Удовольствие, грех или бизнес? Репортаж с улицы красных фонарей в Гамбурге (18+)

 
405
18 июня 2016 в 8:00
Источник: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков

Когда у жителей Гамбурга спрашиваешь, как пройти на улицу Репербан, они загадочно улыбаются: «Еще одному на улицу красных фонарей нужно…» Жизнь там бьет ключом: около стриптиз-баров обязательно дежурят настойчивые зазывалы, двухметровые трансвеститы под громкий гогот проводят экскурсии, уличные проститутки ждут (в определенные часы) клиентов прямо возле полицейского участка, рядом выступает Кончита Вурст… Но в целом внешне все очень даже прилично, не считая предметов интимной одежды на витринах и силуэтов обнаженных женщин на стикерах, которыми заклеены окна борделей. В Германии секс есть. Немцы решили не быть ханжами, а контролировать эту сферу, и она во многих смыслах на виду: одни получают удовольствие, другие — прибыль, третьи — налоги. Читайте репортаж Onliner.by с улицы, которую немцы называют «греховной милей».

Перед тем как самим идти на Репербан, мы спросили у представителей русскоязычной общины: «Когда раскроете тайны улицы своим детям?» Ответ был примерно таким: «Придет время — они сами узнают, соберутся компанией друзей и поедут». В 1970-х были попытки ввести ограничения на посещение улицы несовершеннолетними. Но это общественное место, и лимиты носят довольно условный характер. Хотя, конечно, увидеть самое интересное юнцам не удастся.

Улица находится в известном районе Санкт-Паули, недалеко от порта. Это самый центр города (интересный факт: первый бордель в Гамбурге появился еще в XIII веке)! То есть ее не прячут, как внебрачного ребенка, и вообще не считают чем-то постыдным.

Первые впечатления: бесконечный ряд стриптиз-баров, публичных домов, секс-шопов, специализированных музеев, яркие вывески, зазывающие на всевозможные шоу, и очень много людей.

Однако все в рамках приличия: никакой обнаженки, пошлости и демонстрации пылких чувств на людях. Только намеки!

Например, окна одного из секс-хаусов заклеены стикерами с силуэтами обнаженных девушек. Кто скажет, что это порнография? В то же время суть донести удалось…

Услуги в борделях стоят от €35—40 и выше. Случайно услышали разговор русскоязычных клиентов, покидавших заведение: «Ну и что такого? Дома лучше и бесплатно».

Напоказ выставлены лишь игрушки для взрослых в витринах магазинов. Относиться к этому можно по-разному. Но прохожих на Репербане они мало смущают.

Мы обратили внимание на группу людей в возрасте, которая громко обсуждала особенность использования выставленных образцов интим-предметов.

Рядом находился ребенок, и его родителей это совсем не смущало. Немцы с определенного возраста обучают детей сексуальной грамотности, и это тоже имеет прагматический смысл: исследования показали, что в информированном обществе среди подростков меньше незапланированных беременностей, случаев венерических заболеваний и прочих неожиданностей. Ну а если родители рассказывают подростку про то, что тебя принес аист, отца нашли в капусте, а бабушку купили в магазине, то юнец, как в том анекдоте, сделает вывод: «В его семье на протяжении трех поколений наблюдается ненормальная рождаемость».

На этой гамбургской улице мы узнали, что, оказывается, аксессуары для утех могут быть элитными и не очень. Вот пример обычного магазина.

А это элитный бутик с аксессуарами для взрослых игр и соответствующими ценами. Не хотите кожаную плеточку за €90?

По соседству расположен магазин видеопроката — сотни фильмов на любой вкус и ориентацию. На этой улице приходит четкое осознание, что секс-индустрия — это не шуточки, а серьезный бизнес.

В автоматах, где мы привыкли видеть плюшевых медвежат, продаются игрушки для взрослых. На Репербане все заточено под одну сферу…

Необходимость соблюдать определенную стилистику касается даже финансовых структур: посмотрите, как обыгран значок банкомата.

Окна стриптиз-баров, как правило, плотно зашторены. Разглядеть что-то с улицы невозможно. Живой рекламой служат зазывалы.

— Стой! Я займу минуту. Вход бесплатно. Коктейль — €8, пиво — €5, — совал нам визитку один из них.

— А можно посмотреть, прежде чем платить?

— Нет. Сначала плати! Ты же понимаешь, там девушки в таком виде, — швейцар сделал жест, демонстрирующий обнаженную фигуру.

На улицах постоянно встречаешь необычных людей. Вот парень в женском платье. Его приятели хохочут. Им весело. Думай что хочешь: то ли прикол, то ли всерьез… Но главное, что он не нарушает ничьи границы и ни к кому не пристает. Это обязательное условие в немецком обществе: делай что угодно, только не посягай на чужую свободу.

Очень много мест, где можно перекусить в любое время суток, — от пафосных ресторанов до уличного фастфуда.

Репербан — место тусовки представителей разных неформальных течений. Нельзя сказать, что в других местах их притесняют, но здесь они чувствуют себя комфортно, как свои среди своих.

Попутно некоторые пытаются заработать, например с помощью сачка. Опять-таки твоя воля: хочешь — давай парню с ирокезом евро, не хочешь — просто пройди мимо.

Бросается в глаза большое количество бродяг и попрошаек. Они спят прямо на тротуаре, широко разложив свои пожитки. Никому не приходит в голову прогонять их. Это тоже часть улицы.

Репербан — центр культурной жизни. Тут находятся несколько театров, оперетта, варьете и так далее. В одном из заведений, когда мы там были, как раз выступала Кончита Вурст.

А еще тут много байкеров. Суровые мотоциклисты приезжают съесть стейк, выпить бокал пива (в Германии ответственность для водителей со стажем более двух лет наступает с превышения 0,5 промилле) и послушать музыку. Да-да, много страниц в истории Репербана исписаны нотами. Улица воспета в нескольких известных песнях и миксах диджеев.

Известный факт: «битлы» тоже начинали здесь. На заре своей карьеры они играли в нескольких клубах Гамбурга. От музыкантов требовали: «Дайте шоу!» И они давали… Именно здесь Джон Леннон (позже он признался: «Я родился в Ливерпуле, а вырос в Гамбурге») играл на сцене с сиденьем от унитаза на шее, надевал персиковые кальсоны и разгуливал по улице, а однажды помочился на головы монахинь, направлявшихся в церковь. Правда, после этого провел целый день в полицейском участке.

Вероятно, в том самом полицейском участке, который расположен прямо в центре Репербана. Это знаковое здание! Прямо возле него уличные проститутки могут ждать своего клиента (работать они могут только в определенные часы). Такой вот парадокс.

В данный момент в Германии в проституции работает несколько сотен тысяч женщин. Легализация данного явления имеет долгую историю, и Репербан в этом смысле — хорошая иллюстрация. Улица наряду с ее обитательницами переживала все протесты: религиозные, социальные и прочие. Какое-то время проституция была условно разрешена (работницы этой сферы не имели права завлекать клиентов, нарушая принципы морали). Потом ее запретили на улицах. Во времена Третьего рейха проституток бросали за решетку, обязывали пройти принудительное медицинское обследование. Но даже при Гитлере работали бордели. С 2002 года в Германии действует специальный закон, который в том числе защищает права проституток. Есть специальные профсоюзы, женщины, занятые в сфере, платят налоги. И со стороны кажется, что все довольны…

Настоящая жизнь на Репербане начинается вечером. На улице появляются импозантные экскурсоводы, одетые, как правило, в короткие юбчонки. Серьезные темы сменяются не очень серьезными, и тогда слушатели взрываются хохотом. Традиционно табуированная тема преподносится в шуточной манере, высмеивается. В этом немцы чем-то похожи на белорусов.

У двухметровых мужчин, одетых в женскую одежду, аудитория явно побольше и экскурсия более увлекательная. Их сопровождают плечистые парни, вероятно, выполняющие функции охранников. Это классический квир (в английском языке так называют геев, этот жаргонизм сродни оскорблению), когда кто-то ставит себя вне рамок половой принадлежности, выполняет иную роль — и это своего рода протест. А «охранники», скорее всего, тоже задействованы в такой игре. Ведь представителям нетрадиционной ориентации на Репербане бояться нечего, и в сопровождении они не нуждаются.

С наступлением темноты возле зазывал появляются привлекательные девушки, которые, вероятно, должны быть наглядным примером того, что ждет вас внутри.

Распахивают двери многие бары, закрытые днем. Что происходит там, можно узнать, только зайдя внутрь. Интерьер лишь одного такого заведения был открыт с улицы. Одетые девушки танцевали возле шеста. Опять-таки ничего такого, что возмутило бы прохожих.

Время от времени мимо нас проходили стайки парней и девушек, которых можно было опознать по одинаковым предметам одежды — шарфам, подтяжкам или шляпкам. Сначала не разобрались, что это значит, потом нам объяснили: «Это ж девичники и мальчишники перед свадьбой. Ребята отрываются!»

При всей свободе на Репербане нет чувства опасности. Однажды к нам подошел темнокожий парень и попытался развести на бокал пива, мол, мы его сфотографировали, он не против, но промочить горло был бы рад. В это время мы разговаривали с русскоязычным моряком. Тот посоветовал проигнорировать запрос, что мы и сделали. Тогда парень… просто ушел. Этот эпизод мы посчитали показательным.

В то же время, когда мы вели трансляцию в Periscope, произошел неприятный инцидент. Обычно охранники реагировали на камеру довольно мирно, даже подыгрывали: мол, давай, заходи. Если же не хотели, чтобы велась съемка, вежливо закрывали объектив ладонью. Но возле одного из заведений мы столкнулись с резкой реакцией ретивого «швейцара». За его спиной не было ничего запретного — только заклеенное стекло. Рядом находилась девушка, которая мило поздоровалась с нами. Вдруг физиономия парня, заметившего нас, изменилась, он подскочил к нам и довольно ощутимо ударил по плечу. Зачем?

Парень (слева) напал на корреспондентов во время нашей трансляции в Periscope

Однако этот эпизод нисколько не изменил общее впечатление. Улица Репербан — это свобода с разумными ограничениями, раскрепощенность, но не пошлость, разрешенное отступление от табу. На щекотливую для нас тему немцы говорят открыто.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков
ОБСУЖДЕНИЕ