. Владимир путано объяснялся. Через несколько дней встретились снова, Владимир предложил переписать все свои акции и доли. В обмен я должен был взять его долг на себя. Но стоимость его доли — вопрос рынка. У меня не было возможности приобретения этих акций.

На встрече в Москве я изложил ситуацию, донес точку зрения Владимира Геннадьевича. Рассказал про его предложение о покупке доли. Но уже тогда нарастала негативная коммерция, рынки падали. А активы у нас сложные — я от покупки отказался. В итоге доля Япринцева была переписана на его кредиторов.

После этого Мамиашвили начал звонить часто: «Мне нужны деньги, выкупай у меня долю». Они прилетели вдвоем с Савяком, мы встретились, выслушал их требования. Михаил рассказал, что завтра Владимир Геннадьевич уезжает в Москву, а оттуда — куда угодно. Сказали, что деньги у него есть на каких-то счетах и он готов к смене гражданства. «Обеспечь мне встречу на высоком уровне — я напишу заявление». Другого варианта у меня не было — пишите заявление.

Владимир Япринцев иронично улыбнулся в клетке, услышав о своих планах сбежать. Во время задержания у него на самом деле был билет в Москву. Но был билет и обратно.

— 11 августа утром мы снова встретились в гостинице «Пекин». Я уточнил, не изменили ли они свое решение. Обратного хода заявлению не будет. Мамиашвили сказал, что если Япринцев уедет, то разбираться будут со мной — это манера общения Михаила. Затем он сделал несколько звонков и подтвердил — идем в Комитет. Я связался с руководством и попросил о встрече.

— А вы в связи с чем написали заявление от своего имени?

— Пошла какая-то информация о наличии гарантийных писем, волнения среди кредиторов. Могли быть затронуты интересы нашей компании.

Обвинитель зачитывает текст заявления Чижа в КГБ, написанного 11 августа 2015 года:

«Прошу разобраться и привлечь к ответственности моего делового партнера Владимира Япринцева за совершение мошеннических действий. Мне стало известно от Михаила Мамиашвили, что в начале 2014 года Владимир Япринцев привлек под ответственность компании „Трайпл“ 32 млн долларов. В действительности эти деньги в „Трайпл“ не привлекались и не использовались. Со мной как с учредителем данный вопрос не согласовывался. Впоследствии стало известно, что деньги были переведены Владимиром и Казбеком Япринцевыми на подконтрольные им счета в офшорных компаниях. Ко мне обратился Мамиашвили по поводу долга. Владимир Япринцев мне объяснил, что они с сыном „потеряли“ деньги на биржевых сделках, невыгодно вложив деньги в акции зарубежных компаний».

— Обратились бы вы в КГБ, если бы Мамиашвили не прилетел и не сообщил о якобы готовящемся вылете Япринцева из Беларуси?

— 11 августа нет. А потом… Вскоре пошли какие-то иски и требования на имя компании «Трайпл», появились гарантийные письма, подписанные Владимиром Геннадьевичем.

Адвокат Савяка спросил о том, известно ли Чижу о долге перед своим подзащитным.

— Через конфиденциальные источники мы получили информацию о переводах между офшорной компанией и австрийской фирмой Савяка. В сентябре встретился с Савяком, попросил подтвердить сумму долга в 32 млн, потому что по моим документам — 24 млн. При этом там были возвраты, псевдопрогоны денег. Реальных денег я не видел больше 15 млн. Потерпевшим я вижу одного Аксентьева и группу компании «Трайпл», которая оказалась в такой ситуации.

По словам Чижа, в результате сделок по возврату долга еще один пострадавший Андрей Рабцевич стал владельцем доли ProStore.

Кроме того, Юрий Чиж сказал буквально:

— На встрече со мной Савяк сказал, что никакого бизнеса у его компании, связанного с нефтепродуктами, не было.

И подтвердил, что Владимир Япринцев возвращал части долга денежными переводами и наличными. О конкретных суммах сказать не может.

— Знаете ли вы, что примерно через полгода после нашего задержания ко мне обратились сотрудники КГБ и предложили обменять свободу на информацию о вашем бизнесе? Я отказался. Потому что есть вещи выше денег и бизнеса. И вам того же желаю, — обратился к Чижу Казбек Япринцев.

— Хотите скандал — будет скандал! — сказал Юрий Савяк и стукнул кулаком по деревянной стойке. — Я завтра в Австрии буду возбуждать дело. Это мои деньги! Лучше бы встали и извинились вот эти два сопляка, и отца бы выпустили!

Судебное заседание продолжится завтра.

Читайте также:

Автор: Александр Владыко
ОБСУЖДЕНИЕ