«Минск изменился, но все равно очень медленный»: белорус получил грин-карту, бросил машину, квартиру, комфорт и уехал в Сан-Франциско

 
491
08 июля 2016 в 8:00
Автор: Александр Владыко

Вечернее небо хмурилось, а вместе с ним — и молодой, но уже консервативный администратор модного кафе: «У нас нельзя фотографировать без согласования». С трудом усевшийся за стол открытой террасы тираннозавр, готовый к съемке на радость и потеху минчан, медленно встал и грустно вышел: «Все нормально, узнаю́ родной Минск». Под тонкой кожей динозавра — Евгений. Год назад он, работая в IT-компании, выиграл грин-карту и уехал в Сан-Франциско. В среду мы встретились и поговорили о том, стоит ли уезжать почти в 30 лет, тем более когда здесь есть квартира, машина и отличная зарплата.

Женя приехал в Минск в отпуск. Костюм Ти-Рекса он привез из Сан-Франциско. Говорит, что хотел потусить и взбодрить улицы столицы. В принципе, это получилось. Когда он гулял по городу за несколько дней до интервью, ни из одного места его не прогоняли. Да и сейчас смешной костюм с надутой задницей выглядит просто уморительно. Только одна девушка прошла мимо с таким видом, будто для нее динозавры — это в порядке вещей. Остальные улыбались, фотографировались. Дети вообще теряли дар речи, не веря своим глазам. Это обстоятельства жизни в Беларуси стрессовые, а так мы веселые люди. Как оказалось, доказать это легко, стоит лишь переодеться в шутовской костюм.

— Когда люди в Сан-Франциско по вечерам выходят на тусовки, то рядом идут люди в костюмах, пижамах и обычной одежде. Все настолько яркие и разные, что по нашим меркам там сплошные хипстеры.

В Минске в этом костюме я в центре внимания. Все шутят. Подгулявшие ребята высказываются в духе «Э, сюда иди, динозавр». А люди поинтеллигентнее просто смеются. Многие думают, что я какой-то промоутер, нанятый клубом или кем-то еще. Ну и пусть думают. Пора учиться расслабляться и отдыхать без оглядки на общественное понимание.

Женя говорит, что ему самому хватило года, чтобы утратить ненужную стеснительность.

— Около полутора лет назад я получил письмо с сообщением о том, что выиграл грин-карту. До этого много раз пытался получить американскую визу, но — по разным обстоятельствам — с отрицательным результатом, — рассказывает Женя, сняв костюм. — Поэтому был очень рад.

В причинах этой радости мы и попытаемся разобраться. Примерно в одно время (так совпало) с билетом в США Женя получил ключи от достроенной и отремонтированной квартиры. Еще у него здесь была машина. И работа в IT-компании с зарплатой, от которой на глаза большинства белорусов навернутся слезы. То есть многие из нас были бы готовы сложить ручки после достижения этих целей, потому что за ними ничего больше и нет.

— Я не занимаюсь программированием, работаю в отделе продаж. По большей части успешно, — рассказывает Евгений. — Но глупо же было не попробовать?

Жене немного повезло: он перевелся в американский офис белорусской IT-компании. То есть приехал уже с работой и какой-никакой по американским меркам зарплатой. Сначала он поселился в техасском Остине, а спустя месяц-два переехал в Сан-Франциско — один из самых дорогих городов страны.

— По жилью — самый дорогой, — уточняет Евгений. — Для нормальной жизни здесь нужно зарабатывать от $8 тыс. в месяц: поесть, ни в чем себе не отказывая, поразвлекаться, жить комфортно и еще откладывать на будущее. У меня все скромнее: комната в квартире с общей ванной и кухней за $1100. Сам готовлю еду по относительно простым рецептам (крупа, яйца, мясо, много овощей) — на это уходит около $300. По городу езжу на велосипеде, Uber и общественном транспорте — еще две-три сотни в месяц. Остается немного — откладываю.

Не нужно проводить калькуляции, чтобы понять: качество жизни нашего героя упало почти по всем статьям. Даже по погоде: там Женя впервые был вынужден носить шапку и перчатки, чего в Минске за собой не наблюдал.

— В Минске сейчас кажется, что все очень дешево. Только стоимость парковки в районе Зыбицкой неадекватна — около доллара в час. В Сан-Франциско полтора доллара парковка стоит вечером — но, простите, уровень доходов надо же учитывать. Какая-то очевидная диспропорция.

Своего автомобиля у Жени там нет.

— Машину могут позволить себе или таксисты и водители Uber, или очень богатые люди. Если мне очень надо, могу взять авто в аренду — это будет стоить $30—100 в день в зависимости от марки машины. Иногда гоняю на велосипеде. По тротуарам ездить запрещено, есть велодорожки. Но я сделал глупость — купил дорогой велосипед. Теперь боюсь, что украдут. У нас есть товарищ, которого после бара буквально похитили. Он решил подремать в машине — вломились, связали, выбросили по дороге и поехали грабить дом. Вот такой Сан-Франциско. В Минске намного безопаснее.

— Я питаюсь дома, потому что в ресторанах получается дорого, а в фастфуде — плохо. Когда приехал, сразу набрал больше 10 килограммов. Еда жирная. Два раза поел, вышел с друзьями вечером на пиццу — и пошло-поехало. Теперь скинул, вешу меньше, чем до приезда. Бегаю там по 6 километров в день, зал тренажерный и все такое.

В магазинах цены на продукты различаются. От пластмассовых помидоров до дорогого «органик», но продается все! Актуальный тренд — bulletproof coffee — кофе с маслом. Он вроде как сжигает жир и заряжает мозги бешеным количеством энергии. Там 450 килокалорий в чашке. На вкус — полное г…но, а стоит дорого. Но люди пробуют и говорят: бесподобно. Американцев при наличии системного подхода можно подсадить на любую, даже самую бесполезную вещь.

По словам Жени, Сан-Франциско сегодня — столица технологий. Но ехать туда в надежде заработать — утопия.

— Сейчас многих увольняют. Раньше можно было прийти к инвестору и без проблем получить «лимон» на развитие социальной сети для собак. Сейчас идеи должны быть более проработаны, их меньше, движение замедляется. Легко найти работу можно лишь крутым специалистам. Большинству при таких расходах на жизнь остается совсем немного. Поэтому все зарабатывают там не деньги, а связи и опыт.

— Я встаю в 6 утра, бегаю. В 8 начинаю работать. С 15 до 18 — в тренажерном зале, а вечером — тоже работа и бизнес-мероприятия. Еще у меня есть подработка, вообще не связанная с основной квалификацией: лишние несколько сотен в месяц не помешают.

Одиночество? Регулярно. Особенно в первое время, да и теперь по вечерам пятницы, например. Там поэтому все и занимаются спортом. Это не только моя проблема, ведь Сан-Франциско — город иммигрантов. Встретить хороших друзей сложно. Поддерживать отношения — еще сложнее, потому что у всех разные графики.

Минск спустя год показался Жене очень медленным и расслабленным. А еще очень по-женски красивым.

— Когда я прилетел в Минск, у меня челюсть отвисла от красоты наших девушек. Они аккуратны, подчеркивают свои достоинства, модно одеваются. В Сан-Франциско парней намного больше, поэтому девушки там в любом состоянии окружены вниманием. Днем сходила в тренажерный зал, вечером в этих же шортах пошла погулять — ну и нормально.

К вопросу о сложностях, полученных на добровольной основе, Евгений относится философски.

— Купил квартиру, машину. А дальше-то что? А дальше ничего. Попробуй у нас запустить бизнес. В США тоже сложно, но не из-за контролирующих органов, а из-за конкуренции. Каждый день ты просыпаешься и должен быть эффективнее, чем вчера. Я все время помню, что несовершенен, учусь. Поленился? Доделай. Невозможно похудеть, не ограничивая себя в еде. И так во всем. Хочешь стать бизнесменом — пожалуйста. Тебя никто не тронет, пока не будет «косяков». Государство помогает бизнесу: это налоги, все понимают.

У нас страна советов и жалоб на причины. И еще мы слишком много энергии тратим на то, чтобы доказать человеку, что он не прав. Родители живут за городом. Я бегаю по встречке: обочины почти нет. Водитель едет навстречу, мы почти глазами встречаемся — но при свободной дороге он даже не возьмет левее. Потому что я «должен бежать по обочине». Ну, ребята! Зачем?

Евгений говорит, что дает себе еще два года. А потом будет делать выводы и выбирать место для жизни.

— В Беларусь я в любой момент вернусь и буду востребован с таким опытом в продажах и при подобной организации дел на рынке. По сравнению с американцами мы в любой отрасли работаем хуже.

Более того, как только у нас изменится бизнес-климат, вернусь не только я, но и тысячи белорусов. Дома же жить комфортнее, если только не мешают.

За пару недель до отъезда из Сан-Франциско домой у меня руки тряслись, так я ждал возвращения. А теперь вот побыл здесь неделю-вторую, и уже хочется обратно. Как в отпуске побыл. Меня этот ритм уже не устраивает. Вернуться в комфортные условия я смогу всегда.

Быть в форме в любой точке планеты. Тренажеры в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Владыко
ОБСУЖДЕНИЕ